Главные политические итоги трехлетия Алексея Цыденова
Главное Популярное Все

Главные политические итоги трехлетия Алексея Цыденова

Фото: kremlin.ru

7 февраля исполнилось ровно три года с того момента, как Владимир Путин назначил первого замминистра транспорта России исполнять обязанности главы Бурятии

7 февраля 2017 года в 12:00 по московскому времени мы узнали, что Кремль отправляет главой в республику первого замминистра транспорта России Алексея Цыденова. 8 февраля он впервые прилетел в Улан-Удэ. Спустя три года предшествующие этому события, как и последующие, видятся совсем по-другому. В том числе еще и потому, что 8 февраля впервые правительство Бурятии публично отчиталось перед населением. Совпадение случайное, потому что зампреды отчитывались больше за год своей работы. Но под их цифры невольно вспоминались три года Цыденова у власти. 

Сейчас уже и забылось, как стремительно развивались три года назад события в Бурятии. Дважды назначенный главой республики томич Вячеслав Наговицын за 10 лет правления так и не стал здесь своим. То, что он на первом сроке не сменил одряхлевшую команду Потаповских министров, списали на желание нового главы сначала ознакомиться с регионом. Хотя сам новый глава громко заявил об омоложении правительства. Но уже первое кадровое решение Наговицына до сих пор вызывает вопросы. Это назначение министром культуры малоизвестного сотрудника консульства РФ в Монголии Юлии Ангаевой. Ее называли самым «загадочным министром», и она действительно «загадочно» ушла в 2009 году. Ангаеву сменил Тимур Цыбиков. Почти одновременно с ним появились еще два молодых министра – Алдар Дамдинов, при котором ввели подушевое финансирование  школ, и Александр Манзанов, при котором начали бурно обсуждать коррупцию в сельском хозяйстве республики. Наша газета открыто писала о деле «РАЛИКа» и причастности к ней зампреда по экономике Александра Чепика. Первоначальная эйфория от нового руководителя республики прошла быстро. Оставалась надежда на 2012 год, когда с 1 июня регионам вернули прямые выборы руководителей. 

Дважды назначенный

Но за два дня до сложения президентских полномочий Дмитрий Медведев неожиданно переназначил Наговицына. Он стал последним в России назначенным губернатором. Тогда Хурал ожидаемо проголосовал за второй срок для варяга и даже оппозиционеры рассыпались в комплиментах. Хотя Мархаев (на тот момент депутат Госдумы) открыто заявил, что этим переназначением республику  лишили выборов. Депутат от КПРФ Сергей Будожапов даже проголосовал вопреки своей фракции. 

- Наговицын порядочен, он не замешан в коррупционных скандалах. За время руководства республикой ему удалось создать благоприятный имидж Бурятии, что сказалось на привлечении инвестиций, — раздавал интервью Будажапов. 

Его за такой демарш исключили из партии, зато он возглавил представительство Бурятии в Монголии. 

Но при повторном переназначении «единороссы» хвалили Наговицына за то, что Кремль выделил к 350-летию присоединения Бурятии к России миллиарды на социальные объекты. Среди них республиканский ипподром, который до сих пор напоминает о том, как и кому ушли эти деньги. 

- Он хороший хозяйственник, сдержанный, грамотный человек, с ним приятно иметь дело, но как политик проявил себя слабо, – говорил тогда Игорь Бобков, на тот момент лидер «жириновцев» в республике. 

Словно в насмешку над этими словами, на втором сроке Наговицына грянули коррупционные скандалы, вплоть до ареста в 2013 году министра сельского хозяйства Александра Манзанова. В 2016 году в таком же некрасивом скандале отметился и сам глава Бурятии, когда всплыли подробности с итальянской мебелью для гостевого дома в Сотниково. Лихорадило и внутреннюю политику под руководством Петра Носкова. Редкие выборы в районах проходили без затяжных скандалов, особенно в Тункинском и Еравнинском районах. Даже Айдаева с мэра Улан-Удэ «ушли», как выяснилось позже, не случайно. Усталость  населения от такой власти вылилась в свержение Гершевича с поста спикера Хурала. Его депутаты, еще недавно певшие дифирамбы Наговицыну, теперь обвиняли Гершевича в том, что он стал тенью «главы». Митинги протеста против нового ректора БГУ шли под лозунгами: «Чемодан – вокзал – Томск!» и «Наг, уходя, забери свои носки!». Много шуму наделал псевдошаманский обряд по изгнанию Наговицына из республики. Хотя он сам по всем признакам собирался идти на выборы, для чего был куплен на 50% кабельный канал АТВ. Сам Вячеслав Владимирович устроил прямой эфир на БГТРК с готовыми вопросами и ответами. Среди них только один ответ о праймериз поразил своей искренностью. 

- То есть, если у тебя есть деньги, ты можешь организовать подвоз, скупку голосов, раздачу водки, продуктов и прочее – это всё законно, – заявил тогда Наговицын. – Тогда возникает вопрос: что такое открытые праймериз? Тогда это конкуренция кошельков всего-то-навсего. Больше ничего. 

