В этом году 20 лет исполнилось с тех пор, как состоялся набор первой бурятской актерской студии Восточно-Сибирской государственной академии культуры и искусств (ныне - Восточно-Сибирский государственный институт культуры). Сегодня, по словам художественного руководителя ГБАТД им. Х. Намсараева Эржены Жамбаловой, выпускники студии составляют костяк Буряад театра. По разному сложилась судьба ее учеников: кто-то ушел из профессии, кого-то уже нет в живых, но сегодня в театре служат те, кто не мыслит себя без актерства. Среди выпускников бурятской студии – заслуженные и народные артисты, любимцы публики и гордость республики. Своими воспоминаниями и мыслями об этом делятся сами артисты и их наставники. 

Ты помнишь, как все начиналось...

В сложные 90-е годы было принято решение готовить будущее Бурятского театра в Улан-Удэ. Вдохновителем идеи был тогдашний директор ГБАТД им. Хоца Намсараева  Майдари  Жапхандаев. В 1997 году состоялся набор в первую бурятскую актерскую студию. К моменту, когда в Бурятском театре собралась конкурсная комиссия, уже прошли отборочные туры в районах, по результатам которых в театр явилось около 300 абитуриентов. На место претендовали до 11 человек. 

- Желающих быть артистами тогда было очень много, ­– вспоминает актриса Жажан Динганорбоева. 

Весь зрительный зал был наполнен поступающими и их родителями. Ребята по одному выходили на сцену и показывали себя – танцевали, пели, читали стихи, выполняли задания. Забавно, что многие не понимали друг друга из-за разницы диалектов. 

- Я удивлялась: вроде, все говорят по-бурятски, но ничего не понять! ­– рассказывает актриса. 

Это теперь им подвластны пение и речь на диалектах бурятского народа, а тогда все было иначе. 

После первого семестра отсеялись те, для кого учеба оказалась слишком трудной. И был добор. 

- Помню, как к нам зашла Надя (Надежда Мунконова – прим. автора) – смуглая, тоненькая, с гладко зачесанными назад волосами и села с прямой спиной. Нам тогда сказали, что вот пришла Дангина Окинского района, – вспоминает актриса Дарима Лубсанова. 

«Я возвращалась домой к 11 часам ночи»

Они были очень яркие – девушки и юноши курса, который в академии прозвали «звездным». И этот факт потребовал от преподавателей новаторства и креативности. 

- Я пришла работать к ребятам по приглашению Джеммы Баторовой, которая напомнила мне о том, что по специальности я не только актриса, но и преподаватель актерского мастерства. Я помню, что поразилась, насколько красивые подобрались ребята на курсе. Начав работать, я четко осознавала, что если, не дай Бог, мы не доработаем, плохо научим, то свой грех я буду видеть своими глазами всю жизнь, ведь мы готовим будущих коллег, которые будут работать с нами в театре, – улыбаясь, вспоминает Эржена Жамбалова. 

Женская команда педагогов: Джемма Баторова, Дарима Халматова, Нэлли Дугаржабон, Эржена Жамбалова времени на подготовку артистов не жалела. 

- Порой, я возвращалась домой к 11 часам ночи! ­– рассказывает Эржена Жамбалова. 

- Нам, парням, очень нужен был наставник – мужчина! – говорят актеры Болот Динганорбоев и Баярто Ендонов. 

По воспоминаниям своих бывших студентов, Саян Жамбалов пришел к ним в элегантном кожаном пальто и белом шарфе и сразу начал с работы над отрывками из «Жестокого века» Исая Калашникова. 

- Мы работали, делясь на группы по 4-5 человек, с каждой из которых Саян Цыдыпович  работал в течение всего года, – вспоминает актер Баярто Ендонов. 

Погружение в фольклор

- Обычно студентов готовят по классике, но Саян Цыдыпович взял для работы материал местный, – размышляет ­ Надежда Мунконова. 

Сами того не осознавая, они ступили на путь поиска материала, основанного на истории бурятского народа, которым был увлечен их наставник. Первым творческим поиском стал совместный с американцами проект «Песнь белой птицы», в который они окунулись летом 1998 года, сразу после первого курса. Затем в 2000 году в свет вышел спектакль «Улейские девушки», который с успехом идет на сцене театра вот уже 17 лет. 

Эржена и Саян Жамбаловы несколько лет активно сотрудничали с американским  театром «Ла Мама», однажды взяв с собой в Америку и своих студентов. 

- Проект «Песнь белой птицы» о княжне Бальжан Хатан – это был колоссальный опыт для нас, с которым мы объездили районы Агинского округа! – хором вспоминают артисты. 

Правда,  не обошлось без курьезов. Американцы платили тогдашним студентам по пять долларов в день, и для ребят это было хорошим подспорьем. 

- Мы поменяли доллары на рубли за день до дефолта! А на следующий день курс доллара вырос в несколько раз, – смеется Дарима Лубсанова. 

