Даши Намдаков: «Сделать что-либо в Лондоне оказалось проще, чем в Улан-Удэ»
Главное Популярное Все Моя лента
Войти

Даши Намдаков: «Сделать что-либо в Лондоне оказалось проще, чем в Улан-Удэ»

Бурятский мастер скульптуры дал эксклюзивное интервью infpol.ru. О том, почему до сих пор нет его монумента в Улан-Удэ, о семье в Лондоне и нелюбви к слову «вдохновение»

В Художественном музее имени Сампилова открылась выставка бурятских скульпторов «Мистерия», посвященная Геннадию Васильеву, заслуженному художнику РФ, действительному члену РАХ и учителю нашего всемирно известного земляка Даши Намдакова. Знаменитый скульптор выкроил время из своего плотного графика и приехал на открытие выставки в Бурятию.

- Даши, откуда сейчас путь держите?

- Путь долгий, то там, то здесь. Был в Нью-Йорке, потом по делам заехал в Москву, затем прилетел в Читу. В родной деревне провел два дня и приехал в Улан-Удэ. Потом 4 дня был в Улан-Баторе на инаугурации президента. Приехал в Казань через Москву. И вот сейчас снова вернулся в Бурятию из Казани.

- Вы постоянно в разъездах, а где же ваше, так сказать, ПМЖ?

- Постоянно живем с семьей в Москве. И немножко в Лондоне. Работаем в Италии. И много ездим с моей командой, очень много поездок.

- Расскажите о выставке «Мистерия», которая посвящена Геннадию Васильеву…

- Васильев - наш именитый художник, академик. Я к нему пришел после школы. Ведь я вырос в деревне, где не было художественной школы. В Улан-Удэ меня определили к нему. Когда мне пришло время поступать, он меня отправил в Красноярск к своему другу. Там я и отучился…

Для своего времени, я считаю, он был уникальным художником. В искусстве всегда передается через работы характер человека, у него такие нежные вещи, философские, умные. Я очень его любил… Его не стало, к сожалению, два года назад. И мы решили в память об учителе сделать выставку скульптуры  в Бурятии.

- И, кстати, о скульптуре в Бурятии в целом. Оцените ее развитие на сегодня.

- У нас очень древняя история и преемственность мастерства. Есть старые деревянные шикарные вещи, буддийская скульптура. Можно уже говорить о бурятской школе, я думаю. Мне как-то один специалист, сказал, что в Бурятии наступает ренессанс скульптуры, то есть Эпоха Возрождения.  

- Ваши работы не так уж часто выставляются в Улан-Удэ, почему?

- Да нет, я достаточно часто выставляюсь и бываю в Бурятии. Сейчас просто стало с выставками сложнее. Мои работы стали крупнее, поэтому все это связано теперь с безумными страховками, сложными перевозками, ведь гигантские ящики нужны. А раньше были маленькие работы, проще было (смеется).

- Как вам наш преобразовывающийся Улан-Удэ? Много строят, возводят новые монументы…



- Я недавно был в Монголии, там как раз шла речь о том, что мы параллельно с Улан-Батором развиваемся. Я считаю, что Улан-Батор при всем бурном строительстве очень хаотичный город, несистемный. Улан-Удэ, благодаря еще советскому периоду, более системный, хотя, мне кажется, его немножко портят сейчас…

- Каким образом?

- Мне кажется, надо было сохранять историческую часть города. А так… все относительно. Когда побывал в Улан-Баторе, показалось что Улан-Удэ – красивый город. Но потом, когда я прилетел в Казань, увидел, что сделали казанцы за последние несколько лет, понял, что нам до этого очень далеко. Казань сейчас становится одним из самых красивых городов России. Они умело восстанавливают свою старину. Наша команда тоже приложила свои усилия. По моим эскизам в центре города построили Дворец бракосочетания.

- А как сегодня с проектами в столице Бурятии? Что-нибудь планируете?

- В Улан-Удэ пока ничего не планирую. Все сопряжено ведь с властями города, республики. Вообще сделать что-либо в Лондоне оказалось проще, чем в Улан-Удэ.

- Но будь ваша воля, что бы вы захотели создать в нашем городе?

- Тут же есть свои профи, архитекторы, скульпторы, которые живут в этом городе.  Очень хорошие профессионалы. Хотя если меня пригласят, конечно, можно позаниматься…

- Вы много путешествуете, где вам живется, работается и дышится лучше всего?

- Я, наверное, стал гражданином мира. Волей-неволей так произошло. В разных странах работаю, идет общение большое по всему миру. Есть мастерская в Италии, это просто идеальное место для работы. Маленькая деревня, ничто не отвлекает от творчества. Если работаешь в Москве, там постоянно масса мероприятий, на которых нужно присутствовать. Суеты много. Праздники, юбилеи, бурятские наши дела. В Улан-Удэ я однозначно работать не смог бы, много отвлекающих моментов.

