«Мы не предполагали, что нам придется самым настоящим образом воевать с оружием в руках» - новости Бурятии и Улан-Удэ
Главное Популярное Все
Войти

«Мы не предполагали, что нам придется самым настоящим образом воевать с оружием в руках»

Фото: echo24.cz и пресс-служба МВД по Бурятии

Как советский милиционер оказался на афганской войне

Недавно отмечалась важная дата - тридцатилетие вывода советских войск из Афганистана. Подполковник милиции Михаил Шилов рассказал «Информ Полису» о командировке в Афганистан во время войны. 

Торжественное мероприятие в МВД, посвященное 30-летию вывода советских войск из Афганистана (Михаил Шилов третий слева)

«С обстановкой разберетесь на месте»

Служба подполковника милиции Михаила Шилова началась с повышения квалификации в школе МВД СССР в Пензе в 1983 году. 

- Тогда я был капитаном внутренней службы, имел семью, воспитывал двух дочек. По окончании курсов руководство школы и представители МВД СССР предложили мне и моему коллеге-сокурснику поехать в загранкомандировку в Республику Афганистан. Само по себе предложение было заманчивое, да и отказываться было не совсем корректно. На тот момент мы совершенно не представляли, что там происходит, - рассказывает Михаил. 

Инструктаж был краткий: «Летите в Афганистан. Обстановка там сложная. Знаете, что там произошла революция и в 1979 году в страну введен ограниченный контингент советских войск. Фактически там идет война. Ваша задача - используя опыт работы, помогать афганским товарищам, расширять зону влияния народной власти и укреплять ее. С обстановкой разберетесь на месте». 

В ночь на 1 августа группа из 12 специалистов оперативных подразделений МВД вылетела в Кабул. 

- Все летели как гражданские специалисты. О принадлежности нас к МВД нигде не говорилось. С собой брали все, как нам объяснили, что может понадобиться в быту и в целях оказания первой медицинской помощи. Поэтому в двух моих чемоданах, помимо одежды, средств личной гигиены и медикаментов, была всевозможная утварь - сковородки, скороварки, кастрюли, - продолжает он. 

Кабул

По прилете в Кабул оперативники заметили, что самолет оцеплен вооруженными людьми, а в небе летают боевые вертолеты. 

- Пять дней нас вводили в курс дела, знакомили, не говоря до последнего, кто куда распределяется. Для нас, сотрудников милиции, все происходящее было дикостью. Мы и не предполагали, что нам придется самым настоящим образом воевать с оружием в руках. Причем не в рядах Советской армии, а среди афганцев - наших «подсоветных», - вспоминает мужчина. 

После распределения Михаила ждала провинция Баглан, включающая в себя перевал Саланг - автодорожный тоннель, который на тот момент был единственной подконтрольной народной власти дорогой, связывающей Кабул с Советским Союзом. 

- В зону нашей ответственности входило обеспечение безопасности эксплуатации самой дороги, тоннеля, прилегающей к ним территории, а также мест проживания советских гражданских специалистов, работавших на этих экономически важных для страны объектах, - говорит он. 

Оперативников разместили на бывшей даче короля Афганистана Дауда Банди-Ду. Здесь дислоцировались все советнические аппараты КГБ, МВД и Министерства обороны. 

- Территория королевской дачи выглядела потрясающе: бассейн, пальмы, все удобства. Правда, титан в квартире приходилось топить самим. По сравнению с местом дислокации советнических аппаратов в других провинциях мы и впрямь устроились по-королевски. Естественно, первая мысль была такая: в таком раю два года вполне можно проработать. Нас, четверых советников по линии МВД, разместили вместе. Недалеко жили восемь оперативных сотрудников диверсионно-разведывательной группы МВД «Кобальт», - вспоминает он. 

В их задачу входила работа с местным населением при помощи переводчиков, выявление банд и людей, сочувствующих мятежникам и оказывающим им помощь и поддержку, добыча разведывательной информации о дислокации бандформирований, их численности, вооружении и планах, аналитическая обработка информации, планирование и проведение боевых операций по ликвидации мятежников силами царандоя (афганская милиция) и афганской армии. 

- Афганские коллеги принимали нас очень уважительно, и в этом не последнюю роль сыграл образ и авторитет Советского Союза как «старшего брата». Сильна была и идеологическая подоплека: мы же приехали помогать им строить социализм, - объясняет оперативник. 

До 16 часов «мертвый сезон»: из-за жары термометр зашкаливало, активная жизнь приоста­навливалась. Это было личное время.

