Хозяйка тайги: Жительница Бурятии спасла лес от хищнических вырубок с ружьем в руках
Главное Популярное Все
Войти

Хозяйка тайги: Жительница Бурятии спасла лес от хищнических вырубок с ружьем в руках

Фото: личный архив С. Синькевич

Более 30 лет Светлана Синькевич охраняет природные богатства родной Тунки

Она с ружьем в руках отпугивала браконьеров и черных лесорубов даже от попыток въезда в родное лесничество. И спасла его от хищнических вырубок. Это тункинцы рассказывают об уникальной женщине, которая еще в 19 лет пришла на тяжелую даже для мужчин работу. 

Мы не могли не напроситься на беседу с таким необычным человеком, предвкушая встречу если не с современной «амазонкой», то с воинствующей феминисткой. Выпросили у директора национального парка «Тункинский» телефон Светланы Синькевич и оторопели от ее первых фраз. Она говорила с характерным бурятским акцентом. Впрочем, для коренных жителей Тункинского района это норма. Вот и Светлана Анатольевна позже в интервью вставляла в свою речь такие слова, как «хасуртник» в значении «ельник» (от бурятского «хасуурта» - ель). 

Второй раз мы изумились, уже когда Светлана Синькевич приехала на встречу. Ожидаемо на стареньком, но мощном пикапе. Неожиданно «гроза» браконьеров и черных лесорубов в жизни оказалась симпатичной женщиной без всякого намека на брутальность. И даже со свежим модным маникюром. 

- В профессию меня привела моя тетя. Я уже поступила на педагога, когда она переманила меня на работу мастером леса. И я осталась в нем навсегда, потом я стала помощником, - вспоминает Светлана начало своей трудовой деятельности. – В то время был еще Тункинский лесхоз и леса заготавливали очень много. Наша древесина шла на экспорт в Казахстан. 

Получается, что наша героиня продолжила славную династию лесничих Полубенцевых. На глазах Светланы Синькевич появился Тункинский национальный парк. Он уникален не только своей природой. Это единственный в России нацпарк, чьи границы совпадают с муниципальным районом. Поэтому по своей общей площади Тункинский нацпарк может поспорить с некоторыми европейскими странами - 1183,7 тысячи  гектаров. Из них леса занимают 1071,8 тысячи га. Это 71% от общей площади парка. Но даже на этой огромной территории Светлана Синькевич явно никогда не заблудится и знает почти каждое дерево. Потому что профессионалы, работающие в лесу, разбираются в нем, как таксист в городе. Это для нас темный лес в прямом смысле темен и одинаков, для инспекторов и лесников в лесу есть «адреса», где указаны кварталы из выделов и делянок. Один квартал от другого отделяют просеки — вырубленные полосы. 

Мы съездили на квадроцикле на прикормочные площадки одного из участков Светланы Анатольевны. Действительно, есть что охранять в тункинском лесу. Все ценные породы деревьев — лиственница, кедр, сосна, пихта, ель - мелькали перед глазами. Местами березы и осины. 

- В нашем нацпарке охраняются не только деревья и животные. Вы знаете, что любимая многими душистая трава сагаан дали краснокнижное  растение? – спрашивает у нас директор нацпарка «Тункинский» Алдар Доржиев. 

Он провел для нас экскурсию по большей части нацпарка. Оказалось, что 51 вид растений Тункинского района занесен в Красную книгу Бурятии, 19 — в Красную книгу России. 

Многие путают нацпарк с заповедником. Национальный парк «Тункинский» - это не только природоохранное, как заповедник, предприятие, но и научно- исследовательское и эколого-просветительское. Курирует нацпарки  Министерство природы и экологии России. 

- В 1991 году был создан наш национальный парк «Тункинский», – вспоминает Светлана Анатольевна. – Переход был плавным. Помню, как все меньше стали заготавливать дрова. Прекратился экспорт леса, ведь СССР развалился. Я перешла в нацпарк сначала помощником, потом инспектором. 

Как же живут люди в Тункинском районе, который одновременно строго охраняется по федеральному закону «Об особо охраняемых природных территориях»? Оказывается, площадь нацпарка разделена на пять функциональных зон:

  1. зона заповедного режима;
  2. зона хозяйственного назначения, которая занята пашнями, сенокосами и пастбищами, жилыми и хозяйственными постройками;
  3. рекреационная зона;
  4. особо охраняемая зона;
  5. зона охраны объектов культурного наследия. 

Поэтому в селах Тункинского района разрешено проживание и допускается ограниченная, экологически безопасная хозяйственная деятельность людей. 

Опасная работа

Туристу и любому незнающему человеку работа инспектора национального  парка «Тункинский» со стороны покажется сплошным удовольствием. Свежий воздух, поразительная красота нетронутой природы. Эдакий живой музей под открытым небом. В реальности инспектору нацпарка не до романтики. Ненормированный рабочий день, особенно с наступлением в весенне-летнем сезоне пожароопасного периода. Расчистка дорог и троп от снега, а леса от бурелома, согласование экскурсий, кормление зверей. А нужно ведь еще регулярно делать обход территории. В пожароопасный период необходимо чаще обходить «владения». Хорошо, что муж у нашей героини тоже работал раньше рядом и понимает долгое отсутствие жены. 

Большей частью работа инспектора нацпарка - это тяжелый физический труд. И даже опасный. Например, один из коллег Светланы пострадал при тушении пожара в начале мая. Ен-Жап Манзарханов осматривал кромку лесного пожара, когда на него упало сухостойное дерево. В результате у инспектора был повреждён позвоночник. Санитарной авиацией пострадавшего срочно доставили из Тункинского района в Улан-Удэ. 

До встречи со Светланой Синькевич мы полагали, что в лесу опаснее звери или браконьеры с черными лесорубами. 

Ружье сдала

- Государственный инспектор в области охраны окружающей среды имеет право находиться на особо охраняемой природной территории с оружием и спецсредствами: наручники, баллончик со слезоточивым газом, электрошокер. Инспектор также может проводить задержание нарушителей и применять физическую силу при необходимости, – подбираемся мы к вопросу о ружье, которым Светлана, по рассказам земляков, защитила свой родной туранский лес. 

Наша героиня смущенно улыбается и признается, что свою служебную «Сайгу» давно сдала. Слишком хлопотно сдавать и хранить. Нужна оружейная. 

- Да и тяжело женщине «Сайгой» пользоваться. Не было случаев, чтобы пришлось защищаться от зверей или браконьеров с черными лесорубами. Их много было в начале 90-х годов. Но толку-то их пугать ружьем, коль патронов не было? Как конфликты с нарушителями решала, надо у них спросить, - улыбается Светлана. 

При такой работе старшего инспектора зарплата у нее чуть больше 20 тысяч. Это при доплате в 1500 рублей за звание «Защитник охраны природы» и 40% при выслуге лет. 

Невольно вырвался вопрос: 

– Что заставляет вас заниматься этим всю жизнь? 

– Люблю свою малую родину. Сейчас даже не представляю, как бы сложилась моя жизнь, если бы стала педагогом, – просто объясняет единственная женщина-инспектор Тункинского национального парка.


Читать далее

Читайте также