Жена полицейского, обвиняемого по делу друга Никиты Кобелева: «Наша семья стала разменной монетой» - новости Бурятии и Улан-Удэ
Главное Популярное Все
Войти

Жена полицейского, обвиняемого по делу друга Никиты Кобелева: «Наша семья стала разменной монетой»

Фото: архив infpol.ru

Прервала молчание вторая сторона нашумевшего дела о смерти подростка в Улан-Удэ

Со дня смерти 17-летнего подростка Никиты Кобелева прошло уже больше месяца. Громкое дело о «полицейском беспределе» в Бурятии уже обсудили на двух федеральных каналах – Первом и НТВ. Уголовное дело по факту убийства Кобелева председатель Следственного комитета России Александр Бастрыкин направил в Новосибирск для «объективного и всестороннего расследования». Названы имена полицейских, которые подозреваются в избиении Никиты Кобелева и его друга Дмитрия Тутынина во время допросов. Пятеро полицейских сейчас находятся в СИЗО.

Никаких развернутых комментариев пресс-служба МВД по Бурятии по этому поводу до сих пор не давала, разумеется, пообщаться с самими полицейскими журналистам было невозможно. Впервые публично выразила свою точку зрения вторая сторона конфликта 14 июля с помощью соцсетей.

Сегодня в популярном паблике «Аноним 03» «ВКонтакте» появилась запись от имени супруги одного из задержанных сотрудников МВД. Приводим текст полностью.

«Он может отомстить за друга»

«Я, супруга одного из сотрудников, обвиняемых в применении пыток, обращаюсь к СМИ и общественности. Надеюсь быть услышанной и не потеряла веру в здравый смысл.

Почти месяц наша сторона не давала никаких комментариев в ответ на истерию общественности, но это совсем не значит, что это было виноватое молчание. Мы, как и положено законопослушным гражданам, приняли решение ждать окончания следствия. Но, к сожалению, уже к концу первого месяца из двух положенных молчать стало просто невыносимо, а особенно после разглашения имён и фамилий наших родственников.

Мой супруг обвиняется в совершении преступления в отношении Тутынина Дмитрия (не погибшего Никиты!), а именно, это пытки в подвале, выбивание показаний. Обвинения же строятся только на словах «потерпевшего» и судмедэкспертизе, сделанной через сутки после того, как Дмитрий покинул здание суда или на вторые после так называемых пыток. Так же для нашей семьи стало неприятной неожиданностью, что дело о смерти одного подростка и дело о пытках, после которых в очень скором времени Дмитрий без каких-либо увечий дает интервью на одном из местных каналов, вдруг объединяют. Конечно, он показывает ссадину и два синячка, но поверьте, то, что описывается в судмедэкспертизе, рисует абсолютно другую картину. Судя по ней, Дмитрий должен быть синим, если не полностью, то на процентов 70 точно. Допустим, что увечья прошли за 3 дня. Но почему-то нигде не говорится, что перед выходом из здания суда была произведена фотофиксация, чего потерпевший не отрицает, кстати говоря, и на ней Дмитрий так же без единой царапины. Говорить о том, что у Дмитрия есть мотив «насолить» полицейским думаю, что даже не стоит, ведь сделав из себя жертву он может уйти не только от административной ответственности, уголовной ответственности, но и отомстить за друга. Также почему-то ничего не говорится о том, что потерпевший поменял показания.

Таким образом, наша семья оказалась заложником ситуации, разменной монетой в выяснении личностных отношений. Под давлением общественного резонанса мы попали в общую мясорубку.

Также хочется отметить то, что петицию написали, основываясь на первоначальные недостоверные показания потерпевшего, иными словами оклеветали сотрудников. Сказать, что везде мы сталкиваемся с предвзятостью - не сказать ничего. Нас уже везде полили грязью, а на просторах интернета так и подавно.

Самая страшная сторона в этой истории - это моральная сторона. Почему ради мести человек идёт на такие крайние меры? Неужели кому-то будет легче от чужого горя? Что касается семьи Кобелевых, то несомненно у них горе, более того я понимаю маму Никиты, так как совсем недавно мы сами стали родителями. Однако это не даёт права унижать нас, проклинать нас, ведь конкретно мой супруг даже в глаза не видел Никиту, так же как и второй его коллега. На сегодняшний день мы уже почти 20 дней живём без нашего папы, мужа и сына. Он в СИЗО. При рассмотрении апелляционной жалобы об изменении меры пресечения ни одно из обстоятельств не было принято во внимание, так как дело резонансное.

Этим обращением надеюсь, донести до СМИ и общественности историю ещё одних жертв данной истории», - говорится в посте.

Сообщение оставлено анонимно, проверить подлинность авторства затруднительно. Отметим, что в превышении должностных полномочий во время допроса Тутынина обвиняются старший оперуполномоченный Валентин Смолин и младший оперуполномоченный ОСО УР УМВД России по городу Улан-Удэ Жаргал Замьянов.


Читать далее

Другая сторона профессии