Крещение огнем

Первое время приезжие буквально жили как в раю, не участвуя в войне, идущей вокруг. 

- Были ежедневные выезды по полной боевой выкладке к подсоветным. Знакомились с ситуацией и обстановкой. Казалось, что присутствуем при проведении каких-то пла­новых крупномасштабных учений, что настоящей войны нет вовсе, - объясняет подполковник. 

Однако осознание того, где они находятся, пришло в скором времени. 

- Около двух часов ночи наша база подверглась сильнейшему минометно-ракетному обстрелу. Трудно описать то, что мы пережили. Мы, кому приходилось рис­ковать жизнью при задержании вооруженных преступников, не прячась за чужие спины, расте­рялись и испугались. К своему стыду, забыв о пла­не единой дислокации, о едином боевом расчете на случай отражения вооруженного нападения, о закрепленном за нами автоматическом оружии, мы минут двадцать лежали на земле, не поднимая голов под разрывами снарядов. Когда все закончилось, нам было стыдно. Но, к чести наших товарищей, находившихся там более долгий период времени, нам никто ничего не ска­зал. И мы поняли, что через этот приступ страха и растерянности прошли все, - вспоминает он. 

Со временем обстрелы стали для бойцов обычным явлением. Отношения с жителями были нормальными - население принимало лояльно. Однако оперативники помнили, что те, кто мило улыбается днем, ночью могут участвовать в вооруженных нападениях. 

- Об этом мы помнили каждую минуту. Царандой отличался «умеренным» патриотиз­мом. Некоторые солдаты под военной формой носили гражданскую одеж­ду. Стоило попасть в боевое столкновение, как форма тут же скидывалась и откуда-то появлялась мотыга, а с виду получался простой, мирный крестьянин, - рассказывает Михаил. 

Понять этих людей несложно, ведь призыв в армию там осуществлялся по принципу облав: кого поймают, тот и идет служить. А добровольцами люди шли в основном лишь из мести за убитых родственников. 

Время шло, и близился срок окончания ко­мандировки. 

- 4 августа 1986 года хоть и был днем долго­жданным, однако всех нас объединяло чувство сожаления при расставании с этой ставшей нам родной страной. Было чувство сожаления, что еще не все сделано, что еще многим нашим согражданам придется вступать в бои с недобитыми бандами. Мы не знали тогда, что до вывода наших войск ос­тается менее трех лет. Мы не знали, что бросим эту страну, бросим людей и коллег, поверивших нам. Мы не знали, - говорит мужчина. 

Читайте также

«Желаем, чтобы в судьбе молодых никогда не было войны»

Воины-«афганцы» из Кабанского района вспомнили бои 30-летней давности

Память

- Я бы не сравнивал афганскую и чеченскую вой­ны. Любая война вносила определенные изменения в общественно-политическую жизнь государства и в государственное устройство. Думаю, афганская война была одной из причин развала Союза. А вот кто прав, кто виноват - ре­шать не мне. В 1995 году мне приходилось отправлять самую первую группу бойцов СОБР УБОП Бурятии в Чеч­ню. Я им говорил: «Ребята, вы едете на войну». Но вряд ли они представляли себе в полной мере суть предстоящего, они тоже ехали с надеждой на скорую победу, - вспоминает мужчина. 

Если рассматривать кинематограф, то, по мнению Михаила, первые фильмы конца 80-х годов сильно приукрашены. 

- В этих фильмах вернувшиеся с войны ребята эта­кие супермены, готовые в одиночку искоренить мафиозные структуры, обеспечить торжество справедливости. Мне кажется, это было искус­ственное создание образа, может быть, попытка оправдать ту войну. Вот, мол, человек прошел Афган, горнило войны, но вернулся оттуда пол­ный сил и нового сознания. А ведь человек, по­бывший на войне в любом качестве, увидевший один раз смерть и кровь, не может, я думаю, со­хранить внутреннюю душевную целостность неизменной. В этом смысле «9-я рота» отличается, она очень близка к реальности той войны, - считает он. 

Не скупа война и на подвиги. Так, например, в 1986 году 25 советских военнопленных захватили базу подготовки душманов на территории Пакистана и удерживали ее около десяти суток, оказывая вооруженное сопротивление час­тям регулярной армии Пакистана. Против горстки бойцов были брошены тяжелая артиллерия и авиация. Не в силах прорваться в Афганистан и про­тивостоять наступлению армии эта группа героев подорвала склады боеприпасов. Погибли все.

По информации, представленной пресс-службой МВД по РБ


Читать далее

Страницы истории Бурятии