«Праздновать победу всё-таки рано»: известный эколог рассказал о «битве» за Байкал
Главное Популярное Все Моя лента
Войти

«Праздновать победу всё-таки рано»: известный эколог рассказал о «битве» за Байкал

Фото: russianstock.ru

Священному озеру угрожает ещё одна монгольская ГЭС

Эпопея со строительством ГЭС в соседнем государстве продолжается уже несколько лет. Финансировать проект MINIS по развитию инфраструктуры горнорудной промышленности взялся Всемирный банк. Изначально монголы хотели построить плотину на Селенге и водохранилище на её правом притоке – реке Орхон. Затем появился ещё один проект – на реке Эгийн-Гол. Его обещал поддержать Китай.

Однако в прошлом году Всемирный банк приостановил финансирование первых двух объектов. Вскоре под вопросом оказалось и строительство Эгийнгольской ГЭС. Этот проект в Поднебесной не поддержали из-за претензий со стороны России. Министр иностранных дел  Сергей Лавров лично обратился к руководству Бурятии с просьбой вынести вопрос о возведении плотин на широкое обсуждение. В ходе публичных слушаний, которые состоялись в марте этого года, улан-удэнцы и жители районов республики дружно выступили против строительства ГЭС – как и иркутяне.

«Курс пересмотрен»

В конце сентября монголы отменили тендеры на проведение технико-экономического обоснования (ТЭО) и оценку воздействия на окружающую среду (ОВОС) для плотины на Селенге и водохранилища на Орхоне.

- Курс действий в отношении исследований по проектам «Шурэн» и «Орхон» пересмотрен. Эта мера принимается по итогам публичных консультаций, проведённых в России и Монголии по проекту техзадания с потенциально затронутыми сообществами в марте-июле 2017 года, – заявили в MINIS.

Читайте также

Монголия отменила тендеры по скандальным ГЭС

Реализацию нашумевшего проекта отложили на неопределённый срок

Вышеназванные тендеры появились на сайте Всемирного банка год назад, и для международной экологической коалиции «Реки без границ» такой демарш стал полной неожиданностью: анонсированные ранее общественные слушания, по сути, потеряли всякий смысл, ведь проектная документация разрабатывалась без учёта их результатов.

- Такое пренебрежение к мнению жителей России, которое они должны были высказать на слушаниях в Бурятии и Иркутской области, ставит под угрозу как репутацию Всемирного банка в Байкальском регионе, так и саму возможность проведения дальнейших консультаций по вопросам оценки воздействия монгольских ГЭС на окружающую среду и общество в трансграничном бассейне Байкала, – рассказал тогда российский координатор «Рек без границ» Александр Колотов. – Какой смысл проводить общественные слушания в России, если в Монголии уже утверждены и выставлены на тендер именно те материалы, которые планировалось обсуждать? Это будут не слушания, а сплошной фарс, имитация общественного участия и попытка перехитрить своих соседей.

Разъяснений от финансовой организации потребовал и глава Минприроды России Сергей Донской. Министр отметил, что решение о проведении конкурсов идёт вразрез с достигнутыми ранее договорённостями.

Читайте также

Россия и Монголия договорились о сотрудничестве по скандальным ГЭС

Теперь представителям обеих стран предстоит вместе оценить воздействие плотин на Байкал

Добиться официального решения MINIS, по словам Александра Колотова, удалось после неоднократных обращений «практически к каждому члену совета директоров Всемирного банка». В начале октября, на заседании специально созданной рабочей группы, Россия и Монголия договорились о сотрудничестве по скандальным ГЭС. Теперь представителям обеих стран предстоит вместе оценить воздействие плотин на Байкал. И даже если работы в этом направлении спустя несколько лет всё-таки продолжатся, то по принципиально другим правилам. Чего экологам и общественникам уже удалось достичь и что ещё предстоит сделать для спасения священного озера, российский координатор «Рек без границ» рассказал накануне в интервью «Радио свобода».

