Новая проза. Узловых дел мастер
Главное Популярное Все
Войти

Новая проза. Узловых дел мастер

Евгений Манзанов
3302 1

Рисунок: К. Сонголов

Второе место в номинации «Триллер» (мистика) III литературного конкурса «Новая проза»

Евгений Манзанов - автор рассказа «Узловых дел мастер», занявшего второе место в номинации «Триллер» (мистика) III литературного конкурса «Новая проза». Участник предыдущего конкурса в этой же номинации. По образованию юрист. Окончил юридический факультет БГУ, занимается частной практикой. Первые рассказы начал писать еще в школе, но впервые опубликовался благодаря альманаху «Новая проза». По словам Евгения, литературный конкурс «Новая проза» дает толчок к творчеству, заставляет, несмотря на занятость, сесть за письменный стол. Сюжет для необычного рассказа «Узловых дел мастер» подсказала сама работа юристом. «Очень часто приходится быть свидетелем взаимоотношений людей. Вместо того чтобы помириться, они, наоборот, туже завязывают узел, который мне зачастую и приходится развязывать…» - говорит автор.

Узловых дел мастер

Узел завязался. Да так крепко, что Бильчир уже несколько минут, словно охотящаяся цапля, кидался пальцами на перекрученные шнурки туфель в надежде ухватиться хоть за что-нибудь. Однако узел был настолько мал, а ногти на пальцах настолько коротки, что хвататься было абсолютно не за что и нечем. Тогда, на миг, он задумался о длинных ногтях. Задумка сразу превратилась в образ таких знакомых пальцев. Вчера еще они клацали по клавиатуре компьютера, стоящего в зале. Сегодня же нависающие стены прихожей, оказавшиеся неожиданно цвета, стремящегося к серому, отражали лишь один звук – звук пустоты. Словно прилетевший с большой высоты камень пробил огромную дыру в целлофановом мешочке, как раз в том месте, где, по-видимому, покоилась душа, оставив брешь, ведущую в никуда. Не подозревал Бильчир о своей столь тонкой душевной мембране, как и не разумел, что узел может завязаться так просто. И было ему непривычно грустно.

Тут в дело вмешалась гордость. Змеей втекла она в душевную брешь, вызванная из недр самолюбия, ущемленного уходом Алины. Прикрыв своим хвостом зияющий душевный провал, зашептала она: «Конечно, виновата. Еще бы! Ушла без объяснений. Так не делается! Да за кого она себя принимает?!». И немедленно вонзила свои клыки в опустошенную душу парня, впрыснув дозу столь необходимого сейчас Бильчиру «обезгрусчивания».

Успокоившись, Бильчир взялся искать средства для распутывания поднадоевшего уже узла. Рабочий день приближался. Осознавая это, он бросил взгляд на другую пару обуви. Но она ему категорически не нравилась. Тогда край глаза схватил ножницы, лежавшие на тумбочке со всяким хламом. Бильчир схватил их и оттянул одну из сторон запутавшегося шнурка. «Ну вот, теперь «чик» и – проблема решится. А дальше что-нибудь придумаю!» Только он подумал об этом и почти сомкнул острия на шнурке, как телефон на тумбочке забился в вибрационной агонии, словно в эпилептическом припадке, и двинулся в сторону Бильчира.

– Алло! – с недовольством бросил он в микрофон, все еще держа ножницы на злосчастном шнурке.

– Здравствуйте, Бильчир! – раздался в трубке приятный женский голос. – Вас беспокоит фирма «Узел»! Мы предлагаем вам помощь в развязывании узла на вашей туфле. Пожалуйста, не режьте шнурки. Мы отправляем к вам узловых дел мастера. Ожидайте! – и связь оборвалась.

«Что за бред?!» – только и успел подумать Бильчир, как в дверь квартиры позвонили.

Бильчир отложил в сторону ножницы, подошел к двери и заглянул в глазок. За дверью стоял мужчина в пальто, волосы на голове были взлохмачены, словно их носитель только вышел из душа, а в руках пришедший держал сумку с фермуарами, походившую на старый кошелек для мелочи.

