Пресс-релизы
1471

Открытое письмо гражданской «Инициативной группы»

Открытое письмо гражданской «Инициативной группы» по вопросу сохранения исторической памяти русских землепроходцев XVII века, основавших Удинск – Верхнеудинск – Улан-Удэ



Уже много лет и даже не одно десятилетие не может положительно разрешиться вопрос о достойном увековечивании заслуг и дел первых русских землепроходцев – основателей Удинского зимовья, положившее начало одноименному острогу, в XVIII веке переросшего в город Верхнеудинск, а с 1934 года названного городом Улан-Удэ.

В тоже время за несколько последних лет во всех концах столицы Бурятии, в наиболее людных ее местах, выросли многочисленные скульптурные сооружения, различные по тематике, но сходные по формам исполнения: все они представлены в восточном стиле и их сегодня так много, что даже трудно поддаются счету.

Это и «Гэсэр» у Центрального рынка, группа «устрашающих» воинов в стиле чингисхановских времен на мосту «Богатырском», лучник – «Мэргэн» в центре Октябрьского района. На днях, в первых числах февраля текущего года было возведено еще одно скульптурное сооружение перед въездом в город – «Молодая Бурятия» в виде бурятского юноши верхом на лошади.

Мы не беремся судить о художественных достоинствах этих и других скульптурных изображений, но приметим, что многим из них почему-то придано воинственное положение с атрибутами холодного оружия, как копье, лук, сабля. Так в самом общем виде предстает скульптурное «украшательство» нашего города, который веками жил в совсем другом облике.

 О явлениях подобного рода неоднократно писали местные газеты, как «Верхнеудинский Вестник» в 2007 году, «Молодежь Бурятии», газета «Бурятия» в ноябре прошлого года. Однако, общественное мнение не берется во внимание теми, от кого зависит решение об установке очередных изваяний.

Здесь самое время напомнить нашему читателю, что Удинское зимовье было поставлено, как об этом говорят документы, в начале 1666 года. Основателями его, зародыша будущего города – достоверно известно были служилые царевы люди десятник Осип Васильев и пятидесятник Гаврила Ловцов.

Однако, сегодня едва-ли один из тысячи жителей нашего города помнит и знает эти имена. О начале нашего города, первых шагах его истории писали многие ученые, исследователи, в том числе один из первых историков Сибири Г.Ф.Миллер в XVIII веке. Назовем и другое имя – это Л.К.Минерт, почти наш современник, перу которого принадлежат замечательные книги по архитектуре Улан-Удэ, Бурятии.

 Из современников хорошо известны труды на эту тему краеведов и журналистов Р.Серебряковой, П.Натаева, Э.Демина, Ц.Дондукова, И.Замула, Е.Голубева, В.Гурьянова, Г.Семиной и многих других.

Итак, исторические события, связанные с основанием города Улан-Удэ, нашли своё отражение в многочисленных исследованиях, но никак не могут воплотиться в художественно-зримые формы, близкие каждому гражданину, независимо от его возрастного, социального или национального положения. А потребность в этом назрела давно.

Нужно вспомнить, что еще в 1991году, при праздновании 325-летия города, на пригорке - или горe Батарейной - были поставлены гранитный крест и закладной камень с надписью: «На этом месте будет сооружён мемориал в честь основания города». Но власть предержащие забыли об этом и установленные двад­цать лет назад эти памятные знаки являются своего рода укором всем нам, подрастерявшим историческую память, а общеизвестная истина гласит, что тот, кто не помнит своей истории -тот не имеет будущего.

Становится вполне очевидно, что в результате массированного художественного, одностороннего украшательства городу навязывается не свойственная ему история, к тому же почти все скульптурные сооружения, как правило, посвящены неким мифическим героям, не имеющим под собой подлинных исторических аналогов. Ко всему следует добавить, что ни одно из них не проходило общественной экспертизы, рождались за пределами общественного мнения. Могут ли такие сооружения служить средством сплочения общества?

 А ведь Россия была, есть и будет всегда страной интернациональной! В этих условиях нет достойного оправдания бесконечному затягиванию вопроса об увековечивании памяти и заслуг первых землепроходцев, основавших наш город. Бесспорно, разрешение этого вопроса могло бы способствовать укреплению межнационального согласия, о необходимости которого нам постоянно го­ворят первые лица нашего государства - и Президент Д.Медведев, и Премьер В.Путин.

С любой точки зрения - и политической, и исторической и конфессиональной и всякой иной возведение мемориала на месте Удинского кремля, где было положено начало нашему городу -требует своего положительного решения. Говоря о финансовых затра­тах, можно задать встречный вопрос: а откуда нашлись средства на возведение тех сооружений, которые мы лицезреем сегодня? В крайнем случае, можно объявить всенародную подписку, сбор, как это делали наши предки при возведении церквей в прошлые века.

