Сабрина Амо об открытии крематория в Улан-Удэ: «Я очень рада! Мои родственники тоже»
Главное Популярное Все
Войти

Сабрина Амо об открытии крематория в Улан-Удэ: «Я очень рада! Мои родственники тоже»

Фото: facebook.com / личная страница Н. Семеновой

Как известные люди Бурятии и религиозные деятели относятся к сожжению тел умерших - опрос infpol.ru

В Улан-Удэ в сентябре 2019 года закончат строительство первого в республике крематория. Это событие вызвало резонанс среди жителей бурятской столицы. Поэтому мы решили узнать у религиозных деятелей и известных в Бурятии людей об их отношении к кремации.

Напомним, крематорий будет находиться рядом с городским кладбищем «Южное» в районе Спиртзаводского тракта. Там уже установлены опоры, залит фундамент и проведено электричество.

Алексей Шевцов, иерей, клирик Свято-Одигитриевского собора Улан-Удэ:

- В православии отношение к кремации неоднозначное. С одной стороны, тело любого умершего христианина считается мощами, так как создано Господом и освящено пребыванием в нем души. Христианские похороны, захоронение — по сути символизирует то, что мы садим в землю зернышко, которое прорастет в будущем веке. То есть согласно христианскому учению, мы воскреснем в собственных телах в Царстве Божьем. Соответственно жечь тело, которое было храмом для души, и является семенем, прорастающим в новую жизнь, не очень правильно, несмотря на то, что человек умер. С другой стороны, в Писании сказано, что Господь и из камней может сотворить детей Аврааму. Поэтому ничего катастрофического не произойдет, если тело покойного сожжено, то есть никаких отказов в отпевании и панихиде быть не должно. Но, если это можно избежать, лучше этого не делать. Кремацию желательно обсудить со священником, наверное, он сможет что-то толковое подсказать.

Тугдэн-лама, представитель Буддийской традиционной сангхи России:

- Лам часто сжигают, буддисты одобряют строительство крематория. Но это от желания людей зависит. Есть буряты, которые желают, чтобы их тела предали огню. Поэтому, когда есть крематорий, это будет легче сделать. В буддизме есть традиция тела предавать огню, а потом пепел оставлять либо на месте сожжения, либо на четыре стихии разделять. Мы появились из четырех стихий и обратно возвращаемся к ним именно после обряда сожжения. Получается, возвращаемся в огонь при сожжении, потом пепел на воду развеивают, воздух и в землю. 

Мария Догбаева-Ринчино, шаманка в центре «Тэнгэри»:

- Вообще отношение шаманов к сжиганию тел абсолютно хорошее и спокойное, потому что издревле у бурят не было понятия захоронения тел именно в землю. Это были похороны, когда либо к коню тело привязывали, и где упадет, там птицы расклюют, либо сжигали. В Иркутской области до сих пор практикуется этот обряд. Это считается для бурят очень приемлемо и гармонично.

Николай Будуев, депутат Госдумы:

- Это необходимый объект, но это не самая актуальная проблема, которая существует у нас в городе. У всех свои представления о тех вещах, которые произойдут после смерти. Я знаю среди моих знакомых ровесников, которые хотели бы, чтобы их кремировали. У них свои представления о загробной жизни. Я сам не думал об этом.

Виталий Богатов, путешественник:

- Крематорий - это очень хорошо, учитывая то, что люди ездят кремировать своих близких в другие города. Я - за. Сам попрошу, чтобы меня сожгли и развеяли прах над Байкалом!

Сабрина Амо, лидер группы «Аборт мозга»:

- Я очень рада! Мои родственники тоже рады и уже готовятся к этому событию. Я считаю, что ритуал сожжения трупов - это очень аутентично, особенно мне приятно возвращаться к корням, ведь у славян труппы предавали огню. Конечно, у криминала тоже появится возможность нелегально избавляться от трупов, но это уже проблемы полиции. Это важное событие для города. Все-таки хорошо, когда от тебя ничего не останется после смерти, и ты больше не будешь участвовать в этом порочном природном круговороте, да и фанаты не откапают и не надругаются. Я буду счастлива исчезнуть без следа.

Ринчин Дашицыренов, певец:

- Я хотел бы, чтобы меня сожгли. Не хочу, чтобы меня ели червяки, так лучше, мне кажется. Допустим, если я оказался за границей, а привезти тело огромные деньги стоит, я бы хотел, чтобы меня кремировали, чем мои родные тратили на это деньги. Какая разница, что после смерти будет? Нас уже не будет.

Валентина Намсараева, член БРО «Опора России», член Общественной палаты Бурятии:

- Положительно, с точки зрения буддизма. Какая разница, где наше тело, прах будет находиться? За себя я могу сказать, что я не против, чтобы меня кремировали. Это же всего лишь тело. На счет родственников не могу сказать.

Владимир Белоголовов, менеджер общественной организации БРО «По Байкалу»:

- Экология тут не при чем. Природе все равно. От крематория выбросов больших не будет, объемы небольшие. Мне скоро 80 лет, захоронение на кладбище мне ближе. Я прихожу к своей жене, к родне. Если кладбища не будет, то ходить будет некуда. Молодежь на это по-другому смотрит.


Читать далее