Видимо, почувствовав взгляд из дверного глазка, мужчина заговорил:

– Доброе утро, Бильчир. Разрешите представиться – моя фамилия Дорадо, и я узловых дел мастер. Разрешите войти, я непременно распутаю такой досадный и не ко времени образовавшийся узел на вашей обуви.

Стоявший по другую сторону двери Бильчир опешил и попытался сообразить, что ответить на поступившее предложение. Почувствовавший на этот раз смятение, исходившее от хозяина квартиры, странный мужчина заторопился, по всей видимости, внести ясность в ситуацию и выдал:

– О, можете быть спокойны. Я профессионал, и не первый год занимаюсь распутыванием. Моя репутация важна для меня. Поэтому все будет исполнено в лучшем виде и достаточно быстро, – голос пришедшего обладал странным оттенком вороньего карканья.

– Мне ничего не нужно. Спасибо! – выдавил из себя Бильчир.

Гость резко подпрыгнул, видимо, возмущенный услышанным, и, приблизившись к двери вплотную, запричитал:

– Как же «не нужно»?! Как же «не нужно»?! У вас завязался узел. Я узловых дел мастер. Вы желаете его развязать, однако хотите использовать совершенно неподходящий в данном случае инструмент, это я про треклятые ножницы. Впустите меня, и я распутаю шнуровку быстрее, чем вы произнесете: «Так какие же у вас новости об Алине.

Произнесенное имя ушедшей вчера девушки испепелило засевшую в груди гордость и одновременно с появившейся тревогой заставило Бильчира потянуться к дверному замку, несмотря на принципиальную бредовость ситуации. Секунду поразмыслив, усмотрев худощавость гостя наряду с близким к преклонному возрасту, Бильчир открыл дверь.

Дорадо вошел в квартиру, схватил Бильчира за руку и потянул к стулу.

– Присядьте.

Бильчир повиновался. Мастер аккуратно поставил свою странную сумку на пол, присел перед ним на одно колено и схватил ногу с проблемной туфлей за пятку. Он тщательно осмотрел обувь со всех сторон. Затем ухватится пальцами за узел.

В этот момент Бильчир увидел, что на руке пришедшего было целых семь пальцев. Слегка испугавшись, Бильчир задергал схваченной мастером ногой.

– Зачем вы дергаетесь? Мешаете мне производить осмотр, – заворчал мастер.

Однако, уловив изумленный взгляд Бильчира, все понял.

– Ах, это, – пошевелив в воздухе семью пальцами, сказал Дорадо. – Без этого не стать мастером, – и добавил: – Не дергайтесь!

Закончив быстрый осмотр, узловых дел мастер засунул руку в карман плаща и извлек наружу лупу и линейку. Взяв лупу в руку, он устремил взгляд на узел шнурка.

– Ага, нейлон… Так, 4 боковых влево, 3 боковых вправо… – прошептал он, по всей видимости, для себя.

Затем он взял линейку и измерил размер узла.

– Так-так, 2 на 3. И всего-то? – прошептал он снова.

Бильчир смотрел на это все с интересом и легкой тревогой.

– В общем, все понятно, – отпустив ногу Бильчира, резюмировал Дорадо.– Значит, ревность в самом начале, перехлестнутая двумя фактами взаимных необоснованных обид, и закручено все это в непонимание и... пожалуйста – узел. Вчера дернули очень сильно, причем с обоих концов. И, конечно, никто не решился попытаться развязать все, как это обычно бывает, – гордецы.

– Что вы такое несете? – обескураженно и раздраженно спросил Бильчир.

– Рассказал о причинах появления узла на вашей туфле, – с легкой обидой произнес гость, потянувшись одной рукой в сторону сумки.

– Какая ревность, какие обиды? Что, черт вас возьми, вы вообще творите? На кой вы осматривали этот узелок? Что за идиотизм? – вспылил Бильчир.

– Ах да, вы же считаете произошедшее мелочью, – с долей снисходительности выдохнул мастер. – Подумаешь, затянулся узел. Это же так просто – узел на ботинке, но вы посмотрите, какая отличная шнуровка. 4 оборота!!! Как все красиво начиналось, живо, и просто обязано было увенчаться искусно завязанным бантиком. Надо было только проявить деликатность и тонкость в процессе.