«Сдула пыль и решила действовать»

Так, по словам Александра Колотова, планы монголов по строительству ГЭС – на самом деле советские.

- В 60-е годы наши институты разрабатывали проекты плотин для Сибири и Дальнего Востока, а попутно провели оценки створов крупных рек Монголии и отметили несколько мест, где теоретически можно было бы построить ГЭС. Никакой конкретики в этих проектах тогда не было, – поделился он с «Радио свобода».

Однако после распада СССР наши южные соседи решили строить свою энергетику, взяв курс на энергонезависимость.

- Государство стремилось полностью закрыть потребности в электроэнергии за счёт собственных ресурсов. Это привело к тому, что в Монголии сегодня множество угольных станций, работающих на дешёвом угле, плюс печное отопление в большинстве жилых домов. В Улан-Баторе выходишь из поезда и сразу чувствуешь характерный запах гари, – пояснил эколог. – А так называемый режим «чёрного неба» там – обычное явление. Чтобы диверсифицировать энергетические ресурсы, Монголия обратилась к старым советским планам. Сдула с них пыль и решила действовать.

По словам Колотова, работа над проектами ведётся уже более десяти лет, но, к счастью, они далеки от реализации. Тот, что касается возведения плотины на Селенге, вошёл в «активную фазу» в 2014 году.

- Тогда Монголия провела успешные переговоры со Всемирным банком о финансировании строительства по проекту MINIS, цель которого – инвестиции в инфраструктуру горнодобывающей отрасли. Эти планы по строительству каскада ГЭС – что-то вроде нашего проекта по развитию Нижнего Приангарья: гидроэлектростанции работают «в связке» с крупными предприятиями, расположенными на территориях с большими запасами полезных ископаемых, – отметил Александр Колотов.

«Мы не можем создать второй Байкал»

Учёные уже неоднократно рассказывали о рисках, которые несёт появление монгольских плотин. Свои опасения по этому поводу высказывали и жители Бурятии – люди боятся наводнений, пожаров и исчезновения омуля. По словам Александра Колотова, строительство ГЭС «ударит» по экосистеме Байкала.

- Мы не можем создать второй Байкал, чтобы поэскпериментировать и посмотреть: а что будет, если мы сделаем так или эдак. Можно лишь прогнозировать, как изменение того или иного параметра скажется на всей экосистеме озера. Есть предварительные научные оценки, которые дали коллективы институтов СО РАН. Согласно им, если ГЭС на Селенге будут построены, резко изменится режим стока, – рассказал специалист. – Гидростанции, чтобы обеспечить стабильную выработку электроэнергии, в разные периоды то накапливают, то сбрасывают воду по необходимости. И для экосистемы это огромный удар: она тысячелетиями существовала по другим законам, а тут ей искусственно меняют режим.

Пример тому, по словам эколога – сибирские ГЭС.

- Даже разговоров никаких нет про экологические попуски – как сделать так, чтобы режим сбросов был более-менее приближен к естественному. Это даже не обсуждается. У нас энергетики – хозяева рек. Наивно думать, что в Монголии будет по-другому, – считает Колотов.

Специалист заявил: изменение экосистемы повлечёт исчезновение байкальских эндемиков и размножение организмов, в принципе чуждых для этих мест. А качество воды в озере ухудшится.

- Вода в Байкале такая чистая, потому что Селенга несёт в него песок, взвеси, играющие роль природного фильтра. А после строительства плотин это станет невозможно. Изменится жизнь людей, живущих на берегах Селенги. Река даёт им жизнь. Не только из-за рыбы, конечно. Пойменные долины считаются лучшими для выпаса скота, и на монгольской стороне пастбищ тоже больше не будет, – отметил он.

При изменении уровня Байкала повышает риск накопления токсичных веществ, дополнительного выделения парниковых газов, землетрясений и оползней – особенно в связи со строительством ГЭС на Эгийн-Голе. Об этом предупреждают, в частности, специалисты Института земной коры СО РАН.

