Житель Бурятии, прикованный с 13 лет к инвалидному креслу, ведет ежедневную борьбу за жизнь
Главное Популярное Все Моя лента

Житель Бурятии, прикованный с 13 лет к инвалидному креслу, ведет ежедневную борьбу за жизнь

Фото: В. Дашиева

Несмотря на страшный диагноз и тяжелую судьбу, Андрей Асташов не привык жаловаться и просить о помощи, хотя она ему очень нужна

«Я с ним познакомилась случайно. Его зовут Андрей. Он уже пятнадцать лет в коляске. По вине пьяного шофера 13-летний мальчик остался с поврежденным позвоночником, став инвалидом на всю жизнь. Любознательный, с открытым сердцем молодой человек мужественно переносит тяготы судьбы. Уже три года как у него отказали почки, и он через день ездит на диализ (искусственные почки) в Улан-Удэ из села Нижний Жирим Тарбагатайского района. Во всей Бурятии диализные центры только в городе. На коляске в мороз и жару три раза в неделю он из Нижнего Жирима добирается 10 км до Тарбагатая. А там пытается еще 60 км проехать на микроавтобусе, который не всегда берет его с коляской и сопровождающим младшим братом. Без брата он сам один не доберется. В городе брату приходится пешком катить коляску до больницы, чтобы немного сэкономить деньги. Скоро брат пойдет в армию, и как он будет один добираться до диализного центра?» - пишет в своем письме в редакцию Людмила Дампилова, главный научный сотрудник Института монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН. Она часто ездит по деревням Бурятии, в одной из которых и повстречала Андрея Асташова.

История молодого человека так тронула ее сердце, что она захотела, во что бы то ни стало, помочь ему. 

- Во многие инстанции я написала письмо об оказании помощи Андрею, ответило только Министерство социальной защиты, но это был сухой и безнадежный ответ. Андрей не может воспользоваться гостиницей для инвалидов, ибо условия там минимальные, все не свое, один жить не может, а вдвоем в сутки платить за гостиницу 600 рублей - не дешевле, чем выбираться из деревни. Так что везде тупик… 

Мы решили связаться с Андреем, чтобы о нем узнали как можно больше людей. Но, услышав, что таким образом можно получить помощь неравнодушных земляков, он сказал, что не умеет просить. Привык «тянуть свою лямку» сам, смущаясь, ответил он. 

Детство резко прервалось…

Жизнь в деревне для инвалида не только неудобна, но и невыносимо однообразна. Минимум общения, отсутствие досуга, да и на коляске далеко не поедешь – повсюду бездорожье. 

Когда-то, еще мальчишкой он жил как все его сверстники, любил погонять мяч, учился в школе. Верил в лучшее. Но в один день его счастливое детство оборвалось страшной аварией. 

20 октября 2003 года он попал в ДТП по вине пьяного водителя. Итог – перелом позвоночника и нарушения в работе органов таза. Прогнозы врачей были неутешительными. 

- Трое суток я пролежал в реанимации, потом была операция в Улан-Удэ, и меня отправили домой, - рассказывает Андрей. – Врачи сказали, что я даже сидеть не смогу: «Пара месяцев максимум, и помрешь», говорят. 

Когда Андрей обратился к иркутским специалистам, выяснилось – в Улан-Удэ операцию сделали неправильно, и нужно переделывать. 

- Томограмма показала, что мне убрали осколки, а переломы скрепили проволокой и все. Но, чтобы исправить это, пришлось бы не один раз съездить в Иркутск. Посоветовали обратиться в Новосибирск. Так и сделали. После операции в Новосибирске я почти сразу стал сидеть, - рассказывает о своих поездках парень. 

Научился водить, чтобы выжить

Андрей стал понемногу привыкать к выпавшей на его долю ноше. Даже ездил на соревнования по теннису среди инвалидов. Но в 2014 году начались проблемы с почками. С годами становится только хуже, ко всему прибавилась одышка и скачки давления. 

Теперь он вынужден через день ездить в Улан-Удэ на гемодиализ. Если не делать этого, его срок недолог. Одна такая поездка обходится семье Асташовых в 1300 рублей. Иногда денег не хватает, и он пропускает жизненно важную для него процедуру. 

