В Бурятии стали чаще арестовывать высокопоставленных чиновников
Главное Популярное Все
Войти

В Бурятии стали чаще арестовывать высокопоставленных чиновников

Фото: pixabay.com

Республика вместе с четырьмя другими регионами угодила в очередной антирейтинг

В России зафиксировали резкий рост арестов высокопоставленных региональных чиновников. Об этом говорится в исследовании фонда «Петербургская политика», посвящённом самым значимым событиям ноября. Эксперты отмечают, что последний осенний месяц «стал временем весьма интенсивных арестов и уголовных дел».

- Девять из 55 решений о заключении под стражу крупных действующих и бывших чиновников в регионах, принятых в 2019 году, были вынесены именно в течение ноября, – рассказали в «Петербургской политике». – Регулярные уголовные дела против них создают для региональной и муниципальной власти серьёзные вызовы, нередко ставя под сомнение их субъектность. Лидерами по числу таких дел оказались Бурятия, Дагестан, Калмыкия, Астраханская и Ростовская области.

Санкции, связанные с досудебным ограничением или лишением свободы, затронули девять заместителей губернаторов и глав их администраций, 12 министров и руководителей департаментов, одного председателя регионального парламента, 23 главы крупных муниципалитетов, включая девять бывших, а также десять территориальных представителей федеральных органов власти (по два – УФНС и УФССП, по одному – следственного комитета, МВД, Росреестра, Росимущества, УФСИН и ГИБДД), перечисляет «Коммерсантъ».

Издание напоминает, что в Бурятии в этом году арестовали главу Заиграевского района Александра Бурлакова – на него завели несколько уголовных дел, а сам он сейчас находится в СИЗО. А экс-руководителя Иволгинского Бимбу Дымбрылова задержали по нашумевшему делу о «сиротских» домах в Сотниково и по решению Советского районного суда поместили под домашний арест.

Всего же за четыре предшествующих года – с 2015-го по 2018-ый – против слуг народа в России возбудили 114 уголовных дел, то есть примерно по 28 ежегодно. Соответственно, чиновников, подвергнутых уголовному преследованию в 2019-м, стало больше в 1,93 раза.

По словам президент фонда «Петербургская политика» Михаила Виноградова, «аресты и обыски всё чаще выглядят как озабоченность госструктур ситуацией по тому или иному вопросу». Время от времени интенсивность использования таких мер снижается – например, во время президентских выборов. Однако потребность репрессивного аппарата в подобных действиях остаётся неизменной.

- 2019-ый год принёс серию знаковых резонансных дел, которых не было в 2018-м. Прежде всего, это дела Абызова (экс-министр по делам «Открытого правительства» Михаил Абызов – прим. «Ъ») и Арашукова (экс-сенатор от Карачаево-Черкессии Рауф Арашуков), – отмечает Виноградов.

Зачистки коррумпированной части региональной элиты

Антикоррупционные кампании в регионах проходят регулярно. При этом они вовсе не подразумевают губернаторские отставки, хотя прежде воспринимались как своеобразная артподготовка, подчёркивает политолог Ростислав Туровский.

- Силовые структуры часто напоминают о себе и своём влиянии и активно занимаются зачистками коррумпированной части региональной элиты. Но об ответственности губернаторов за непорядок на территории никто вопрос не ставит, – пояснил эксперт.

Глава Центра электоральных практик Сергей Поляков называет участившиеся в СМИ сообщения об арестах руководителей всех уровней ответом на запрос общества о борьбе с коррупцией. Однако в ряде случаев это может оказаться скорее её имитацией либо связано со сведением счетов между региональными группами влияния или атакой на губернаторов. Хотя «желание власти вести антикоррупционную борьбу, несомненно, есть», считает Поляков.


Читать далее

Читайте также