- Водохранилище даёт так называемую наведённую сейсмичность. Когда огромные объёмы искусственно заполняются водой, это неизбежно порождает геологическое напряжение, которое должно где-то выходить. Мне приходилось слышать, что в случае с Эгийн-Голом последствия могут быть самыми серьёзными – вплоть до разрушения плотины. Это приведёт к гибели сотен тысяч людей. Я не специалист, чтобы как-либо комментировать такой научный прогноз. Но если есть хотя бы малая вероятность подобного исхода, её надо принимать в расчёт, – предупредил Колотов.

«Жалобу закрыли»

По словам координатора «Рек без границ», между Монголией и Россией заключено межправительственное соглашение о трансграничном сотрудничестве в сфере использования водных ресурсов. По сути, наши южные соседи в одностороннем порядке перестали выполнять его, когда заявили о намерении построить собственные гидроэлектростанции. 

- Санкции за это предусмотрены не были. Кульминацией стало совещание в Улан-Баторе весной 2015 года, когда и российская делегация поставила подписи на протоколе, разрешающем Монголии проектирование ГЭС. С нашей стороны эксперты пообещали проанализировать эти проекты «в будущем». Вот тут и подключилась общественность, – сообщил Александр Колотов. – Вообще наша коалиция была создана после похожего случая. Китайская река Хайлар – это наша Аргунь, по ней проходит естественная граница между странами. Так вот, Китай, не поставив никого в известность, перенаправил основной сток «своей» половины реки в какое-то пересыхающее озеро. Китайская сторона успела закончить все работы до того, как кто-либо смог отреагировать на происходящее. Тогда и было решено создать коалицию, которая бы оперативно отслеживала подобные ситуации.

В ситуации с монгольскими ГЭС экологи воспользовались механизмом обжалования, который есть во Всемирном банке, и обратились в инспекционный совет финансовой организации.

- Его функция – рассматривать случаи, связанные с ущемлением социально-экономических прав людей в тех местах, где банк реализует свои проекты. Жалобу подписали не только участники общественных организаций, но и обычные жители. Мы добились того, что в мае 2015 года комиссия инспекционного совета отправилась в Бурятию и Монголию и оценила ситуацию на месте. Наши аргументы признали справедливыми. Всемирный банк в итоге несколько раз откладывал принятие окончательного решения и только в этом году «закрыл» нашу жалобу, – говорит эколог. 

В проекте строительства ГЭС не оценивались экологические риски, никто не просчитывал, как они отразятся на Байкале.

- Жители монгольских аймаков не подозревали, что их сёла попадут под затопление. А российская сторона вообще была «выведена из игры», – цитирует Колотова «Радио свобода». – Сейчас всё, о чём мы говорили, выполнено. Прошёл первый цикл общественных слушаний в Монголии и в России. Мы настояли, чтобы в обеих странах жители обсуждали одни и те же документы – прежде участникам  предлагались разные их версии. Принято главное решение – о том, что необходима комплексная экологическая оценка проекта. И наконец, в сентябре были отменены последние тендеры. Я подчеркну: работы не приостановлены, а именно отменены.

И хотя реализацию нашумевшего проекта отложили на неопределённый срок, радоваться экологи не спешат.

- Праздновать победу всё-таки рано. Учёные сейчас приступают к комплексной экологической экспертизе, на это уйдет примерно три года. Но есть тот самый проект строительства ГЭС на Эгийн-Голе, о котором мы говорили как об одном из самых опасных. Так вот, его Всемирный банк не финансирует, поскольку он формально не входит в проект MINIS, – отмечает координатор коалиции «Реки без границ». – Монголия договорилась о финансировании с Китаем, который готов выделить на эти цели миллиард долларов.  Долг она будет выплачивать за счёт поставок электроэнергии. По логике строительства каскада, именно ГЭС на Эгийн-Голе будет возводиться первой.

Сейчас уже готовится площадка под строительство. И хотя в Поднебесной временно замораживали финансирование этого проекта, минувшей весной его возобновили. Правда, деньги пойдут вроде бы на строительство линий электропередачи, а не гидроэлектростанции.

