Марианна Абравитова: «К вам пришли жёсткие люди, которые хотят навести здесь порядок»
Главное Популярное Все
Войти

Марианна Абравитова: «К вам пришли жёсткие люди, которые хотят навести здесь порядок»

Фото: Евгений Коноплёв

Известная ясновидящая из Москвы рассказала, когда в Бурятии прекратится хаос и почему жители республики больше не будут ездить на заработки в Корею

С Марианной Абравитовой мы встретились в её номере в одном из отелей Улан-Удэ уже под конец дня. До интервью она успела пообщаться с местными шаманами, а после побывала в центре Буддийской традиционной Сангхи России – Иволгинском дацане. Устраиваемся за столиком. Через пять минут я чувствую себя так, как будто знакома с известной ясновидящей и тарологом уже несколько лет – так легко и непринуждённо идёт наша беседа.

Читайте также

В Улан-Удэ вновь приехала известный таролог из Москвы

Марианну Абравитову встретили в аэропорту с цветами и на белом лимузине

- Марианна, в Бурятии вы уже во второй раз. Какие впечатления у вас сложились о нашей республике?

- Бурятией я очарована ещё с первого визита. И это очарование началось с людей. У вас особенные люди – искренние, чистые, открытые. Мне есть с чем и с кем сравнить. И ещё они очень активные – каждый, кто приходил ко мне, сразу писал какой-то отзыв. Все хотят делиться своим счастьем, позитивом. Женщины просто героические – те самые, которые коня на скаку остановят и в горящую избу войдут. Про красоту природы, наверное, даже и говорить не стоит, потому что об этом говорят все. Несмотря на то, что сейчас не лето, и в ноябре, когда я приехала впервые, тоже было холодно, всё равно очень красиво! Горы, воздух – по утрам он такой, что хочется дышать полной грудью.

- А Иволгинский дацан?

- Уникальнейшее место! К нетленному телу Хамбо ламы Итигэлова ездила, познакомилась с Ганжур-ламой (знаменитый астролог Иволгинского дацана – прим. авт.). Целый час, наверное, беседовали, пообедали вместе, выпили кофе, поговорили о философии, обсудили личные вопросы. В общем, подружились с ним, решили общаться. Ещё была в шаманском центре «Тэнгэри». У шаманов тоже уникальная культура, с которой я практически не была знакома. Но мне всё показали, рассказали. Такие душевные люди, у них даже какой-то философский подход к жизни. Очень интересно. Все впечатления от вашего края, людей и вашего чудесного города только позитивные. Хочу приехать к вам ещё!

- На Байкале вы так и не побывали?

- В ноябре там был мой муж (тогда Марианна Абравитова приезжала в республику вместе с супругом Александром – прим. авт.). Сама всё никак не доеду. Но мы договорились с Чингисом (визит Марианны в Бурятию организовал певец Чингис Ли), что в августе проведём на Байкале семинар – совместим, так сказать, приятно с полезным. Хочу увидеть озеро именно летом.

- Марианна, вы, наверняка, уже попробовали нашу национальную кухню?

- Конечно! Боже мой! Я тут полтора килограмма прибавила на ваших буузах. Обязательно найду в Москве ресторан бурятской кухни – мне подсказали, что там есть целая сеть, где эти буузы готовят. Поесть я люблю, поэтому… Кухня у вас прекрасная.

- А расскажите немного о себе, о семье – кто ваши родители, как прошло ваше детство?

- Родилась я в Магадане, на крайнем севере. Попала туда, наверное, ещё до рождения, потому что две линии – материнская и отцовская – уже там находились, их объединила общая беда. В те годы – а родилась я в 1969-м – Магаданская область была краем репрессированных. Мама и папа там и познакомились. В роду у них были люди, которые занимались эзотерикой. Я  росла, взрослела и, когда маленькая ползала под столом, моя прабабушка раскладывала на нём карты. Всё это впиталось с детства. Никто меня ничему не обучал. Мама всю жизнь проработала в редакциях газет. Сначала – в «Магаданской правде», потом – в «Волжской коммуне» в Самаре, потому что из Магадана пришлось уехать. Очень суровая природа, здоровье страдает, каждый день микроземлетрясения – жить там стало тяжело.

Таро вместо игрушек

- Когда вы занялись предсказаниями?  

- Практически с четвёртого класса. И делаю это по сей день. Никакого осознания, что у меня дар, не было – когда он есть изначально, когда растёшь в такой обстановке, это воспринимается как норма. Прабабушка рассказывала: когда к ней приходили люди, я сидела под столом и подавала оттуда голос. Раз – и скажу что-то человеку на своём «детском» языке. И всегда попадала в точку. Её потом даже просили: «А ты правнучку позови». Прабабушка за мной приходила, и я, играючи, могла что-то выдавать. А после переезда в Самару было всё то же самое. Начала делать предсказания одноклассникам. Пошла молва по школе, учителя подтянулись, родители детей… Благодарили по-разному. Кто-то конфетку, например, принесёт. Это же была не работа, просто мне нравилось, получала какое-то удовольствие, что со мной все хотят общаться, дружить. Только потом, по мере взросления, пришло осознание, что нужно и семью кормить, поднимать, и одеваться.

- Неужели совсем не было страшно? Всё-таки вы тогда ещё в школе учились.

- Абсолютно. Иначе бы я не смогла работать. Когда ко мне приходит человек со своей проблемой – например, с онкологией, я беру его руки в свои и он отдаёт свою беду. И через меня она идёт туда, куда нужно. Поэтому страха нет. Мою личность, тело это не задевает.

- А когда вы получаете информацию от человека, как это происходит? Появляются какие-то образы?

- Проявляется это по-разному – бывают и картинки, и на уровне инстайта. То есть когда человек начинает рассказывать о своей проблеме, я понимаю, что уже знаю ответ. Иногда только на картах можно что-то увидеть. Многоликий процесс.

- Вы часто комментируете жизнь звёзд шоу-бизнеса, той же Даны Борисовой. Как такое возможно без прямого контакта?

- Я могу запросить информацию о любом явлении, человеке или ситуации. Ко мне обращаются не только за комментариями о жизни звёзд, но и по поводу политики. Трампа тоже лично не знаю, но рассказываю и о нём в том числе. Тут самое главное – поставить вопрос. И тогда появляется ответ. Некоторые вообще приходят ко мне с вопросами вроде «Как устроен этот мир?» или «Есть ли жизнь на Марсе?». Они хотят знать больше, чем обычные люди. 

- По образованию вы – клинический психолог. Профессия как-то помогает в предсказаниях?

- Конечно, эти вещи тесно связаны. Считаю, что настоящие эзотерики – всегда немного психологи. Изначально я была эзотериком, но когда встал вопрос о выборе профессии, захотелось «укрепить» то, что я могу. Потому решила получить психологическое образование.

- Бывало, что к вам обращались люди, которые не верят в предсказания и ясновидящих и просто «проверяют» ваши способности?

- Несколько раз было. Во-первых, такой подход очень неуважительный. Во-вторых, подобные «эксперименты» мне неинтересны уже в силу возраста. Я работаю серьёзно, в том числе с правоохранительными органами, представителями власти, а для того, чтобы показывать какие-то чудеса или фокусы, есть иллюзионисты. Более того, шутить с даром и ставить всяческие эксперименты не стоит – чревато последствиями, которые мне не нужны.

О табу, клиентах и будущем Бурятии

- Большинство ваших клиентов, наверняка, женщины. А мужчины есть?

- Женщины, да. Но мужчин с каждым годом становится всё больше. Раньше их было процентов 10, сейчас – около 30.

- А про что чаще всего спрашивают те и другие?

- Женщины – про личную жизнь и детей. Сильный пол раньше интересовался бизнесом, финансами, поиском работы. Сейчас тоже про личное спрашивают. Интересная такая «замиксовка» получается.

- Людей с плохой аурой сразу распознаёте?

- Таких я вычисляю ещё на уровне телефонного звонка, потому что записываю на приём лично. Я должна сама контролировать свою деятельность. Бывает, заранее знаю, что не увижу человека и практически в 99% случаев он куда-то «сливается».

- Есть вещи, которые никогда не сделаете ни за какие деньги?

- Естественно. Примеров множество – это различные энергетические атаки, вторжения. Например, не буду делать порчу. За приворот берусь только в крайних случаях – если речь идёт о семье, где много детей, когда мужчина «заблудился», когда его увели силой – с эзотерической точки зрения. А за просьбы «Я влюбилась в этого молодого человека и я хочу», конечно же, нет.

- Знакомые пытаются с вашей помощью узнать будущее, так сказать, на халяву?

- Есть узкий круг близких друзей, для которых я открыта всегда. Но никто из них не злоупотребляет, потому что это проверенные годами люди. Остальных, конечно, приходится отсекать, потому что манипулировать собой я не позволю никому. Хотя каждый второй, кто приходит на приём, стремится задружить со мной. Даже когда вышла из Иволгинского дацана и зашла на рынок посмотреть местные товары, прибежали продавцы и интересовались у Чингиса, не погадаю я ли им всем бесплатно (смеётся). 

Марианна, как вы относитесь  к различным шоу вроде «Битвы экстрасенсов»? Недавно федеральный журналист Борис Соболев снял о них разоблачительный репортаж…

- У меня двоякое мнение. Когда эта передача шла в течение 15 лет, в титрах – правда, мелкими буквами – было указано, что она всё-таки развлекательная. К серьёзным «Битва экстрасенсов» не имела никакого отношения. На эту удочку попались только легковерные люди с наивными душами. Всё дело в понимании и выборе – верить или нет. В любой сфере есть хорошие специалисты и мошенники. В нашей последних – 99 процентов.

- У наших соседей – иркутян, забайкальцев – уже были?

- Нет, но планирую туда съездить.

- Ну и не могу не спросить о будущем Бурятии. Что ждёт нашу республику? Всех волнует судьба Байкала, строительство заводов по розливу воды, вырубка лесов…

- К сожалению, процесс необратим и эти заводы будут только множиться с каждым годом. Вырубку лесов, думаю, всё-таки под контроль возьмут. К вам пришли более-менее жёсткие люди, которые всё-таки хотят навести здесь порядок. И я очень этому рада, потому что когда приезжала в прошлый раз, не увидела хорошего будущего. У руля стояли сложные люди. Сейчас, когда ситуацию взяли в ежовые рукавицы, её можно изменить к лучшему. Это касается избавления от определённого хаоса. Думаю, через пять лет в Бурятии реально будет совсем другая жизнь, она упорядочится – именно этого вам не хватало. Происходило какое-то разбазаривание средств – и собственных, и тех, что поступали из центра. Отток людей, которые отправляются на заработки в другие страны и города, в Корею, прекратится. В республике появятся рабочие места.

- Спасибо за беседу!


Читать далее