Напрашивается вопрос - чем объяснить бесконечные проволочки с отданием достойных почестей тем, кто, не страшась трудностей почти средневекового времени, думал и работал во имя будущего России, её окраин? В одной из газет за октябрь 2008 года, можно встретить выступление неких «старожилов города и ветеранов труда», которые анонимно заявляют, что русские казаки были якобы захватчики.

А как было на самом деле, о чём говорят исторические сведения, факты? Этот вопрос неоднократно был предметом дискуссий как в научных кругах, так и общественности и при всей разноголосице мнений стороны чаще всего приходили к тому мнению, что Бурятия, точнее бурятские пле­мена, вошли в состав России на добровольных началах. Об этом свидете­льствует и масштабная подготовка к очередному Юбилею -350-летию этого судьбоносного решения.

Наше время-время пробуждения и обострения национальных чувств, наступившее в условиях распада СССР, вызвало в иных умах желание «подправить» историю народов, населявших некогда великую страну, «углубить» в историческом времени, придать ей некую значительность. Потому в глубине веков ищутся теневые, негативные стороны совместной жизни племён и народов, в том числе и сибирских, ис­кусственно заостряется на них общественное внимание.

 А такие примеры всегда можно отыскать. В таком великом деле, как присоединение Сибири к России, когда соприкасались бок о бок разные языки, цивилизации, народные менталитеты, говоря современным языком, совсем нет­рудно найти примеры «жесточи», бряцания оружием с разных сторон. Потому, некоторые горячие головы нередко смешивают и передергивают временные рамки, давно отжившее выдаётся за современное.

Движение России в XVII веке за Урал, на Восток в XVII веке бы­ло великой эпопеей русского народа.

 Сибирь велика - места всем хватало. Русское население, как правило, селилось «чересполосно», его поселения ставились на свободных местах, путём "обтекания" территорий, где сибирские народы проживали ранее. Отрядам землепроходцев, слу­жилых, казаков давались «Наказные памяти» с наставлениями вершить дела мирно, «ласкотою», а при сборе ясака «другу не дружа, а недругу не мстя».

 Всё это способствовало складыванию дружественных отношении, прежде всего среди народных низов, непосредственно меж­ду теми, кто трудился на земле, знал не понаслышке тяготы жизни. Здесь совсем не лишне привести слова известного знатока сибирской истории В.Н. Шерстобоева, сказавшего по этому поводу: «Истиными завоевателями Сибири были не казаки и воеводы, а пашенные крестьяне, именно они быстро и навсегда решили вопрос - быть ли Сибири китайс­кой, английской или русской.

Внутри до- русской Сибири не было сил, способных объединить её разноплемённое население в самостоятельное целое. Местные народы неизбежно должны были соединить свою судьбу с судьбами большого народа. Таким народом по праву явился русский народ». К этой продуманной и исторически достоверной формуле Шерстобоева ничего нельзя ни добавить, ни убавить. История обязывает нас быть справедливыми и отдать должное внимание тем, кто строил российскую Сибирь.

В облагораживании, обустройстве жизни сибирских народов велика была роль Русской Православной Церкви (РПЦ).Уже самые её первые годы служе­ния за Уралом были пронизаны чувствами добра и гуманизма. Зримый тому пример в наших краях - это постройка Троицко-Селенгинского монастыря на полпути между Байкалом и Удинским острогом.

Так посылая сюда группу монахов в числе 12 человек во главе о игуменом Феодосием – «человеком добрым и учителным» - патриарх РПЦ Иоаким в 1681 году, напутствовал: «Приехав в дальние грады, на Лену, в Дауры (так тогда именовалось За­падное Забайкалье, т.е. современная Бурятия - прим. наше)...приглашать всяких иноверцев к истиной христианской вере православной, поучать со всем тщанием и ревностью из Божественного писания и крестить во имя Отца и Сына и Святаго Духа, приводить же к этому божьему делу без вся­кого тщеславия и гордости, с благим намерением, без всякого оскорбления, опасаться, чтобы какими-нибудь словами не отдалить строптивых иноверцев от святого дела».

 Думаем, что не ошибёмся, если скажем, что муд­рость и такт патриарха Иоакима не могут не вызвать неподдельного чувства уважения даже по прошествии с того времени сотен лет. Можно ли найти что-то подобное в истории других церквей периода так называемых Великих географических открытий в период покорения народов Африки, Австралии, обеих Америк - судить и утверждать не беремся, но пись­менно не встречали. Но хорошо известно, что это были страшные и жестокие дела. Дело прошлое - не будем его тревожить.

Теперь вернёмся к нашему насущному делу и спросим себя - а в каком же состоянии на текущие дни находится вопрос об увековечивании памяти тех, кто основал наш город? Здесь и далее, как видит непредвзятый читатель, в своих рассуждениях мы придерживаемся документов и только документов - самых бесстрастных и правдивых свидетелей прошлого и настоящего.