– Ну, это уже слишком, – окончательно разозлился Бильчир и продолжил, поднимаясь со стула: – Забирайте свои вещи и проваливайте!

– Успокойтесь, право слово, – сказал мастер, – это все решаемо. Невелик узел – развяжем, дайте только несколько минут.

– Я сказал – вон! – Бильчир схватил мужчину за ворот пальто и потянул в сторону двери.

– Ну точно как ваша девушка, – сказал повисший мастер, – узлы вы затягивать умеете, этого не отнять.

– Ты что имеешь в виду? Ты был у нее? – с этими словами Бильчир пригвоздил наглеца к стене.

От удара о стену мастер слегка ссутулился, однако страха в голосе, несмотря на перспективу быть битым, не чувствовалось.

– О, этот пояс от халата! – запричитал мастер.– Коварство его вам до конца неизвестно. В самый неподходящий момент он может затянуться, да так сильно, что можно потратить много времени, разбираясь в его хитросплетениях. Однако случай был, аналогичный вашему.

– Значит, ты был у моей девушки и развязывал ей халат? – ярость клокотала в голосе Бильчира.

– Бывшей девушки вообще-то.

– Я тебя сейчас разнесу, гад! – Бильчир сложил кулак и уже был готов нанести удар, как из стоявшей на полу сумки мастера раздалось пение.

Услыхав звуки из сумки, Дорадо вырвался из рук остолбеневшего Бильчира и кинулся к ней.

– Эгей, мои помощники проснулись, – он клацнул замком, заглянул внутрь и спросил у кого-то: – Привет, ребята. Как дела?

– Привет, мастер, – послышалось в ответ. – Что у нас сегодня еще?

– Да так же, как с халатом – четыре вправо, три влево, – ответил он кому-то внутрь сумки.– Вылезайте, давайте поможем.

В следующий момент через верх вылез человек размером не больше ладони. Он ничем не отличался от обычных людей, за исключением роста. Следом за ним, в более неторопливом темпе, из сумки показалась девушка, таких же небольших размеров. Она аккуратно перекинула ноги через край и, упершись на поданную руку парня, спрыгнула на пол.

Вылезшие из сумки, немного осмотревшись, подошли к туфле, надетой на Бильчира, который, в свою очередь, растекся от происходящего.

– Да-да, мастер, все именно так: ревность, обиды, непонимание, а самое главное, гордыня, – сказал парень, осмотрев узел.

Голос его звучал обычно, однако как будто издалека.

– 5 минут, – крикнула девушка, подняв голову к Бильчиру и Дорадо, при этом показывая «6», ибо ее руку венчало именно такое количество пальцев.

Спохватившись, она загнула лишний палец.

– Ну вот, видите, это же просто отлично, – сказал мастер, – за 5 минут решится проблема.

Маленький мужчина с необычайной легкостью перелез через борта сумки и нырнул внутрь. Через некоторое время он показался снаружи, держа на одном плече такие же маленькие лопату и лом. Он перебросил инструменты через край, а девушка, стоявшая поодаль, подбежала к ним, подняла и понесла к проблемной туфле.

– Только, пожалуйста, не делайте резких движений, – сказал мастер Бильчиру. – Вы же не хотите увечить моих дорогих помощников?

А в это время помощники, забравшись на туфлю, словно заправские землекопы принялись ковырять злополучный узел шнурка. Парень, точно в неподатливую землю, втыкал миниатюрный лом в середину узла, а девушка после каждого удара руками тянула за петлю, расслабляя нагромождение шнурков. И все у них получалось на удивление быстро.

– Посмотрите, как слаженно работают. Загляденье! – сказал Дорадо завороженному Бильчиру.– Вязать узлы жизни – простое дело. Пара непродуманных действий может привести к таким вот проблемам. А вот развязывать потом – целая наука. И почти никто не решается даже начать распутывать образовавшийся клубок. Относясь как к мелочи, потакая необузданной гордости и себялюбию, тянете каждый в свою сторону, аки волы. Затягиваете концы. Затягиваете узел. А потом пытаетесь развязать, да так, будто он никому не сдался, узел этот. Не считая себя виноватыми, дергаете не пойми за что. И при первой же неудаче бросаете неблагодарный труд, ибо у вас ногтей не хватает, а у той, у которой они есть, – маникюр. Ну, проходите некоторое время с узлом, надоест – «чик» ножницами, «а дальше что-нибудь придумаю». И великолепная шнуровка с качественными шнурками – в мусор. Далее вы находите еще одни, но, поскольку совсем не смыслите в технике завязывания, создадите новые и новые узлы. Под конец вам надоест уже резать, будете ходить с узлом. В итоге так и оставите нас, ничего не поняв. Поэтому приходится мне бродить по домам таких же безрассудных и приучать к пониманию важности даже таких мелочей, как завязавшиеся на обуви узлы, таким вот нетривиальным способом.

– Черт побери, что происходит? – только и выдавил из себя Бильчир, наблюдая, как по его ноге ползают маленькие люди.

– Вот ровно так же говорила и ваша бывшая девушка. Кстати, можете с ней поздороваться.

– Как поздороваться? – изумленное лицо Бильчира стало еще изумленнее.

– Да, можете поздороваться, она там, – с этими словами Дорадо показал пальцем на сумку.

К этому моменту маленькие люди наконец развязали узел, и шнурки упали по разные стороны туфли, как будто с облегчением.

Совсем ничего не понимающий Бильчир шагнул в сторону сумки. В этот же момент под подошву шагнувшей туфли попал только что развязанный шнурок второй. Поэтому, совершая второй шаг, Бильчир запнулся и начал падение.

Инстинктивно выставив вперед руки при падении, он уперся ими в пол. Но ожидаемой жесткости столкновения с полом Бильчир не ощутил. Осмотревшись по сторонам, он ахнул. Все вокруг стало огромным, а он уменьшился. Черная сумка мастера оказалась размером с дом, а мебель и вовсе унеслась на недосягаемую высоту.

– Ну, отлично! – выдал Бильчир, посмотрев на возвышавшегося мастера. – Зачем ты это сделал?

– Это плата за распутанный узел, – сказал Дорадо. – Ведь я мастер, я должен получать плату за свою работу. Поскольку деньги мне неинтересны, я беру работой за работу. Работу качественную и оплачиваемую. Со временем, если все будет хорошо и вы и ваша подруга добросовестно отработаете положенное, у вас вырастут шестой и седьмой пальцы, а с ними распутывать что-либо куда сподручнее. Станете узловых дел мастерами. А теперь иди и поздоровайся наконец с той, кто тебя ждет.

Бильчир подошел к сумке. В тот же момент к ней подошли парень и девушка, распутавшие не так давно узел шнурков теперь огромных туфель. Они, казалось, освещались каким-то тонким слоем теплого и мягкого света. Парень помог Бильчиру залезть в сумку, а затем затянул за собой свою подругу. Бильчир же кинулся в угол, где с отрешенным лицом сидела его Алина. Он обнял ее, она обняла его в ответ. Брешь в душе каждого из них начала затягиваться. Пустота, занимавшая все пространство ее, была вытолкнута ворвавшимися радостью и любовью.

– Добро пожаловать на борт! – сказал мастер, наклонившись к обитателям сумки.

– Кстати, какая ваша любимая песня? – спросил мастер. – Под что вы танцевали на первой встрече?

Бильчир и Алина посмотрели друг на друга и улыбнулись.

– Sweet Child O' Mine – Guns N' Roses, – выдали они в один момент.

– Знаем такую… – с этими словами узловых дел мастер Дорадо закрыл сумку. Мягкая дрема обволокла влюбленных, и они начали погружаться в спокойный сон.

В этот же момент мастер стал постукивать пальцами об стенку сумки, а сидящие внутри Бильчир и Алина услышали слова:

– O-o-o, sweet child o' mine…

– О-о-о, моя дорогая малышка, о-о-о, дитя моего сердца…

«Хорошая песня, – подумал мастер, – надо петь ее почаще». И закрыл дверь.

Узел развязался.


Читать далее