В Бурятии присяжные дважды спасали от нар пенсионера, на которого «повесили» убийство - новости Бурятии и Улан-Удэ
Главное Популярное Все
Войти

В Бурятии присяжные дважды спасали от нар пенсионера, на которого «повесили» убийство

Иван Михайлов. Фото: Евгений Коноплёв

Чтобы доказать невиновность мужчины, потребовалось целых два года

Накануне на сайте «Медиазона» появилась большая статья журналиста Никиты Сологуба под названием «Синдром отмены». В ней рассказывается, как гособвинение страхуется от оправдательных вердиктов в суде присяжных. Всего автор публикации изучил восемь таких дел и составил перечень уловок, которые позволяют стороне обвинения заранее подстраховаться на случай неудобного для неё решения заседателей. Одна из этих историй – об Иване Михайлове из заиграевского села Новая Брянь. О том, как жителя Бурятии пытались в третий раз осудить за убийство давней знакомой infpol.ru подробно рассказывал еще в мае.

Читайте также

Жителя Бурятии пытаются в третий раз осудить за убийство давней знакомой

Мужчина вызвал «скорую» для женщины, которая лежала возле его дома в крови, и получил уголовное дело

Пошёл кормить собак, а оказался в СИЗО

Всё началось 10 ноября 2017 года. 62-летний Иван Михайлов пошёл в магазин за кормом для трёх своих собак, живших на «фазенде» – дачном участке в километре от дома. Он покормил животных, спустил их с цепи и принялся за уборку вольера. А после заметил, что один из питомцев пропал.

Мужчина вышел за калитку, огляделся и увидел, что собака «стоит, бедная, качается, а с груди – кровь пузырями». Не успел хозяин подойти к своей любимице, как та свалилась замертво. Озадаченный пенсионер поднёс труп поближе к ограде, закрыл калитку и отправился искать виновника случившегося.

Миновав несколько домов, Михайлов услышал сдавленный стон, доносившийся со стороны мусорной кучи. На земле он разглядел лежащего человека – лицо скрыто капюшоном, рука окровавлена. Дачник подошёл ближе, стянул капюшон и понял, что это его знакомая Татьяна Матвеева, с которой он повстречался по пути на «фазенду» и которой помог донести продукты. Женщина, хоть и теряла сознание, произнесла: «Иван, как же больно».

Перепуганный мужчина, у которого не было с собой мобильного телефона, побежал к ближайшему дому и начал стучать в ворота. Но открывшая ему соседка не знала, как позвонить в «скорую». В другом доме никого не оказалось. Вызвать медиков удалось лишь с третьей попытки. Фельдшер и водитель погрузили Татьяну в машину. Вызывать полицию они не стали. Потом врачи уехали, и пенсионер отправился домой.

Когда к Ивану Михайлову пожаловали полицейские, он сидел перед телевизором в той же одежде, в которой вернулся с дачи. Оперативники попросили проехать с ними к свалке, у которой сельчанин нашёл Матвееву.

- Я им сразу рассказал про собаку, хотел показать, куда её перебросил – они так глянули мельком и пошли в избушку мою. А там уже по полной просветили, всё кровь искали – думали, что я там её зарезал, намекали на это всячески. Я говорю: «Да что хотите со мной делайте, только это не я», – вспоминает пенсионер.

На следующий день не признававшего вину Михайлова отправили в СИЗО по обвинению в убийстве. В ходе расследования неопровержимых доказательств против него так и не появилось, отмечает «Медиазона». Экспертиза одежды, которая была на пенсионере в день преступления, не выявила следов крови, кроме собачьей – несмотря на то, что на теле скончавшейся позже женщины эксперты насчитали 18 ножевых ранений.