- До такой степени доходило, что опухал весь, - говорит он. - Гемодиализ нужно проходить во вторник, в четверг и субботу. Если бы для меня эти процедуры были платными, мне бы вообще не пришлось их делать. 

Раньше Андрей ездил в Улан-Удэ на пенсию брата по потере кормильца. Передвигался с его же помощью. Но Сергей перестал получать выплаты и к тому же скоро уходит в армию. 

- Иногда приходится таксовать, чтобы заработать хотя бы на бензин – для поездок на гемодиализ, - говорит Андрей. В 2012 году он отучился на права в Улан-Удэ. - Мы были первыми инвалидами, кто сдал на права с ручным управлением. Так и таксую дважды в неделю, брат сидит рядом, контролирует. Скоро зима, и мне снова придется ездить на автобусе. 

Некоторые водители стали узнавать паренька на коляске. Двое даже соглашаются подвозить его бесплатно. 

Друг Андрея Роман предложил ему пожить с ним – в поселке Стеклозавод, чтобы не ездить так далеко. Но по деньгам выходило еще больше: на дрова, проезд и питание. Сейчас Андрей стоит в очереди в дом инвалидов-колясочников, но когда продвинется в ней, неизвестно. 

«До последнего буду с ним»

Брат и мама – все, что есть у Андрея. Втроем они живут в неблагоустроенном доме в Нижнем Жириме. 15 лет, не зная усталости, Татьяна Владимировна обрабатывает Андрею раны и с любовью ухаживает за ним. В 50 лет она решила уйти на пенсию и полностью посвятить себя сыну. 

На фото из семейного архива: Татьяна Владимировна и Андрей готовят обед.

- Кардиолог выписал ему препарат «Твинста» от давления. Наш лечащий врач говорит, что этих таблеток нет на счету, чтобы выдавать бесплатно. Они очень дорогие для нас - 28 таблеток стоит 1200 рублей. Этого не хватит и на месяц. У меня есть один выбор – давать сыну на поездку в Улан-Удэ на диализ, либо на таблетки от давления. Одно из двух. 

Отца семейства нет в живых уже шесть лет. Поддерживают их только друзья и знакомые – кто чем может. За эти годы испытаний Асташовы поняли, что в мире немало отзывчивых, добрых и щедрых людей. Всем им семья выражает благодарность. 

В райсовете, куда обращались Андрей и его мама, им теперь выделяют тысячу рублей в год и привозят памперсы. 

- Поначалу, когда почки еще нормально работали, он держался, не унывал, - говорит Татьяна Владимировна. - Сейчас иногда, бывает, сорвется: «Лучше умереть мне», говорит. Мы взяли машину в кредит, на ней он таксует понемножку. Рыбу любит ловить. По хозяйству мне помогает младший сын Сережа. Где дров наколоть, где тяжести поднять. Скоро в армию уйдет, не знаю, как буду справляться. Что ждет Андрея впереди, неизвестно, но я до последнего буду с ним. 

Сама Татьяна Владимировна на здоровье не жалуется. Да, есть проблемы с сердцем и скачки давления, но ей нельзя расслабляться. Поэтому она только пьет таблетки. 

«Там мне становится легко»

Не думать о своей проблеме невозможно, говорит Андрей. Ведь вся его повседневная жизнь это борьба. В ней много ограничений, тяжелых мыслей и боли. 

- Не все можно кушать с его почками, - говорит мама Андрея. - В его меню сплошные «нельзя»: нельзя соленое, нельзя сладкое, жирное, острое… Но он мне иногда говорит: «Лучше я помру с полным животом, чем голодным!» 

Андрей хочет жить. Он любит общаться и не потерял интерес к окружающему миру, хоть этот мир не всегда к нему доброжелателен. 

- Что я люблю? Очень люблю рыбалку. Там мне становится легко, и я обо всем забываю, - с улыбкой говорит он. 

О помощи парень из Нижнего Жирима не просит. Но если найдутся добрые люди, то не откажется и будет очень благодарен. 

СБЕРБАНК

Номер карты: 639002099004251646

Мобильный банк (Сбербанк) - +79247710335 – Асташова Татьяна Владимировна

Связаться с Андреем можно по телефону 89836310647.

Читать далее