Аварию на коллекторе обсуждают в коридорах власти,  на городских рынках, в общественном транспорте, на лавочках возле домов. Люди боятся повторения чрезвычайной ситуации. Многие винят в этом руководство города, коммунальщиков. А мы же обратились к экспертам.  

«На бумаге к холодам все готовы, но на деле…»

Анонимный комментарий специалиста в сфере ЖКХ Улан-Удэ: 

- Однозначно назвать виноватых в этой аварии сложно. Понятно, что такая ситуация имеет накопительный характер: эти трубы лежат десятилетия, без ремонта и профилактических работ, не то что капитальных. Обследовать их фактическое состояние, производить текущий ремонт – это обязанности МУП «Водоканал». А проводить капремонт в полномочиях собственника, то есть администрации Улан-Удэ. Сотрудники «Водоканала» должны были осмотреть этот участок и в случае его плохого состояния внести в план и подать в администрацию документы на финансирование работ, бить во все колокола. Не предупреждать на словах, а именно официально подать документы. Если бы руководство «Водоканала» это сделало и, к примеру, получило отписку от администрации, что денег пока нет, то «Водоканал» мог бы смело «умывать руки». Мол, они сделали все, что от них зависело. Но, по всей видимости, этого сделано не было. Поэтому формально – это недоработка МУП «Водоканал». 

С другой стороны, администрация города должна мониторить работу поставщиков. Самостоятельно проводить осмотр сетей не обязаны, но производить контроль - их полномочия. Тут можно говорить о систематическом недобросовестном отношении к данной проблеме на протяжении многих и многих лет. Никто ведь не отрицает, что на сегодня изношенность сетей 70 - 80%. 

Дело в том, что каждый год выполняется не больше 30 - 40% от плана необходимых работ. Допустим, ставится в план заменить километр сетей, а денег выделяют только на 300 - 400 метров. И со временем разрыв между «ожиданием» и «реальностью» становится все больше. 

Плюс к этому в последние годы прошли сокращения рабочего персонала и в «Водоканале», и в ТГК-14. Почему? Да потому что затраты увеличиваются, а доход у компаний не растет. Но высшее звено как получало хорошие зарплаты и годовые премии в 1,5 млн рублей, так и не собирается эту планку снижать. Кто остается? Остаются работяги, которые получают «слишком большие» зарплаты в 20 - 25 тысяч. Их и решают сокращать. Многие заметили, что этой осенью в городе было перекопано много участков теплотрасс. И они простаивали, потому что вместо шести бригад ТГК-14 работала всего одна. 

Так что в этом году нас ждет страшная зима. Риск новых аварий очень большой. На бумаге, конечно, может, поставщики к холодам и готовы, но на деле… И если на «Водоканал» максимальная нагрузка приходится на осень-весну, когда идет движение грунтов и «рвется» канализация, то у ТГК-14 самые большие нагрузки в январе-феврале. И не дай бог тогда там что-то «щелкнет». 

«Нужна целевая программа»

Михаил Гергенов, депутат Народного Хурала РБ: 

- Изношенность всей коммунальной системы нашей столицы 80%. Что это значит? Ясно же, авария может случиться везде и всегда! Трубопроводы  холодной и горячей воды, теплоносителя  по всем улицам  города проложены в одну ветку:  обрежут из-за аварии в центре, встанет и в кварталах.  Каждый год мы собираемся менять все системы, но денег нет, город закредитован не по своей вине, а от «щедрости» бывших его руководителей. Сам «Водоканал»  не сможет заменить сотни километров труб и коллекторов. Мне кажется, нужна целевая республиканская программа обновления инфраструктуры Улан-Удэ, а то так и будем сидеть как на пороховой бочке. 

«Городу нужна финансовая помощь»

Александр Барданов, депутат горсовета Улан-Удэ: 

- Причины объективные – износ сетей. И фактически весь город находится как на пороховой бочке. Может рвануть в любое время и в любом месте. 

Во время аварии технические службы не были готовы к быстрому развертыванию и,  главное, координации работ. Со стороны управления по ЧС  я не видел ни одного человека у нас в квартале, реально работающего среди населения. Я со своими соседями ощутил все неудобства произошедшей аварии, поэтому на протяжении двух дней организовывал помощь жителям, за свой счет нанимал пять частных водовозок. 

Что нужно делать теперь? Совместными усилиями городских и республиканских властей добиться федерального финансирования на ремонт изношенных инженерных сетей. Без финансовой помощи город не справится, построить «суперреспублику» с аварийной столицей не удастся. 

«Плохие сети – это выгодно»

Сергей Басаев, журналист: 

- Дело в том, что в тарифы, по которым мы платим за тепло и воду, закладываются деньги и на ремонт, и на содержание, и на зарплату сотрудникам. И, соответственно, мы вправе ожидать от поставщиков, чтобы вся эта система содержалась в порядке. Но этого не происходит. Авария говорит о том, что сети находятся в ненадлежащем состоянии. И по большому счету  поставщик не заинтересован, чтоб все было нормально. Потому что в тариф входит надбавка и за ветхость сетей. Затратные котельные существуют только для того, чтобы повышать тариф. Получается такой парадокс: чем больше потерь, тем выше тариф и тем выше доход у ресурсоснабжающей организации. «Водоканал» – это тоже коммерческое предприятие. 

Какой выход? Тарифы на воду и тепло должен устанавливать горсовет, как это было до 2006 года. И депутаты горсовета будут нести ответственность и обладать всей информацией. Сейчас данные о том, как распределяются средства, полученные от населения, являются коммерческой тайной организации. И тариф не должен быть единым для всех. Сегодня мы платим одинаково, вне зависимости от того, где живем. По сути 80%  города могло бы платить в два раза меньше.