Не нашли кровь ни в дачном домике, ни на квартире Михайлова. Исследование на полиграфе, которое проводилось дважды, подтвердило, что об обстоятельствах смерти знакомой пенсионер ничего не знает. Не оказалось в деле и свидетелей, которые могли бы видеть само убийство или якобы предшествовавшую ему ссору – по версии следствия, преступление произошло на фоне «внезапно возникших неприязненных отношений», когда Иван и Татьяна якобы выпивали во дворе «фазенды». Орудие убийства тоже не нашли.

«А потом он меня наклонил и бил ножом»

Доказательством, положенным в основу обвинения, стала видеозапись опроса потерпевшей, сделанная за несколько минут до её смерти. Умирающая женщина упоминает имя Михайлова, сбивчиво рассказывая о походе за продуктами, а потом произносит: «Я помогла ему корм для собак донести. Выпила с ним на «фазенде». А потом он меня наклонил и бил сильно ножом. Даже не знаю, за что».

Михайлов попросил о суде присяжных. Они рассматривали дело в Заиграевском районном суде Бурятии полтора месяца – за это время прошло аж десять заседаний. Защитник Павел Мурзин пытался убедить заседателей в том, что потерпевшая в момент допроса испытывала болевой шок, осложнённый кислородным голоданием мозга и алкогольным опьянением, поэтому была неадекватна, а следователь задавал умирающей наводящие вопросы, которые позже вырезал из записи. Заседатели адвокату поверили – 11 октября 2018 года Михайлова единогласно оправдали и отпустили на свободу.

Однако уже в январе 2019-го Верховный суд Бурятии удовлетворил апелляционное представление прокуратуры и согласился с тем, что в ходе процесса защита неоднократно допускала нарушения. В частности, ставила под сомнение полноту продемонстрированной видеозаписи и оглашала показания Ивана Михайлова, согласно которым Матвеева жаловалась, что её избивал сын.

Оправдательный приговор отменили. Пенсионер снова оказался в СИЗО, а в суде ему пришлось ещё раз выслушать материалы уголовного дела, которое он и так уже знал наизусть.

- Всё одинаковое, иногда слово в слово, так что с ума сходишь. Только заседатели другие, да прокуроры – хотя оба полковники, – поделился мужчина с «Медиазоной».

На этот раз для вынесения решения присяжным понадобилось два месяца и 17 заседаний. Михайлова снова оправдали – и вновь единогласно. После этого Верховный суд России предписал Верховному суду Бурятии проверить законность отмены первого оправдательного приговора. Изучив доводы прокуратуры во второй раз, тот назвал их «голословными».

Исключение из правил

Сейчас Иван Михайлов на свободе. Снова обжаловать оправдательный приговор гособвинение не стало – вместо этого районный прокурор принёс пенсионеру письменные извинения за необоснованное привлечение к уголовной ответственности. Поскольку за мужчиной признали право на реабилитацию, сейчас он ждёт решения о компенсации.

- Не считая, что у меня фактически отняли два года жизни, я влетел на кругленькую сумму – сто тысяч одному адвокату, сто тысяч другому, а где их взять-то пенсионеру? Ладно ещё дети помогали. Про здоровье вообще молчу – хожу на прогревания и к невропатологу постоянно, нога отклеивается. До сих пор спать не могу – в СИЗО всё время урывками спишь, тюрьма есть тюрьма. Вот и я теперь дома так же – тюрьма теперь повсюду со мной, – смеётся Иван Михайлов.

Пенсионер уверен, что добиться оправдания ему удалось только благодаря присяжным – «простым жителям Заиграевского района», которые «не отправили бы за решётку невиновного человека». Если бы следствие по делу Михайлова закончилось на три месяца раньше, возможности просить о суде присяжных у него бы не было. Поправки, допускающие формирование коллегий в судах не только регионального значения – республиканских, областных и краевых, но и в обычных, районных, вступили в силу лишь 1 июня 2018 года.

- Одновременно законодатели сократили состав коллегий. В судах субъектов присяжных стало восемь, а не двенадцать, а в районных и гарнизонных военных судах – и вовсе шесть с двумя запасными, – отмечается в публикации.


Читать далее

Читайте также