Обращение коллектива театра

"После длительного ожидания честного и разумного поведения от бывшего художественного руководителя и главного дирижера театра оперы и балета г-на Азата Максутова, его нынешний оппонент – Театр оперы и балета решил публично высказать свою точку зрения на происходящие события, а также на обстоятельства, которые г-н Максутов указывает в своих многочисленных интервью.

В 19-м номере газеты «Новая Бурятия» от 13 мая 2012 года на с. 4 Азат Барыевич в своем интервью указал следующее:

1. «Настоящие проблемы – это финансовые, правовые, трудовые, дисциплинарные нарушения, и я предполагаю, наличие сговора». На данные обвинения отвечаем следующее (заранее просим прощения за вынужденный экскурс в юридическую терминологию):

Обвинение в финансовых, правовых нарушениях - это слишком серьезное обвинение. Специально для г-на Максутова поясняем:

Правовое нарушение (правонарушение) – это общественно опасное, противоправное, виновное деяние (поступок или бездействие) деликтоспособного лица, наносящее вред личности, обществу или государству. Правонарушения подразделяются на виды, так, например, правонарушение в сфере уголовного законодательства именуется преступлением.

Понятие финансового правонарушения также основывается на общем понятии правонарушения, которое разработано теорией государства и права. Признаками финансового правонарушения выступают:

1)общественная опасность;

2) финансовая противоправность;

3) волевое деяние (действие или бездействие);

4) предусмотренность за его совершение финансовой ответственности;

5) виновность.

Таким образом, финансовое правонарушение можно определить как общественно опасное, виновное, противоправное (в нарушение финансового законодательства) деяние, посягающее на финансовые отношения, за совершение которого предусмотрены меры ответственности.

Что такое трудовое нарушение Азат Барыевич, вероятно, знает сам, и очевидно, претендует на роль «разоблачителя» нарушений также в сфере трудового законодательства.

В связи с этим театр оперы и балета требует от Азата Максутова указать на конкретные правонарушения в деятельности театра (одним из видов правонарушений также является финансовое правонарушение), доказать наличие признаков хотя бы одного правонарушения, в том числе финансового, и указать какие нормы законодательства Российской Федерации нарушены руководством театра. Кроме того, хотелось бы напомнить г-ну Максутову о том, что согласно нормам Конституции РФ, Уголовно-процессуального кодекса, Кодекса об административных правонарушениях и др. никто не может быть признан виновным в правонарушении, если данный факт не установлен судом.

В данном случае высказывание о «правовых, финансовых, трудовых нарушениях» является публичным обвинением со стороны г-на Максутова, за что ему придется отвечать в суде, куда театр намерен подать исковое заявление о защите деловой репутации. Впрочем, Азат Барыевич может избежать разбирательства в суде в случае принесения им публичных извинений в печатных и телевизионных СМИ.

2. На реплику г-на Максутова о том, что «заведующий оркестром Самсонов не составляет график работы музыкантов, не ведет ежедневный учет занятости» отвечаем:

Заведующий оркестром Самсонов ежедневно производит контроль за соблюдением трудовой дисциплины артистами оркестра, каждый артист оркестра ежедневно заполняет явочный лист, расписывается в нем. Явочный лист на каждый день хранится у заведующего оркестром, является одним из оснований составления табеля учета рабочего времени. Табель учета рабочего времени, в свою очередь, составляется ежемесячно и является одним из первичных документов для начисления заработной платы работникам.

График работы музыкантов должен составляться в соответствии с репетиционным планом на квартал. Составление репетиционного плана – одно из полномочий художественной коллегии театра, во главе которой стоит художественный руководитель. Именно он, согласно локальному нормативному акту - Положению о художественной коллегии, несет ответственность за проведение заседаний этой самой коллегии. Азат Барыевич репетиционные планы, являясь художественным руководителем, не предоставлял, предпочитал составлять их устно. О каком же графике занятости в таком случае может идти речь?

Кстати, о трудовой дисциплине. Согласно Положению о художественной коллегии, Малый совет данной коллегии во главе с художественным руководителем осуществляет контроль за соблюдением творческой и трудовой дисциплины творческим персоналом, рассматривает предложения о поощрениях и взысканиях в отношении творческого персонала. Однако, такие заседания коллегии, напомним, не проводились и многочисленные служебные записки о дисциплинарных нарушениях, поданные тем самым заведующим оркестра, так и оставались «незамеченными» художественным руководителем. Вероятно, по этой причине многие из таких артистов оркестра сейчас рьяно ратуют за восстановление такого «хорошего» художественного руководителя. Стоит напомнить г-ну Максутову также об инциденте с одной из артисток оркестра, которая находилась на больничном, а он, основываясь на собственных интересах, утверждал, что ее больничный лист – куплен и угрожал увольнением в случае, если она не напишет, цитируем, «чистосердечное признание»». Такое поведение, мягко говоря, трудно назвать достойным.

Да и как человек, в чьи обязанности главного дирижера входило соблюдение, в том числе, правил внутреннего трудового распорядка, режима рабочего времени, и который их не соблюдал, может говорить о трудовой дисциплине?

3. Г-н Максутов также ссылается на документацию по приему музыкальных инструментов и подписи, которые стоят на таких документах, указывает на то, что эти документы привлекли внимание прокуратуры.

Обращаемся напрямую к Азату Барыевичу:

Стоит ли указывать на документы, к которым Вы никакого отношения не имели, отказались заниматься приемкой этих инструментов, ссылаясь на то, что вся хозяйственная часть работы – это, цитируем, «не мое» и «инструменты – это мебель». Создается впечатление, что все Ваши высказывания ничем не подкреплены. Вы лишь специально даете задел прессе и общественности, провоцируете различные дискуссии и всеми силами стараетесь уничтожить репутацию театра, к многолетней славе которого усилий не прилагали. Мы вновь призываем Вас внимательнее относиться к своим высказываниям и прекратить старания придать Вашему увольнению политический окрас. Общественность Республики Бурятия, как вы в свое время выразились, - «Вашей республики», вовсе не глупа и не безграмотна, чтобы принимать Ваши незавершенные и неподкрепленные фактами высказывания на веру. Увольнение – вопрос между работодателем и работником, и если Вы искренне ратуете за подъем театра, то Вам стоит обратить более пристальное внимание на свое же высказывание: «Каждому нужно начинать с себя, адекватно и критично видеть результаты своей работы и нести за это ответственность».

В заключение хочется обратиться к общественности и попросить о справедливом и адекватном восприятии ситуации, сложившейся столь неприятным образом вокруг театра".