«Нас можно представить к какой-нибудь монгольской награде»

По данным ТАСС, уже в октябре Россия намерена предложить Монголии ряд альтернатив. Это модернизация существующей линии электропередачи и строительство новых ЛЭП, в том числе с выходом на Китай, а также энергомост в рамках азиатского энергокольца. По мнению министра природных ресурсов страны, цена на электроэнергию для монголов в этом случае будет ниже, чем при реализации проекта ГЭС.

- На мой взгляд, самый реалистичный вариант – большое энергетическое кольцо. Дело в том, что сейчас в Монголии запускается добыча на новых угольных месторождениях, к тому же у них идёт модернизация железной дороги, вдоль которой можно проложить провода. А у нас большой переизбыток мощностей на Дальнем Востоке, – пояснил изданию Сергей Донской. – Есть ещё один вариант – строить у них генерацию. Сейчас существует большое количество чистых угольных технологий и Монголия сможет использовать свои богатые угольные ресурсы. У нас есть своё производство солнечных панелей и мы можем обеспечить им качественную солнечную генерацию. Наши компании заинтересованы в реализации всех этих проектов.

Как утверждает известный эколог, руководитель «Бурятского регионального объединения по Байкалу» Сергей Шапхаев, в Монголии на самом деле много электроэнергии и получать её можно без строительства опасных для озера сооружений. Альтернативные источники и российская электроэнергия – вот что, по мнению специалистов, спасёт ситуацию. Проблема лишь  в том, смогут ли стороны договориться.

Читайте также

Президент поручил Минэнерго проработать вопрос поставок электроэнергии из Бурятии в Монголию

Это будет альтернатива строительству ГЭС на Селенге

В том, что альтернативные варианты существуют, уверен и Александр Колотов.

- Монголия – один из мировых лидеров по потенциалу ветровой и солнечной энергии. Есть дерзкий проект под названием «ГобиТЭК»: в пустыне Гоби устанавливаются солнечные и ветровые электростанции, способные вырабатывать энергию в таком количестве, чтобы закрыть потребности как минимум нескольких населённых пунктов и крупных предприятий. Есть ГАЭС – гидроаккумулирующие станции, в них вода работает по принципу замкнутого цикла. Это дороже, чем ГЭС, но и существенно экологичнее, – заявил он «Радио свобода». – Кое-что можно сделать уже здесь и сейчас: построить большее число ЛЭП от наших энергосистем к монгольским. Кстати, нас, экологических общественников, пожалуй, уже можно представить к какой-нибудь монгольской награде. Благодаря нашей деятельности в связи с проектом MINIS Россия снизила отпускные цены на электроэнергию для Монголии на 30 процентов, лишь бы ГЭС не строили. А это колоссальные деньги, миллионы долларов в год.

Вся эта ситуация вокруг гидроэлектростанций в соседнем государстве – прекрасная иллюстрация того, как общественность может заставить свои правительства что-то делать, отметил эколог.

- Поначалу всё было однозначно: Россия в происходящее не вмешивается. Подписи под протоколом, дружеский ужин – всё отлично. То есть ситуацию мы раскачивали с нуля. И важно, что смогли воспользоваться легальными, цивилизованными механизмами, чтобы решить проблему. Грамотная работа шла по двум направлениям – Всемирный банк и комитет Всемирного наследия ЮНЕСКО. И поскольку в деле участвовали организации такого уровня, национальным правительствам уже невозможно было самоустраниться, отмолчаться, – подчеркнул Александр Колотов. – Так произошло именно потому, что проект имеет трансграничный, международный характер. Если бы его, допустим, реализовала какая-то российская компания на монгольские деньги, добиться того, чего добились мы, было бы практически невозможно.

Монголия  суверенная страна и, в принципе, имеет право строить ГЭС где хочет. Но государство, нарушившее международные конвенции, будет выглядеть в мировом сообществе очень бледно. На этом и удалось «сыграть» членам  экологической коалиции.

Читать далее

Читайте также