«Я даже не кошмар увидела, а испытала ужас»: Мать зверски убитой 18-летней читинки предчувствовала её смерть
Главное Популярное Все

«Я даже не кошмар увидела, а испытала ужас»: Мать зверски убитой 18-летней читинки предчувствовала её смерть

фото: Kseniya Zimina / chita.ru

Женщине привиделся страшный сон перед тем, как её дочку расчленил житель Агинского бурятского округа

В начале октября в центре забайкальской столицы нашли расчленённое тело 18-летней читинки. По данным «Чита.ru», сначала на козырьке подъезда одного из многоквартирных домов на улице Богомягкова обнаружили части её тела, которые выбросили с 12-го этажа. А через какое-то время на лежавшую на земле голову наткнулись игравшие поблизости дети. Источник издания в экстренных службах региона рассказал, что девушка работала в стриптиз-клубе.

Преступление произошло ночью на территории жилого комплекса, окружённого забором и оборудованного круговым видеонаблюдением. Известно, что его охраняет ЧОП.

В следственном комитете возбудили уголовное дело по статье 105 Уголовного кодекса РФ («Убийство»). Вскоре задержали и подозреваемого в жестокой расправе – им оказался 38-летний Цырен-Доржи Цыренжапов, снимавший квартиру в том же доме. Как выяснилось, он родился и большую часть жизни прожил в селе Алханай Дульдургинского района, который находится на территории Агинского бурятского округа. Мужчина дважды был судим, в последний раз – в 2010 году. Он нигде не работает, не женат и детей у него нет.

Сначала Цыренжапов не признавал свою вину, но на закрытом заседании 11 октября всё же сознался в убийстве. Ему предъявили обвинение в расправе над девушкой. По ходатайству следователей суд арестовал забайкальца до 6 декабря. 

- По версии следствия, вечером 4 октября, находясь в квартире на улице Богомягкова, на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений обвиняемый совершил убийство девушки 2001 года рождения. Убедившись, что потерпевшая не подаёт признаков жизни, он расчленил тело, после чего сокрыл фрагменты, – сообщили в следственном комитете. – Суд учёл доводы следствия о том, что мужчина обвиняется в совершении особо тяжкого преступления против личности и, оставаясь на свободе, может вновь совершить преступление или иным образом воспрепятствовать расследованию дела.

Зверски убитую девушку похоронили 10 октября. Тогда корреспондентами «Чита.ру» удалось пообщаться с её братом Станиславом, а недавно они взяли интервью и у матери – Светланы Скворцовой. Та заявила изданию, что дочка работала официанткой, а вовсе не танцовщицей в стриптиз-баре.

- Я на миллион процентов уверена, что она не работала стриптизёршей, иначе какие-то большие деньги были бы. Но она одевалась просто, никакого золота не было, деньги с книжки все выдергала – у неё там было 150 тысяч. Мы ей помогали, она работала на вокзале в кафе. Платили тысячу каждый день, – поделилась с «Чита.ру» Светлана Скворцова

По её словам, из клуба дочка ушла через два дня.

- Она говорила, что не хочет работать в «Зажигалке», там бардак. Сказала, что заполнили анкеты с подругой Настей в «Аркадию» (гостиница в Чите – прим. авт.). Но она туда ни дня не вышла. Настя мне потом уже рассказала, когда всё случилось. Пошли в «Аркадию», их уже брали, но они загуляли с парнями и не вышли, – вспоминает Скворцова.

Версию про проституцию мать девушки тоже отвергла.

- Да это вообще глупо, не может быть такого.  Почему я вас домой позвала? Чтобы вы увидели – здесь тесно, маленькая комната (Скворцовы живут в комнате в общежитии – прим. «Чита.ру».). Ей надоело тут лежать, все бока отмяла с этим телефоном. Кто-то позвал, она и пошла – развеяться, отдохнуть. Не удовлетворять кого-то за деньги. Она бы нафуфырилась в таком случае. Если логически подумать. И ещё сказала нам, что вернётся, – подчеркнула женщина.

Кстати, Светлана Скворцова предчувствовала смерть своего ребёнка.

- У нас с Катей, видимо, какая-то связь. С 4-го на 5-е октября во сне я даже не кошмар видела, а испытала ужас и от этого проснулась. Нашарила телефон, начала Кате звонить. У неё выключен. Бабушка звонила ей в пять  утра, уже был выключен, – рассказала женщина. – Она раньше уходила, могла и три дня дома не ночевать – комнату снимала на Красноармейской, но я про это знала. А здесь прямо чувствовала, что надо что-то делать. Вечером давай звонить в больницы. У меня, говорю, ребёнок пропал, 18 лет, вторые сутки нет. Так, с издевательством ответили: «А, ну ничё, придёт ребёночек». Дали какой-то номер, посоветовали позвонить в понедельник, если не найдётся.

Полный текст интервью можно прочитать здесь.


Читать далее