Байкал
12496

АУЕ продолжает «наступление» на Бурятию?

Последователи криминальной субкультуры снова «отметились» в столице республики  

Фото: Анастасия Аюшеева

В прошлом году тревогу из-за неформального движения АУЕ (Арестантский Уклад Един, Арестантско-уркаганское единство – прим. ред.), исповедующего ценности тюремной субкультуры, забили в соседнем Забайкалье. Тогда депутат гордумы Читы Артём Меняйло рассказал журналистам, что число подростков,  которые находятся под её влиянием, возрастает в арифметической прогрессии.

- Проблема есть. У них там между собой какие-то «соревнования» проходят, какие-то «экзамены» они друг другу сдают. Даже если посмотреть соцсети, там озвучиваются призывы относительно радикального характера. Это пугает, – сообщил он «Забмедиа».

«Может перерасти в нечто масштабное»

Народного избранника поддержали члены общественной палаты Забайкалья. Они отметили: движение представляет опасность не только для общества, но и для самих его участников. А до этого глава читинского УМВД Геннадий Мосякин заявил: проблемы распространения криминальной субкультуры АУЕ среди местных подростков «особо не существует».

- Объясню: АУЕ по «фене» – это тюремная субкультура, которая расшифровывается как «арестантский уклад един». Так приветствуют друг друга в местах лишения свободы. Молодёжь, как правило, даже на стенах пишет это, не понимая, что значит данная аббревиатура, – пояснил он.

Тем не менее, на конференции, посвящённой защите прав граждан на территории Забайкалья, уполномоченный по правам человека в регионе Николай Каргин подчеркнул, что потенциальную опасность, исходящую от этого явления, преуменьшать нельзя.

- Иначе всё это может перерасти в нечто масштабное. Особый акцент должен уделяться роли воспитания подрастающего поколения – как со стороны родителей, так и государства. Вспомните, например, события на Украине. Там не уделялось соответствующего внимания воспитанию детей, а, наоборот, пропагандировались лишь ложные ценности. В итоге выросло поколение молодых бандеровцев, которые сейчас творят бесчинства на всех уровнях, – рассказал Николай Каргин.

«Свободу ворам!»

О криминальной стороне жизни в Забайкалье узнал Совет по правам человека России (СПЧ). Его глава Михаил Федотов заявил: в 2016 году АУЕ станет для организации главным вопросом. Насколько серьёзна ситуация, стало ясно уже через несколько дней после выступления Федотова. В ночь на 2 февраля 2016 года в ОМВД России по Хилокскому району обратился воспитатель местной коррекционной школы-интерната. Он сообщил, что пятеро воспитанников находятся в состоянии алкогольного опьянения.

- Прибывшим на место сотрудникам полиции один из воспитанников оказал сопротивление. Его доставили в дежурную часть. Через некоторое время к зданию полиции подошла группа примерно из 20 воспитанников школы-интерната. Подростки выкрикивали лозунги «Свободу ворам!», бросали в окна камни и требовали отпустить своего товарища. Отогнать их от здания удалось только после того, как один из сотрудников сделал несколько предупредительных выстрелов в воздух, – писали «Аргументы и факты».

Свои порядки

О забайкальских школьниках, живущих по воровским понятиям, тогда сообщил ряд ведущих федеральных СМИ, в том числе и «Газета.ru». А спустя несколько месяцев в центре внимания  журналистов оказалась и наша республика. Телеканал «Россия 24» показал спецрепортаж про АУЕ под названием «Забайкальская каморра».

Корреспондент рассказал: неформальное движение в обоих регионах буквально «поглощает» местную молодёжь, а заправляет «блатным миром» один человек – авторитет Георгий Углава по прозвищу Тахи.

В июле в интервью «Известиям» об АУЕ упомянула и ответственный секретарь СПЧ Яна Лантратова. Она сообщила, что криминальная субкультура держит под контролем не только детей из Бурятии и Забайкалья, но и из Челябинской, Ульяновской, Тверской, Московской областей, Ставропольского края и других российских регионов.

- Это когда на зоне сидит человек, у него есть телефон и он может поставить своих «смотрящих», устанавливающих свои порядки, в том числе –  и в детских домах. И детей заставляют сдавать деньги на «общак» для зоны. А если не сдают, то переходят в разряд «опущенных», над ними издеваются. У них отдельная посуда, столы, – пояснила Лантратова.

Отметим, в Бурятии подобный уклад жизни среди детей и подростков прослеживался в 80-90-е годы, а в начале 2000-х местная молодёжь писала аббревиатуру АУЕ на стенах, при этом даже не понимая её значения. Сегодня на улицах города надписи из трёх букв встречаются нечасто, но всё же встречаются. Так, на днях сразу две таких аббревиатуры, причём с кодом региона «03» появились прямо на льду Уды  – справа от Удинского моста. Их хорошо видно проезжающим мимо пассажирам.

Комментарий республиканского  управления МВД по поводу АУЕ  в феврале публиковало ИА «UlanMedia». В ведомстве заявили: преступное сообщество в регионе не действует, а в 2015 году  преступлений среди несовершеннолетних, связанных с вымогательством, сократилось по сравнению с 2014-м на 43,8 %. По данным МВД, они носят единичный характер. Об АУЕ infpol.ru минувшим летом подробно рассказывал  бывший следователь и улан-удэнец из околокриминальных кругов.

Выше по криминальному духу

Накануне сайт «ИркСиб» опубликовал интервью с начальником СИЗО № 1 Иркутска Игорем Мокеевым. Он отметил, что в среднем за последние 20 лет арестанты стали «более интеллигентными», а подростки –  «более рафинированными, домашними».

- Даже детдомовские как будто добрее предшественников. А когда приезжают молодые люди из Забайкалья, вырисовывается другая ситуация: там ребятишки на бой настроенные. Кругом видят врагов, – рассказал Мокеев.

Начальник СИЗО связывает это именно с культом АУЕ.

- Он очень сильно прослеживается. Поэтому, когда они приезжают отбывать наказание в Ангарскую воспитательную колонию, первоначально прибывают в Иркутский СИЗО. С ними работают психологи, мы некоторое время смотрим, как они себя ведут, – пояснил он.

Мокеев подтвердил, что молодёжь из Забайкалья пытается навязать в Ангарской колонии свои порядки.

- Я ездил этим летом в командировку в Читу, чтобы посмотреть их изолятор. Читинский изолятор –  это наш, но лет 10 назад. Обстановка там тяжёлая. Чита как город неплохое место, и народ там нормальный. А вокруг Читы все довольно трудно – бедность и безработица. Пустоту заполняет криминал. И сидят люди в основном с районов, а не из Читы. В ангарской воспитательной колонии большинство – забайкальцы, – отметил Игорь Мокеев. – Они вырастают в жесткой среде, по криминальному духу они повыше иркутян, с ними очень тяжело разговаривать. Приходится долго расспрашиваешь их про папу-маму, бабушку-дедушку, чтобы у них в голове что-то начало работать и они поняли, что из тюрьмы можно вернуться не в криминал, а к родным.

Автор: Артемий Иванов

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях