музей
1692

Что мешает построить хищникам Этнографического обещанные ландшафтные вольеры?

На этот и другие вопросы ответила зоотехник музея Наталья Третьякова

Фото: Евгений Коноплёв

Еще в июне прошлого года на выездном совещании с главой Бурятии обсуждались вопросы по развитию и сохранению Этнографического музея народов Забайкалья. 

По итогам этого выезда было решено создать ландшафтные вольеры для тигров и медведей. Так почему же хищники по сей день ютятся в небольших клетках? 

Решение власти

В июне прошлого года на выездном совещании главы Бурятии на Верхней Березовке обсуждались такие вопросы, как формирование фондохранилища, недостаточность специалистов-реставраторов, штатных работников, создание более комфортных условий содержания животных. По итогам совещания решили, что в музее создадут ландшафтные вольеры для животных, займутся бурением скважины для живого уголка, установят и заменят ветхие электрические опоры и сети. То было прошлым летом. Но что сегодня мы имеем по факту? Лично я неоднократно видела гневные посты в социальных сетях о состоянии живого уголка в Этнографическом музее народов Забайкалья, а вернее, о зверях, ютящихся в маленьких и грязных клетках. Мы поговорили с зоотехником музея Натальей Третьяковой и узнали, что удалось изменить за это время, по какой причине не строятся ландшафтные вольеры и все ли так на самом деле плохо, как считают люди. 

Неясный закон

Ландшафтный проект, который в прошлом году так активно обсуждался, все же остался в планах. Оба вольера должны были обойтись бюджету республики примерно в 5 млн рублей, а для получения средств были подготовлены схемы, эскизы, сметы вольеров. Все документы переданы для рассмотрения в соответствующие министерства и ведомства. Однако федеральный закон «Об ответственном обращении с животными», принятый в конце 2018 года, внес свои коррективы в планы властей. 

- Никаких подзаконных актов к нему нет - норм, требований. То есть закон есть, и в течение 2019 года эти требования должны выйти. По этой причине все застопорилось. Сказали, что вложитесь, построите, а затем появятся требования по этому закону и клетки нужны будут квадратные, а вы, к примеру, построили круглые, - рассказывает Наталья Третьякова. 

Сейчас и тигры, и медведи - в клетках примерно десять на пять метров. А под два ландшафтных вольера планировалось отвести территорию в 100 метров. Так же дела обстоят и с вольером для волков: хищников собирались переселять туда, где сейчас находятся птичьи клетки, и делать на том месте огромный вольер, но та же история - требования нового закона еще непонятны. 

- А строить сейчас, чтобы потом переделывать, смысла нет, да и дополнительные финансы потребуются. Пока делаем то, что можем. У нас в орнитарии течет крыша, а так как некоторые птицы находятся под опекой, эти средства аккумулируются на счете. На них мы и покроем крышу железом, - объясняет зоотехник. 

«Делаем то, что можем»

В планах у работников Этнографического музея переконструировать домик и у пятнистых оленей. Деньги от опекуна травоядных уже лежат, смета подготовлена, осталось лишь дождаться, когда земля окончательно растает. Должны перестроить и загон марала Малышки, которую в прошлом месяце чуть не закормили посетители музея. От этого состояние животного ухудшилось, и сотрудникам музея пришлось целый день гонять Малышку по вольеру, чтобы ее желудок заработал, поить лекарством и делать массаж. Возвращаясь к теме вольера благородного оленя, отметим, что работники планируют убрать лошадь в другой загон, а этот расширить. 

- Деньги никто еще не выделил, но мы делаем все, что можем. В прошлом году достаточно хорошие вложения были: расширили вольер для яков, поставили новый забор, убрали все лишнее, хорошая территория получилась. Раз в пять больше, чем у Малышки. Все работы осуществляются постепенно, за один раз сделать невозможно. В принципе, кто хочет, может помочь. Необязательно брать под опеку какое-то животное, можно просто сделать реконструкцию какого-нибудь вольера, к примеру, того же марала, и там будет висеть табличка с именем того, кто помог. Помощь мы приветствуем, потому что у нас бывают трудности, во-первых, с финансами, во-вторых, с рабочей силой, - продолжает она. 

Сотрудники хотят начать с яков и пойти дальше по всем копытным. К примеру, когда земля растает, чтобы можно было поставить столбы, лосей хотят перевести в вольер попросторнее. 

- Потихоньку что-то делается, нельзя сказать, что ничего не меняется. Если постоянно критиковать, что все будет плохо, конечно, будет плохо. А если предложить что-то дельное, то уже другой разговор. Нельзя так: «Ой, сделайте медведям побольше». А вы попробуйте сделать им побольше, клетка-то стационарная, - говорит специалист. 

Работы проводились и у медведей. Раньше в клетке полы были деревянные и под ними просто кишмя кишели крысы, из-за которых распространялся ужасный запах. Грызунов каждый раз травили, но проблема не исчезала. И в прошлом году подпол в клетке залили бетоном. Все стало гигиенично, чисто и красиво, а в клетке убрали все лишние детали и покрасили. У трехгодовалого медведя Малыша, который совсем не соответствует своему имени, переделали крышу, так как она не защищала косолапого от солнца. 

Каждой по паре

- Мы надеялись, что у тигра Ермака, который пришел из Барнаула, тоже будет ландшафтный вольер, но, к сожалению, это отодвинулось еще на год. Пока он один, и территории ему хватает. Сейчас мы решаем вопрос о тигренке-девочке, потому что Ермак заскучал, надо ему компанию, - делится планами Наталья. 

По словам зоотехника, даже если животное одиночка, то ему все равно нужна пара - они будут жить в соседних вольерах. Кстати, в прошлом году верблюдице Сэсэг привезли компаньонов. Дело в том, что, когда она была одна, практически не хотела двигаться - просто лежала целыми днями. Из-за этого у нее начались проблемы с суставами. Сотрудники музея обратились в Тункинский национальный парк, и им вместо одного верблюда дали двух. Так и появились два молоденьких верблюда, которые впоследствии пополнили табун еще одним верблюжонком. 

Сейчас в Этнографическом музее около ста животных, не считая недавно родившихся волчат и бунтарей медвежат, которых в апреле поселили в музей, пока ведется следствие. По его завершении они отправятся жить в другой регион. Около семи представителей животного мира: верблюд, все олени, еноты и некоторые птицы - имеют спонсоров. 

- Медведей и тигра никто не стал брать под опеку, так как сумма там больше. Медведи выйдут в сумму около 18 тысяч, но необязательно же эту сумму перечислять, можно меньше. У нас немного неправильная помощь идет. Марала закормили, а когда мы про медвежат сказали, нам девушка позвонила и спросила, что привезти. Мы попросили детскую смесь, потому что она у нас летит прямо. Такая помощь даже лучше, чем деньги, - утверждает зоотехник. 

Если вы хотите покормить животных, лучше привезите пакет моркови и отдайте работникам живого уголка. Дело в том, что люди часто кидают лакомство целиком или большими кусками, могут кинуть в навоз, унижая тем самым зверя. Бывали случаи, что животное давилось. А специалисты моют, правильно готовят кормежку. 

- Получается, что помогли и вреда животному не нанесли. Только, конечно, не хлеб. Бывает, когда вечером убирают вольеры, находят и конфеты, и хлеб, да и вообще чего только люди не кидают. А ведь это остатки того, что животное не съело, а как знать, что оно успело сжевать за это время,  - отмечает Третьякова.

Автор: Анна Соболева

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях