В Бурятии процветает торговля запрещённым байкальским омулем
Главное Популярное Все
Войти

В Бурятии процветает торговля запрещённым байкальским омулем

Фото: russianstock.ru

Его открыто продают на рынках, оптовых базах и даже через специальные группы в мессенджерах

Год назад российские власти вплотную взялись за спасение байкальского эндемика и ввели табу на промышленную добычу омуля. Оно действует с 1 октября 2017-го. Сейчас разрешён только зимний любительский лов на удочку. Но и здесь действуют ограничения: до пяти килограммов в сутки – для жителей Бурятии и 20 – для иркутян. Продавать свою добычу рыбаки не вправе. В противном случае им грозит наказание.

Несмотря на риск нарваться на штраф или вовсе угодить за решётку, некоторые сознательно идут на нарушение закона. Как сообщает телекомпания АТВ, запрещённой рыбой в Бурятии торгуют даже во время нереста. Купить байкальский деликатес можно запросто – он есть и на рынках, и на оптовых базах. А особо продвинутые продавцы создают специальные группы в мессенджерах. В одной из них под незатейливым названием «Рыба / мясо» предлагают не только омуль, но и омулёвую икру.  

- Брала я в том году, и в этом брали. Триста рублей за килограмм. Дороговато продают, будто сами её вырастили, – рассказала «Первому Альтернативному» улан-удэнка Татьяна Краснопеева.

Тем, кто готов приобрести  более пяти килограммов, рыбу привезут прямо домой. За доставку придётся выложить ещё двести рублей. Остальным нужно самим ехать за омулем на Бурвод.

Корреспондент АТВ решила связаться с несколькими продавцами. Те заявили, что товар будет только через день или два. «Они рыбачат. Не всегда же они ходят. Они на два дня только рыбачить уходят», –  пояснили журналисту по телефону и посоветовали позвонить «в обед».

Наши коллеги отправились на оптовую базу Буркопсоюза и решили попытать счастья в рыбных павильонах. За килограмм там попросили 420 рублей. В одном ларьке омуля не оказалось, но добродушный продавец подсказал, где можно купить и свежий, и копчёный и солёный.

Браконьеры становятся эвенками

В МВД по Бурятии, тем временем, отмечают: на охрану нерестового омуля полицейские бросили все силы. Привлекли даже спецподразделение Росгвардии – ОМОН. Вооружённые сотрудники служат подкреплением для инспекторов рыбоохраны, которые живут в палаточных лагерях, денно и нощно патрулируя Селенгу. В рамках спецоперации «Путина» правоохранители изъяли из незаконного оборота 14 тысяч хвостов рыбы, 86 сетей и 22 лодки. Завели более ста уголовных дел. Наказывают и тех, кто торгует рыбой – штрафы получили 17 человек, отмечает АТВ. С «поличным» ловят и водителей.

- Сотрудники госавтоинспекции проверили более трёх тысяч транспортных средств. В рамках этой операции изъяли свыше четырёх тонн омуля, бо́льшую часть – в Кабанском районе. Зафиксировано 46 таких фактов, – рассказали в управлении ГИБДД по Бурятии.

Старший государственный инспектор Ангаро-Байкальского территориального управления Росрыболовства Олег Черниговский сейчас патрулирует Большую речку. Туда с рыборазводного завода, расположенного в Кабанском районе, выпускают отнерестившегося в садковых базах омуля. А местные жители с самодельными сачками и сетями выходят на нелегальный промысел даже днём. Нередко рыбачить отправляют детей.

- Там же кусты, коряги. Местные жители ориентируются здесь хорошо. Рыба идёт по мелководью и этими сачками её пытаются изловить. Если бы побольше сотрудников полиции проставить здесь, был бы результат. А нам просто физической расправой угрожают, у нас ни оружия нет,  ничего, – подчеркнул Олег Черниговский.

Мало того, что межведомственное взаимодействие не всегда отлажено, так ещё и самих инспекторов не хватает. Вместо 120 в рыбоохране служат 80 человек. Специалисты не идут на работу в Росрыболовство из-за маленькой зарплаты. А те, что ещё держатся за своё место, работают либо в «спайке» с браконьерами, либо честно, но на голом энтузиазме, передаёт «Первое Альтернативное».

Беспомощная рыбоохрана и лазейки в законодательстве позволяют ушлым гражданам добывать омуль и наживаться на нём. По закону ловить, а потом продавать рыбу разрешено только эвенкийским общинам. Государство выделяет им немаленькую квоту – 55 тонн, а в прошлом году квота для всей промышленности составляла 106 тонн. Но весь фокус заключается в том, что по закону стать членом общины может человек любой национальности. Поэтому сейчас в Баргузинском и Северо-Байкальском районах браконьеры массово записали себя в эвенки.

Эксперты говорят: не разрешать – так всем. Поэтому надо запретить ловить, а потом сбывать омуль и коренным малочисленным народам, а в качестве «сатисфакции» платить им денежную компенсацию. Ужесточить наказание – с административного на уголовное – нужно и для тех, кто попался с омулем. Причём неважно, браконьер это, торговец или рядовой покупатель, взявший два хвоста на рынке. Все они – звенья одной преступной цепи, не разорвав которую, омуль не спасти, заключает АТВ.

Видео: YouTube / канал «Телекомпания АТВ»

Такая же картина, как в Бурятии, наблюдалась в феврале и в мае в соседнем Приангарье. Продавцы рекламировали рыбу как свежайшую и только что пойманную. Кстати, год назад иркутские СМИ предупреждали, что после введения запрета на добычу омуля полностью с прилавков он не исчезнет, поскольку табу распространяется на Байкал и впадающие в него реки. Тот, что вылавливают в реке Лене в Якутии и в Енисейском бассейне, может появиться в продаже, отмечал сайт «Ирк.ру». Это же касается искусственно выведенной рыбы. Напомним, наказание грозит не только тем, кто торгует «запрещёнкой», но и желающим полакомиться ею.


Читать далее

Читайте также