10 ноября бурятскому цирку исполнилось ровно 10 лет



Однако в планах Минкульта это событие никак не значится. Как считают некоторые работники культуры, после смерти основателя государственного цирка Бурятии Майдари Жапхандаева зрелищный жанр в республике постепенно утрачивает былые позиции



Год назад должен был состояться международный детский фестиваль циркового искусства, названный в честь Жапхандаева. Несмотря на то что событие было давно запланировано, приглашены гости, Министерство культуры Бурятии внезапно отказалось от его проведения. А вдова Жапхандаева Валентина Батожаргалова, которая на тот момент работала директором детской цирковой студии, отправлена на пенсию. В личной беседе с ней министр культуры Тимур Цыбиков сослался на то, что «вы и так увековечили имя своего мужа»…

Зрелищный жанр

Жанр зрелищного искусства в республике развивался с трудом. В 1996 году Майдари Жапхандаев открывает цирковую студию для обучения талантливых детей при Бурятском драмтеатре. Ребятишек собирали со всей республики. В Бурятию пригласили профессиональных артистов цирка из Монголии. Детей обучали гимнастике, акробатике, жонглированию, клоунаде, эквилибристике и оригинальному жанру. Уже через год состоялись первые выступления маленьких студийцев. Успех и признание ученики цирковой школы получили на различных международных конкурсах и фестивалях. Постановлением правительства республики от 10 ноября 2000 года создан государственный цирк Бурятии. Костяк коллектива составили первые воспитанники детской цирковой студии. Налаживаются связи, бурятский цирк активно гастролирует по стране и за ее пределами. Начинающий коллектив получил поддержку от Российской государственной цирковой компании. Домой коллектив неизменно возвращался с наградами. Изюминкой бурятского цирка стали гуттаперчевые девочки. Они создали достойную конкуренцию лучшим циркачкам этого жанра из Китая и Монголии. На их счету самые престижные награды, в том числе Гран-при в Монте-Карло в 2005 году. В апреле этого года бурятских циркачек-«каучуков» пригласили работать в знаменитый цирк мира «Дю Солей».

Шатер, да не тот

Однако на фоне успеха и признания талантов бурятских циркачей ситуация с самим цирком отчего-то кажется не столь радужной. Хотя в рамках празднования Конвента монголов мира в июле этого года, наконец, состоялось долгожданное открытие цирка-шапито в поселке Орешкова. До этого времени он три года хранился в металлическом контейнере. И если бы не Конвент, сколько бы еще цирковой шатер стоимостью в несколько миллионов рублей пролежал в контейнере? Однако после открытия прошло совсем немного времени, артисты отыграли несколько представлений, и труппа была распущена в отпуск. А шатер шапито разобран и на зиму уложен снова в контейнер.

С момента создания государственного цирка Бурятии директор Майдари Жапхандаев мечтал о собственном в Улан-Удэ шапито, в котором артисты смогут давать представления. Он долгое время консультировался с другими цирками. В итоге после переговоров с Центром циркового искусства в Москве у Жапхандаева появился проект покупки французского цирка еще в ноябре 2003 года. Настоящего, изготовленного по лучшим традициям европейских шапито, признанного лучшим в России по внутреннему оснащению оборудованием и декорациями. Шатер ярко-голубого цвета, расписанный художниками на цирковую тему, стоил 6 млн. рублей. Доставка до Улан-Удэ, установка и монтаж цирка, оборудования и аппаратуры полностью входили в эту сумму. Предварительная договоренность уже была достигнута с поставщиками. Приобретение шапито было поддержано правительством республики и включено в республиканскую целевую программу. Для этого из бюджета было выделено 8 млн. рублей. Такое шапито не нуждалось в необходимости разборки на зиму, прочная ткань могла спокойно выдерживать суровые морозы.

— Майдари так был рад, когда это долгожданное событие случилось, — рассказывает Валентина Батожаргалова, вдова Майдари Жапхандаева.

Однако из-за серьезного заболевания почек Майдари Жапхандаев был вынужден отойти от управления цирком. В ожидании операции по трансплантации он находился в клинике в Новосибирске. И.о. был назначен Виктор Эрдыниев, который и осуществлял покупку циркового помещения.

— Несмотря на болезнь, муж все время звонил ему, чтобы узнать, как продвигается покупка шапито, однако постепенно Эрдыниев перестал отвечать на его звонки, — рассказывает Валентина Батожаргалова.

По словам вдовы, супруг очень переживал. И все же он умер с надеждой, что купят именно солидное, профессиональное шапито, которое он выбрал.

Майдари Жапхандаева не стало 24 февраля 2008 года.

