«Яхт, самолётов, островов и замков у него нет»
Главное Популярное Все
Войти

«Яхт, самолётов, островов и замков у него нет»

Фото: irkutskoil.ru

Журналисты рассказали о «нетипичном» иркутском миллиардере, который купил себе кусочек Байкала

Восточно-Байкальская межрайонная природоохранная прокуратура через суд пытается вернуть в государственную собственность 860 гектаров на побережье Байкала. Их еще несколько лет назад скупил крупный бизнесмен из Иркутска. В состав спорных земель входят водно-болотные угодья, акватории реки Исток, озера Малый Арангатуй и Чивыркуйского залива Байкала плюс его береговая полоса.

Читайте также

Принадлежал колхозу: Стало известно, как земля на Байкале оказалась в руках иркутского бизнесмена

Предприниматель скупил берег Чивыркуйского залива по частям

Иск о незаконности формирования участка надзорное ведомство подало в августе, однако в ноябре Баргузинский районный суд отказал в его удовлетворении. После того, как об этом сообщил ряд СМИ, на ФГБУ «Заповедное Подлеморье» обрушился шквал возмущённых обращений – люди считают, что отдавать земли принадлежащего ему Забайкальского нацпарка в частую собственность нельзя.

Однако выяснилось, что эти 800 с лишним гектаров никогда не входили в состав резервата, а изначально ещё до его образования находились в собственности рыболовецкого колхоза «Байкалец». После землю поделили на паи и раздали пайщикам. В 2015 году все эти участки выкупил тот самый бизнесмен и оформил в собственность как один.

- Забайкальский национальный парк этими землями никогда не владел, следовательно, никому не передавал и не продавал. Согласно выводам судебного акта, из-за отсутствия установленных границ водных объектов нельзя доказать неправомерность владения примыкающей к водоёмам землёй, – пояснили ранее в «Заповедном Подлеморье» – Судебное постановление оспаривается в апелляционном порядке в Верховном суде Бурятии.

Известно, что предприниматель, прибравший к рукам часть Чивыркуйского залива – полный тёзка председателя совета директоров «Иркутской нефтяной компании» Николая Буйнова, считающегося одним из богатейших людей России. Разобраться в этой истории решил портал «Life». Накануне издание опубликовало большую статью, посвящённую миллиардеру из Приангарья.  

Купить Байкал под дендрапарк

Известно, что раньше Буйнов занимался доставкой леса и деревообработкой. Бизнес прогорел, и он начал поставлять золотодобытчикам горюче-смазочные материалы. А в конце 90-х и сам занялся добычей чёрного золота. За 20 лет принадлежащая предпринимателю Иркутская нефтяная компания (ИНК) разрослась до одного из самых крупных частных предприятий по добыче нефти в России. Топ-менеджеры ИНК говорят, что Николай Буйнов – нетипичный миллиардер: «Яхт, самолётов, островов и замков у него нет...  Если нужно отдохнуть – едет на Байкал ловить рыбу».

Похоже, он осуществил свою «русскую мечту», вполне легально приобрёл заповедные угодья на берегу священного озера. Но прокуратура, как уже говорилось выше, против. Представитель нефтяного магната сообщил «Life», что на купленной территории планируется разбить дендрарий, где можно будет увидеть полсотни реликтовых и эндемических растений – то есть распространённых на ограниченной территории.

Собеседник издания из ИНК заверил: Буйнов не собирается строить на байкальской земле никакой туристической или другой инфраструктуры. И ограничивать доступ к этой территории для путников тоже не намерен – ни сейчас, ни после открытия парка. Но природоохранным прокурорам в страшном сне не могло присниться, что часть берега Байкала окажется в руках частного владельца.

- Байкал – единственный водный объект в России, по которому принят отдельный закон. Российская Федерация гарантировала ЮНЕСКО, что сохранит его, в том числе – что территории озера не будут передаваться в частную собственность, – пояснил порталу представитель прокуратуры.

Забрать земли у миллиардера надзорное ведомство пытается через суд. И раньше получалось. Только в 2019 году оно вернуло в госсобственность 900 гектаров земель на побережье Байкала. Случай Буйнова оказался не рядовым. Суд первой инстанции оставил за ним законное право владения участком. Но прокуроры не отчаиваются.

- Очень много водных объектов, где происходят подобные истории с выкупом территорий частными лицами – например, озеро Личимо. Бизнесмен приобрёл его в собственность и подарил дочери, – вспоминает представитель прокуратуры.

Двенадцать кругов Байкала

Земли на побережье священного озера миллиардеру Буйнову продал бывший рыболовецкий колхоз «Байкалец», существовавший с 30-х годов прошлого века. Колхозники с радостью избавлялись от исконных угодий, которые вдруг стали для них бесполезны, отмечает «Life».

- Последние 15 лет рыбаки жили словно под прессом. Промышленный лов рыбы в байкальских водах запретили ещё в середине нулевых. Для местных сделали исключение – предусмотрели для них возможность ловить рыбу в ограниченных количествах, – пишет издание. – Но квоты снижали и снижали год от года. В 2011-м законодательство снова ужесточили и ввели полный запрет на промышленный вылов рыбы в границах Забайкальского национального парка – даже для местных. Для села Усть-Баргузин с населением в восемь тысяч человек и девятью рыбацкими предприятиями это грозило стать социальной катастрофой – посёлок всегда существовал за счёт рыбного промысла.