Этим заявлением он, по сути, поставил под сомнение победу двух депутатов от Бурятии на «госдумовских» выборах – Алдара Дамдинова и Николая Будуева. И, похоже, сам вбил последний гвоздь в свой политический гроб. Потому что утром 7 февраля объявил о своей отставке. Журналисты и политики начали сразу гадать о том, кого Кремль отправит на выборы.  Отметим, что ранее наше издание называло имена возможных кандидатов на главу Бурятии. Среди них и Алексея Цыденова, имя которого назвали в 12:00 по московскому времени. Несмотря на то что в Улан-Удэ было пять часов вечера, мы успели собрать информацию в завтрашний номер газеты. В том числе взять интервью у родителей Цыденова через пять минут после официальной новости. 

Без шуму и пыли

Даже в качестве врио главы Алексей Цыденов сумел аккуратно отстранить от финансовых бюджетных потоков ключевые фигуры, вызывавшие подозрения у правоохранительных органов и нарекания населения и бизнеса. Это Александр Чепик и Николай Зубарев. Зампреды Иннокентий Егоров и Петр Носков предпочли уйти в депутаты Хурала. Последним сдался мэр Улан-Удэ Александр Голков. Заметим, что все они ушли без громких конфликтов. Похоже, что Алексей Цыденов учел ошибку предшественника, который просто встроился в систему Потапова. Демонтаж старого правительства тоже прошел мягко с помощью первого в истории Бурятии открытого конкурса министров и смены зампредов. Хотя сам этот институт до сих пор вызывает много вопросов. Например, зачем их так много или почему нельзя объединить Минпром и Минэкономики? Тем более что большинство сохранившихся промышленных предприятий  имеют владельцев в Москве, которым министр промышленности далекой Бурятии не указ. Не случайно Мишенина, который  то уходит, то возвращается в республику, журналисты со времен Наговицына ехидно прозвали министром того, чего нет.   

Конечно, без неизбежных ошибок не обошлось. Но ушли из правительства те, кто не выдержал темп и динамику, заданные новым главой. Зато первые перемены от его прихода многие жители почувствовали буквально физически. Начался невиданный доселе ремонт автодорог на миллиарды рублей. 

Когда каждый год выборы

Смена власти в Бурятии совпала с началом большого выборного процесса. На первых три года Алексея Цыденова в республике пришлось четыре крупные избирательные кампании. Они не могли не повлиять на ситуацию в республике. Так, после выборов главы в 2017 году Цыденов смог начать долгосрочные политические и экономические проекты. По сравнению с Иркутской областью, с коммунистом-губернатором, Бурятия выглядела более стабильным регионом. Выборы президента России в 2018 году, конечно, были неинтересны  своей предсказуемостью. Но для нового главы республики  они стали проверкой на прочность его позиций. Их укрепила высокая явка на президентских выборах. И это дало старт госинвестициям в то, что было запущено много лет. Начали в рекордно короткие сроки строиться школы и детсады. 

Перемены в исполнительной власти словно потянули за собой кардинальную смену и омоложение депутатского корпуса на выборах в Хурал 2018 года и в горсовет 2019- го. Привычные интриги, популизм и неповоротливость Хурала и сейчас тормозят многие решения. Но копья о депутатские забрала бьются уже реже. Энергия новых депутатов позволяет решать многие задачи быстрее. 

Эхо московских протестов

Как показало время, протестные акции в сентябре прошлого года были эхом московских политических событий и акций протеста. Трудно найти регион в России, где бы в те недели не протестовали по разным поводам. Ситуация в Бурятии успокоилась параллельно с федеральным трендом. Выход Алексея Цыденова к сотням протестующих на митинг был неожиданным и только добавил ему плюсов. Он показал оппозиции, что умеет держать удар. А результаты сразу нескольких выборных кампаний закрепили за республикой статус  стабильного региона в отличие от  Иркутской области, Республики Хакасия или Хабаровского края. У федерального центра в этом отношении железная логика. Федерация охотно инвестирует в стабильные регионы, и Бурятия этим заслуженно пользуется. Прежде всего это касается федеральных проектов по ДФО, тех же дорог, детсадов, школ, клубов, субсидирования авиабилетов, обновления муниципального автотранспорта и прочего. Все они предполагают колоссальный объем вложений и работ и сейчас находятся в разной степени готовности. Цифры об этом с фото новых трамваев, автобусов и построенных зданий сопровождали публичный отчет каждого зампреда. И это было наглядное доказательство того, что политическая стабильность не просто слова. Это предпосылки и условия для инвестирования в республику, что сейчас и происходит. Невольно вспоминался слоган советских времен  «Пятилетку за три года». И это, пожалуй, главные политические итоги трехлетия Алексея Цыденова во главе Бурятии. Интересно, какими будут итоги всей пятилетки?


Читать далее