— Когда я увидела шапито, которое купили, была в шоке, — говорит она. — Да оно не стоит таких денег, которые на него потратили! Это клеенчатый шатер, а конструкции и несущий каркас из такого же мягкого металла. К тому же нестандартная арена! А как же безопасность артистов?

Валентина Батожаргалова признается, что была неприятно удивлена, когда во время проверки прокуратуры к тому времени уже директор Виктор Эрдыниев не смог даже представить документы на шапито. Прокуратура республики направила представление в Министерство культуры о не­эффективном использовании бюджетных средств.

«Мне жалко дело мужа»

Валентина Батожаргалова после выхода на пенсию в течение двух лет до сентября 2009 года работала директором детской цирковой студии. По ее словам, ей очень хотелось таким образом помочь больному мужу, который неизменно засыпал ее вопросами о цирке и детской студии. Она фактически была его связным, через которую он знал, чем и как живут бурятские циркачи. Вдова директора говорит, что всеми силами старалась, чтобы деятельность цирковой студии развивалась. Во всем она следовала советам мужа, поддерживала связь с именитыми циркачами России, Монголии и Китая. Когда ее вызвали в Министерство культуры и сообщили, что в ее услугах больше не нуждаются «в связи с ее 57-летним возрастом», она была растеряна. Цирковая студия, конечно, не госслужба, и чиновники могли сделать исключение ради памяти создателя и первого директора бурятского госцирка.

— После смерти Майдари для меня это было единственное, что поддерживало и грело, что чем-то я способствую продолжению его дела, — говорит она.

Тогда же ей сообщили, что не будет и детского международного фестиваля, к проведению которого вдова старательно готовилась. И это мероприятие со сметой в 450 тысяч рублей уже было заложено в план мероприятий на 2009 год. Министр культуры Тимур Цыбиков в разговоре с ней сказал, что не видит в этом необходимости, так как память мужа она уже увековечила.

— Я ничего не делала, на родине Майдари в селе Дульдурга Агинского округа открыли музей, посвященный ему, как народному артисту РФ, в этом нет моей заслуги, — недоуменно говорит Валентина Батожаргалова.

Женщина считает, что сейчас бурятский цирк переживает не лучшие времена. Она уверена, во многом вина действующего руководства цирка.

— В ребятах нет того огня и желания, как было при Майдари. У них ведь цирковой век короткий, им нужны гастроли и выступления, они этим живут, а программа не обновляется, открытие шапито прошло за счет старых номеров, — рассказывает вдова.

На днях ей рассказали, что уволился единственный клоун. Гуттаперчевые девочки практически пустились в свободное плавание. Теперь они работают в мировом цирке «Дю Солей», а их неустанный тренер монголка Сэлэнгэ — руководитель и продюсер одновременно.

— Я переживаю, что дело моего мужа утратило свою значимость для республики, если десятилетний рубеж государственный цирк Бурятии встречает в творческом забвении, — говорит Валентина Батожаргалова.

Туяна Цыренжапова.

«Увековечим через десять лет»



Комментарий Тимура Цыбикова, министра культуры Республики Бурятия.



По словам руководителя культурного ведомства, «десять лет для цирка — не юбилейная дата». Хотя он все же в беседе подчеркнул, что событие коллектив цирка отметил открытием своего шапито.

— Кстати, на торжественном открытии я подчеркнул: заслуга в том, что у Бурятии есть свой цирк, именно Майдари Жапхандаева, — отметил он.

Опасения вдовы Майдари Жапхандаева о будущем нашего цирка министр культуры не поддержал. Он считает, что цирк успешно работает и очень часто гастролирует по районам республики.

— Они ездили в самые отдаленные Баунт, Закаменск, Баргузин. Не многие коллективы выезжают туда, — говорит Тимур Цыбиков.

Претензии Валентины Батожаргаловой он воспринимает спокойно, говоря, что в цирковом искусстве «она не специалист, а просто обиженная женщина». Он также подчеркнул, что после того, как с ней попрощались, деятельность цирковой студии и труппы цирка нормализовалась.

Обиды вдовы, что в итоге купили не то шапито, он считает необоснованными, ссылаясь на то, что торги проводились Республиканским агентством по госзакупкам.

— Поставщик из Москвы ООО «Овен», стоимость его 4 млн. 740 тысяч рублей, в этом году еще 8 млн. рублей были выделены на благоустройство территории цирка, — сказал министр культуры.

Давая комментарий «ИП», Тимур Цыбиков пообещал, что увековечение его памяти все же произойдет.

— Только для этого необходимо, чтобы прошло десять лет, это регламентируется указом №181 президента РБ, — говорит Тимур Цыбиков.