С ними тогда ездили моринхуристы Дмитрий Аюров, Баттувшин и певица Бадма Ханда, о которой мир только начинал узнавать. 

Увлечение многих ребят горловым пением и игрой на моринхуре, привитое Саяном Жамбаловым, началось именно тогда, и было продолжено его блестящими учениками. Особенно преуспел в этом Виктор Жалсанов, в роду которого все играли на инструментах, но только ему суждено было стать профессиональным артистом, прославляющим своей игрой традиционное бурятское искусство. 

- С приходом Жамбаловых началось наше погружение в бурятский фольклор. Мы тогда увидели, как это красиво, – рассказывает актер и режиссер Буряад театра Виктор Жалсанов. 

Расширяя границы

По окончании третьего курса вместе с преподавателями некоторые студенты побывали в Норвегии на фестивале «Ридду Ридду», представив «Сказание для долгой зимней ночи». 

- Мы тогда впервые увидели самобытные коллективы других народов мира. Для нас открылся новый мир, – вспоминают актеры. 

Саян Жамбалов со студентами Виктором Жалсановым, Надеждой Мунконовой, Болотом Динганорбоевым, Баярто Ендоновым на фестивале «Ридду Ридду» в Норвегии, 1998 год

Потом были Белоруссия, Франция и Ницца, Америка и Бродвей, воспоминания, о которых хранятся в памяти каждого, кто там побывал. 

Театралы вспоминают, как показав «Улейских девушек» в Иркутской области и в самом Улее, следили за реакцией зрителей. И поначалу им показалось, что зритель аплодировал сдержанно. 

- Мы думали: «А может, мы не так сыграли? Не так спели? Ведь исполнение песен восточных бурят сильно отличается от песен западных бурят, – вспоминают актрисы Жажан Динганорбоева и Галина Галсанова. - Нам приходилось нелегко поначалу, потому что у иркутских бурят есть песни, которые нужно петь между нот, форшлагами, на разных диалектах. 

Но долгая и упорная работа над песнями вместе с Саяном и Эрженой Жамбаловыми дала свои результаты – после спектакля их благодарили, признав мастерство артистов и создателей постановки, кропотливо собравших фольклор западных бурят. 

«Мы почувствовали себя бурятами»

Они заразительно смеются, вспоминая прошлые годы. Многое пережито, говорят. 

- Именно тогда, благодаря этой работе, в нас зародилось то, что называется национальным самосознанием. Мы почувствовали себя бурятами. Иногда удивляешься, как много в нас вложили наши педагоги, ­– ­говорит Надежда Мунконова, вспоминая прошлые годы. 

Они никогда не забудут свой приход в театр и то, как «звездному  курсу» пришлось столкнуться с первыми разочарованиями. 

- Нас немного «притушили»… До звездных ролей пришлось поработать и в массовке, – говорят нынешние звезды бурятской сцены. 

К слову, зазнаваться им не давали и во время учебы. 

- Я на втором курсе выступила в роли ведущей концерта в филармонии. Меня тогда наказали, потому что дисциплина превыше всего, –­ улыбаясь, вспоминает бессменная ведущая правительственных концертов, красавица Дарима Лубсанова. 

Преподаватель актерского мастерства Саян Жамбалов и студенты «звездного курса» Болот Динганорбоев, Баярто Ендонов, Виктор Жалсанов, Надежда Мунконова в 1997 году

Режиссер Саян Жамбалов и актеры Буряад театра Болот Динганорбоев, Баярто Ендонов, Виктор Жалсанов, Надежда Мунконова спустя 20 лет

Заслуга Жамбаловых

В 2013 году Эржена и Саян Жамбаловы вернулись в Бурятский театр драмы, но уже художественным руководителем и режиссером театра. С этого момента в театре начинается новая эпоха. 

- То, что сейчас мы ставим спектакли на основе нашей бурятской истории – это их заслуга. Кому это было до них интересно? – задается вопросом Надежда Мунконова. 

Благодаря новым спектаклям, считают артисты, люди узнают родную историю. 

- Иногда зритель имеет свое представление о событии и, бывает, не согласен с другим взглядом на историю и судьбы ее персонажей. Люди не знают и отрицают то, чего не знают, – размышляют актеры. 

Иногда обидно бывает, говорят, читать комментарии в соцсетях и чувствовать разрыв между своим творчеством и зрителем, который зачастую и спектакля не видел. 

- Я иногда задаюсь вопросом: что было бы, если бы не наши педагоги? Кем бы мы были? Мне даже страшно подумать. Образно говоря, они выпрямили мне спину, позволив узнать и гордиться богатством культуры своего народа, – говорит актриса Галина Галсанова, вызывая согласие коллег. 

Каждым своим словом, песней и жестом они, актеры Буряад театра, стараются донести до зрителя красоту своего языка и культуры, вдохновить, поднять свой народ. Они – крепкое звено, объединяющее прошлое, настоящее и будущее бурятского национального театра.