 В связи со сказанным мы приведём дословно ещё один документ, который проливает свет на поставленный выше вопрос. Это ответ под грифом Администрации Президента и Правительства Республики Бурятия, подписанный исполняющим обязанности Председателя Комитета по межнациональным отношениям и развитию гражданских инициатив Д.С.Бадмацыреновым от 15декабря 2010 года. Текст этого ответа направлялся из Улан-Удэ в адрес Председателя Удмуртского научного центра академика А.Липанова, который любезно переправил его нам.

Приводим его содержание: «Уважаемый Алексей Матвеевич! Благодарим Вас, земляка нашей республики, за предложение об увековечивании памяти первых казаков-землепроходцев, основавших Баргузин и Верхнеудинск (г.Улан-Удэ). Ваше предложение было рассмотрено соответствующими ведомствами и Администрация г.Улан-Удэ предполагает установить памятник основателю города - Гавриле Ловцову на памятной аллее на бульваре К.Маркса. Администрация Баргузинского района также предполагает установить памятник Ивану Галкину - основателю Баргузинского острога».

Совершенно нетрудно видеть, что данный официальный ответ есть обыкновенная чиновничья отписка и из неё видно, что вопрос об увековечивании памяти основателей города не решается.

Из ответа видно, что власти предполагают вопреки исторической правде заволокитить дело, называя имя одного землепроходца, пытаются удалить возможное сооружение от того места, где было положено основание города. С такими намерениями согласиться никак нельзя, так как они противоречат и правде, и справедливости.

Зачем это делается - нам трудно понять. Заметим, что такой документ исходит от ведомства, которое должно не игнорировать, а поддерживать гражданские инициативы. Таковы пара­доксы нынешней российский действительности. Нам здесь нечего больше добавить...

В этом русле нельзя не сказать ещё об одном факте, который стал известен 1 февраля из сюжета, показанного для зрителей республики ТВ «Аригус». Он касался темы «Сколько лет нашему городу», где некоторые учёные Бурятского научного центра СО Академии Наук РФ сообщили новость о том, что наш город якобы основан, или мог быть основан древними гуннами.

 Такое экзотичное "открытие" вполне вписывается в тот контекст бесконечных отлагательств по сооружению достойного памятного мемориала основателям города, о котором всё было сказано выше. Гуннское городище-пепелище древнего общеизвестного народа действительно имеет место далеко за пределами современного Улан-Удэ, оно достаточно изучено многими российскими учеными – археологами и ни один из них в своих выводах к такой надуманной искусственности не приходил.

Известно, что история гуннов, предположительно, тюрко-язычного народа, отдалена от наших дней целыми двумя тысячелетиями. Одна из сотрудниц музея истории Бурятии, ответственный хранитель Археологических фондов, Лариса Геннадьевна Ярославцева мотивированно доказывает,что Гуннское городище ни при каких обстоятельствах нельзя рассмат­ривать в том качестве, в котором его предлагают учёные БНЦ.

Мотивы её таковы: во-первых, по мировой классификации, основным признаком основания городов является непрерывность их истории от начала до современности. В то время, как гуннское городище было оставлено его насельниками много столетий тому назад; и во-вторых, значительная удалённость гуннского пепелища от расположения нынешнего города, на другом берегу реки Селенги также противоречит версии, выдвинутой дипломированными историками из БНЦ.

Вообще, проводить прямую связь между столь отдалёнными друг от друга эпохами в данном случае пред­ставляется абсурдной. Говоря прямо, версия о Гуннском городище, яко­бы начальном очаге современного Улан-Удэ, есть очевидная натяжка, средство затушёвывания бесспорного факта, что основателями города явились русские землепроходцы Осип Васильев и Гаврила Ловцов и их сподвижники -царёвы служилые люди XVII века.

Свою позицию по данному вопросу, которую мы взяли труд на себя здесь изложить, считаем бесспорной, лишённой каких-либо конъюнктурных или корыстных мотивов, что читатель непредвзятый видит под­линно из сказанного. Она отвечает, как мы понимаем, интересам всех граждан, которые проживают в наших местах и считают себя россиянами.

Положительное разрешение вопроса по увековечиванию заслуг землепроходцев, основавших наш город в далёком XVII веке, давно назрело и может служить скреплению дружеских уз народов, проживаю­щих на прибайкальских территориях. Родина у нас у всех одна - и она зовётся Россией.

От группы граждан: Л. Орлов - от правления РОО «Русский культурный центр», канд. истор. наук, Заслуженный работник культуры РБ;

В.К.Гурьянов – канд. истор. наук, доцент ВСГАКИ, автор книги  «По Большой – Большой Николаевской»;

Л.Щетинина -поэтесса, член правления общества ОЛИМП;

О. Большешапова - психолог-аналитик, литературовед;

П.Большешапов - поэт;

Т.Горюнова - член Президиума Совета ветеранов Советского района г.Улан-Удэ;

Д.И.Царев - Заслуженный деятель науки РФ, доктор геолого-минералогических наук, профессор;

Э.Кузнецова - ветеран просвещения, преподаватель словесности.

Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях