Третий день фестиваля «Голос кочевников» был, пожалуй, самым шумным и зажигательным. Хотя начало концерта никак не предвещало бурного окончания

Традиционно концерт третьего дня открыли победители конкурса. Их сменила божественная Нина Настасья из Нью-Йорка. После ее пения зрители ушли на антракт с чувством светлой печали.

За цыганской звездой кочевой

Второе отделение началось с интригующих звуков аккордеона из-за закрытого занавеса. Когда он открылся, взорам зрителей предстала странная картина. Музыканты постепенно присоединялись к одинокому аккордеонисту. Вот вплела свои звуки гитара, присоединился барабан. И все же первые звуки цыганского оркестра из Антверпена никак не ассоциировались с тем, что мы привыкли считать цыганской музыкой. Временами мелодии антверпенских артистов напоминали греческие, а то и турецкие мотивы. Впрочем, это неудивительно, учитывая балканское происхождение этих бельгийских цыган.

- То ли цыгане внесли свои мотивы в музыку стран, где кочевали, то ли сами набрались чужих мелодий – не разберешь, – рассуждал вслух зритель, учитель музыки Андрей Сизых.

От него я узнал, что знаменитые венгерские композиторы Монти и Ференц Лист были цыганами. Их всех кочевых народов цыгане – самые древние и загадочные кочевники.

И тут на сцену ворвался «цыганский барон», он же солист Грегор Терор. Вместо плетки – микрофон. А все остальное… На первый взгляд, обычный европейский костюм строго классического покроя и шляпа. Но никто не умеет так залихватски надвинуть шляпу на лоб, как цыган. И костюм Грегора был любимого цыганами ярко-красного цвета, словно зажегся костер в центре табора. Сцена действительно на полтора часа превратилась в табор.

Свободный народ

Когда солист в перерыве между куплетами начал пить пиво на сцене прямо из бутылки, пожилые зрители переглянулись в шоке. Молодежь восторженно взвыла, понимая, что цыганский дух в свободном, непринуждённом отношении ко всему. И артисты столь же свободно общались на самых разных языках, мешая английский язык с французским и немецким.

 Когда солист под смех зрителей открыл вторую бутылку пива, вспомнился Яшка-цыганенок из культового фильма советских пионеров «Неуловимые мстители». Грегор, несомненно, смог бы и с завязанными за спиной руками выдуть полный ковш самогонки.

Цыганская магия

Как бы ни «зажигали зал» предыдущие артисты фестиваля, все они делали это застегнутыми на все пуговицы своих традиционных костюмов. Но в третий день долой степенную сдержанность степняков из ансамбля «Джонон», никакой церемонной строгости группы из Китая «Эзэн» и даже грозную неподвижность горловиков «Хуун Хуур Ту»… Цыган Грегор сбросил в середине концерта даже пиджак, сковывавший движения, и пустился в еще более буйный пляс.

Неудивительно, что одежда и манеры цыган казались чопорным европейцам колдовской экзотикой. Не зря цыганам приписывают магические способности гадалок и неуловимых конокрадов.

Ансамбль из Антверпена показал, что самое колдовское в цыганах – это их музыка и песни. Древнее колдовство цыганской музыки не могут испортить даже современные интерпретации.

- Романо хип-хоп! – призвал танцующих зрителей Грегор перед новой песней.

И визжащие от восторга молодые зрители послушно замахали руками и завиляли телами в ритме хип-хопа. Концерт завершился и вовсе общим танцем на сцене. В этот день каждый зритель фестиваля «Голос кочевников» стал немного цыганом.

Фото Анны Огородник.