- Часто в поездках по миру встречаете земляков?

- Да, наши везде. Был в Нью-Йорке недавно, пригласила наша диаспора, посидели, пообщались. Ирина Пантаева там. Мы друзья с ней. Она карьеру сделала с помощью внешности, конечно, но в первую очередь своими мозгами. Очень большая умница…

- И наверняка самый распространенный вопрос – откуда вы берете вдохновение?

- Я не люблю это слово – «вдохновение». Я не люблю, когда начинают говорить, мол,  вдохновения нет, ждут там чего-то. Я работаю, я – пахарь. Понимаете, скульптура – это ремесло. Мы же руками все это делаем, бронзу льем, обрабатываем. В Италии мне нравится, как относятся к ремесленникам. Людям, которые умеют что-то делать руками. Мы в России немножко потеряли вот это ощущение. Мы уважаем банкиров, бизнесменов, юристов, прессу, известные медиалица, а людей, которые делают столы и стулья, мы не любим. Это неправильно.

Еще меня всегда спрашивали, как вы нашли свой язык. Ну, наверное, сложно найти свое «я» в искусстве. Это задача каждого художника. А я никогда его и не искал, просто я так вижу, я так говорю.  

- На берегу Байкала вами планировался большой проект - музей современного искусства совместно с иркутянами, но почему не с Бурятией?

- Бурятские власти брались за проект, но проект сам по себе гигантский. Надо, чтобы участвовала еще и Москва. Не знаю, насколько он осуществим сейчас. Но я нисколько по этому поводу не переживаю. Просто я для себя раз и навсегда решил - я захожу в двери, которые открываются. Я не стою, не жду и не колочусь в закрытую дверь.

-  И для каких проектов сейчас у вас открыты двери?

- Сейчас у нашей команды конец года, мы на каникулах. В августе выходим и до следующего июня у нас рабочий год, такой у нас цикл. Работы очень много. Сотрудничаем с Китаем, Гонконгом, Америкой… Физически бывает порой тяжело, плечо стало немного подводить. Насчет проектов, предполагаю, что, возможно, с Сергеем Бодровым начнем делать фильм «Монгол-2». Про Чингисхана уже в пожилом возрасте. Недавно встречались с президентом Монголии и получили от него принципиальное согласие и поддержку.

- Как отдыхает в свободное время Даши Намдаков?

- Вообще… Как отдыхать, это сложный вопрос для меня. Я понимаю, что отдыхаю только у себя в деревне. Пляжный отдых я не люблю. Хожу в горы с ружьем на охоту.

Время с семьей хочется больше проводить. С этим вообще проблема. Семья так разбросана. Сын до недавнего времени жил в Улан-Удэ, дочка в Лондоне учится, в школе, младшая дочь в Москве в садик ходит. Сейчас хочу основную часть семьи собрать в Лондоне. Просто, наверно, уже набегался, хочется проводить больше времени с семьей. Старею… (улыбается).

- О каких новых вершинах задумываетесь сейчас?

- Знаете, я воспитан в буддийской семье. Родители у меня очень спокойные, просто был период, когда я очень сильно болел, они там напереживались... И мать моя об одном беспокоится, чтобы я больше не болел. А то, что у меня там какие-то успехи, вообще ее не волнует. И я к этому отношусь спокойно.

Обязательно каждый год приезжаю в родное село Укурик на родовые обряды. Мне без этого сложно. Это традиции наши, их нельзя забывать. В Бурятии стабильно бываю четыре раза в году. Я к себе в деревню приезжаю чаще, чем ребята, которые в Улан-Удэ и Чите живут. Важно поспать на отцовской кровати, просто побыть там. Так поспишь, и как будто вилку в розетку воткнул, заряжаешься. Через два дня ты как новенький, полон сил.

Справка

Дашинима Бальжимаевич Намдаков родился в 1967 в селе Укурик Читинской области. Известный художник, скульптор и ювелир, член Союза художников России. Творческий путь Даши Намдаков начал в мастерской бурятского скульптора Г.Г. Васильева. В 2000 году в Иркутске прошла его первая персональная выставка. Работы Даши Намдакова не раз выставлялись в России и за рубежом. Сегодня произведения Намдакова выбирают В.В. Путин, Ума Турман, Валентин Юдашкин, Ирина Хакамада и многие другие. Удостоен почетных званий и госнаград в России, стал лауреатом кинопремии «Ника» за художественный дизайн фильма «Монгол». Женат. Трое детей. Один внук.

Фото Марк Агнор
Читать далее

Читайте также