На некоторое время запрет снова удалось обойти. Нашли лазейку. Многонациональное население посёлка стало работать, прикрываясь традиционным рыбным промыслом коренных малочисленных народов Севера. Эвенкам и «эвенкам» закон ещё какое-то время разрешал покушаться на богатства Байкала. Фатальными стали ограничения на добычу местного деликатеса – омуля. По словам рыбаков, он был основным источником заработка. С 2005 года допустимые лимиты на вылов эндемика сократились в пять раз. В 2017-м его полностью запретили, что похоронило рыболовецкие предприятия в Усть-Баргузине. В том числе – вышеупомянутый «Байкалец». В лучшие времена на предприятии трудилось 300 человек, рассказывает бывший председатель Семён Дергачёв.

- Колхоз с 37-го года проработал. Я там 30 лет трудился. Отправила партия ещё замом в рыбокомбинат, потом – в колхоз. Председателем стал, 25 лет проработал. Было у нас и нерестовое хозяйство, и звероводство. Первыми звероводческие участки закрылись после того, как закрыли нерпу, не дали отлов (запрет на вылов нерпы ввели в 2009 году). Мы за счёт нерпы зверей держали. Потом сказали, что омуля нету. Как это нету?! На каждом углу продают. А предприятие закрыли, ни налоговой базы, ничего, – сетует Дергачёв.

Колхоз ликвидировали, чтобы не утонуть в долгах. Земли поделили между членами предприятия и продали Буйнову. Купить заповедную землю сначала предложили Забайкальскому национальному парку, но у того не нашлось пары свободных миллионов рублей. Экс-председатель колхоза рад, что продал земли. Печалится лишь, что некуда пристроить невода.

- У меня сегодня невода лежат, потому что никто не покупает. За миллион купил невод омулевый большой, 13 метров высотой и четыре-пять метров длиной. Один раз порыбачил, – вспоминает он.

В тюрьме хоть кормить будут

Сегодня, по словам Семёна Дергачёва, все рыболовецкие предприятия, которых в Усть-Баргузине было около десятка, прекратили работу. Чтобы прокормить семьи, местные занялись браконьерством.

- Люди нигде путём не работают, всяко-разно перебиваются. Потому что рыбалки нету, квот нету. Вот и ходют воруют, лазят. Детей-то надо кормить, идёшь неволей [в браконьеры]. Ну посадят в тюрьму. Так хоть кормить будут. Куда-то человеку надо идти, он каждый день кушать хочет. Вот и выход – или ты рыбу поймаешь, или тебя поймают, – поделился собеседник издания.

Усть-баргузинцы не могут иметь собственного хозяйства, потому что посёлок попадает в охраняемую зону Байкала. Скот держать нельзя – экологическая зона. Морковку сажать нельзя, картошку – тоже. Даже хоронить людей на кладбище. До последнего времени в Усть-Баргузине ещё держался рыбзавод. Его директор Павел Данилов сначала занимался выловом и переработкой рыбы, а потом уже перебивался привозным сырьём.

- В 2017 году всё закрыли по рыбодобыче. Переработка только работает у меня. Но вся рыба теперь привозная – из Хабаровска, с Амура – сорная. Это карась, щука. Запрет на вылов убил здесь всех промысловиков. А браконьеры как рыбачили, так и рыбачат, – отмечает Данилов.

Рыбаки просили помощи у местных властей. Но поддержки им не оказали.

- Нас должен курировать Минсельхоз Бурятии, но там палки в колёса вставляют. Как Москва сказала, так и делают, чтобы на местах удержаться – московские указы никто не обсуждает, – сетует директор рыбзавода.

По его словам, в местном Минсельхозе на время нашли «лазейку» в законах и рыбакам выставили новое условие – купить участки для ловли. Для галочки, чтобы иметь формальное право делать это на Байкале.

- Так и было, но пришла новая директива. Прокуратура надавила, теперь дают разрешение только на купленные участки. А там рыбы нет. В рыбоохране говорят: «Вы стойте на своих участках, можете даже не рыбачить, нам легче так вас охранять, – поделился Павел Данилов.

По его словам, те, кто осмеливается ловить за пределами своего чисто формального участка, нарываются на штрафы. Например, Кабанский рыбзавод оштрафовали на 13 миллионов рублей.

«Life» также рассказал, как на берегу «жемчужины Сибири» обстоит дело с заготовкой леса и как приходится выживать местному населению. В итоге федеральные журналисты пришли к неутешительным выводам.

- За всеми этими рассказами, нормативными документами, постановлениями прокуратуры, экологическими программами и прочими государственными решениями местного и федерального уровня куда-то потерялась жизнь десяти тысяч человек. Они веками ловили рыбу, а теперь нельзя. Научились пилить лес, но им тут же запретили. Скот завести они не имеют права и даже морковь и картошку сажать не могут, чтобы не нарушить уникальную экологию Байкала. Им запретили похороны в родной земле, – констатирует издание. –  А с невысокой сопки за этим наблюдает простой иркутский миллиардер Буйнов. Он купил себе немного Байкала, потому что любит эти места. Его можно понять. Здесь красиво и нетронутая природа. И брошенные на произвол судьбы тысячи бывших рыбаков, так и не ставшие лесорубами.


Читать далее