«Я выпустил две книги. Это ему стоило выборов»
Главное Популярное Все
Войти

«Я выпустил две книги. Это ему стоило выборов»

Как один из сторонников Леонида Потапова стал его непримиримым врагом

«Информ Полис» продолжает воссоздавать события политической борьбы 1994 года за пост первого президента Бурятии. Сегодня наш собеседник – кандидат исторических наук Алексей Тиваненко. 

Алексей Тиваненко, известный в Бурятии краевед и ученый. Фото: russianstock.ru

- Алексей Васильевич, какое вы в них принимали участие, где находились? 

- На переднем, так сказать, крае борьбы. Я был  членом штаба Леонида Потапова. Скажу больше, когда начались разговоры о претендентах, БРО КПРФ, членом бюро которого я был, называло разные имена.  Потапова среди них не было. Сильно удивившись, я как-то спросил у председателя партии Вандана Базарова: «В чем дело, ведь Потапов - член КПСС, был первым секретарем ее рескома, на то время состоял председателем Верховного Совета республики. Кому как не ему быть выдвиженцем от блока «Социальная справедливость», который мы создали?». Базаров стал невнятно говорить, что теперь другое время, нужны другие лица и желательно бурятской национальности. Кое-кто приводил кандидатуру Галины  Дождиковой. Единства мнений не было.   Тогда нам удалось через Октябрьский райком партии выдвинуть Потапова. Инициативу поддержали многие партийные комитеты, общественность и, в конце концов, реском КПСС. 

- Как шла выборная борьба? 

- Трудно. На должность президента выдвинулись, кроме Потапова, Александр Иванов, Валерий Шаповалов и Сергей Намсараев. И шансы на победу у Иванова были немалые по причине поддержки бурят. Не исключаю использование Потаповым министра образования Намсараева как послушного спойлера (технического кандидата). Я этим вопросом не интересовался и подробностей не знаю. Но это на самом деле была единственная возможность отобрать голоса у Иванова, тогда пользовавшегося не меньшим авторитетом у населения Бурятии, чем Потапов. 

Четвертая власть – СМИ – встала на стороне Иванова. Его агитационными материалами, плакатами и листовками были заполнены газеты, телевидение, радио. У Потапова информационное обеспечение было гораздо меньше. Ничего не помню об агитках Намсараева, а Шаповалов вообще шел без них за неимением средств. Ведь в марте 1994 года его выпустили из тюрьмы за отсутствием состава инкриминируемого ему обвинения, а в мае уже состоялись выборы. У него даже не было штаба и команды. И все же Шаповалов  в районах занял третье место, а в Улан-Удэ – второе. Это его окрылило. В 1995 году он баллотировался и победил на выборах мэра Улан-Удэ. 

- Как вы оцениваете работу команды Иванова? 

- Она была у него хорошая, судя по обилию печатной продукции. Помню, что наиболее активно его поддерживали газета «Бурятия» и ее журналист Клара Харанутова. Ей удалось чуть ли не в день выборов выпустить острый политический материал о Потапове «Что не позволено Юпитеру..», едва не стоивший ему поражения. И она стала первым  журналистом из  республики,  уволенным из газеты  под давлением победившего кандидата, то есть Леонида Потапова. Стали закрываться и другие газеты, остановила вещание радиостанция «Улан-Удэ». Как ни странно, и меня сняли с должности редактора газеты «Коммунист Бурятии» (я был в составе ее учредителей). 

-  Алексей Васильевич, значит ли это, что вы тоже поддерживали Иванова, находясь в штабе Потапова? 

- Иванова я не поддерживал, а наоборот, боролся с ним. Поскольку агитматериалам Потапова в республиканских СМИ не находилось места, мы в рескоме КПРФ создали газету «Коммунист Бурятии». И я редактировал ее вплоть до выборов. Материалы поступали сырые, приходилось их много править. В том числе такой основополагающий документ блока «Социальная справедливость», как программа Потапова. Убирал целые куски, вписывал новые, от себя. Слава богу, никто подмены не заметил. Чего греха таить, в программе Иванова искал любые «зацепки», чтобы показать ее демагогичность. В критике Намсараева и Шаповалова не участвовал. Последнего не знал, а первый мне показался недостойным высокой должности по ряду причин делового плана. И я предугадывал его проигрыш. 

Читайте также

Как в Бурятии появилась должность президента

Зачем у нас хотели ввести пост тайши, почему Саганов не участвовал в президентских выборах – в интервью с участником тех событий депутатом Народного Хурала Степаном Калмыковым

- Почему все-таки выиграл не Иванов, а Потапов? 

- Напомню, что Бурятия входила в «красный пояс» России, где еще живы были коммунистические настроения. В Бурятии символом КПСС и силой свернутого «ельцинистами» Советского Союза  был Потапов. 

Понимаете, в чем дело. Иванов шел с программой построения рыночной экономики, то есть реставрации капитализма. Потапов – под лозунгом сохранения социализма. Как член КПРФ я опубликовал в дни выборов в газете «Правда Бурятии» (в двух номерах) большую статью «Возрождение социалистической идеи». В ней показал тупиковый путь капитализма и что он даст республике, если победит новая идея рыночной экономии. Фамилий не называл, но было ясно, что я рекомендую поддерживать программу Леонида Потапова. Причем окончание статьи вышло в день голосования, то есть в запрещенный для агитации день. Возмущенные соперники Потапова по TV призвали правоохранительные органы арестовать меня, но Леонид Васильевич послал на избирательный участок, где я работал, охрану и арест не состоялся. Потом политики говорили: именно эта статья резко качнула граждан республики в поддержку коммуниста Потапова, поскольку идея капитализма была для них неясной и чуждой. 

- Тогда почему с вами так поступила команда Потапова? 

- Вот такая черная неблагодарность. Хотя тут основная «заслуга» тогдашнего первого секретаря рескома КПРФ Сергея Будажапова. Ему было неприятно видеть мое присутствие в составе бюро рескома и редакции газеты «Коммунист Бурятии» из-за личных мотивов, которые я не хотел бы озвучивать. Отстранение от редактирования партийной газеты для него было только началом гонения. Затем меня вывели из состава бюро, а Октябрьскую районную организацию он силовым методом заставил исключить из рядов КПРФ. При Вячеславе Мархаеве конфликт был исчерпан, и я снова восстановлен в рядах. За верность идеалам коммунизма награжден 16 орденами и медалями ЦК КПСС и ЦК КПРФ. 

- А не с этим ли была связана ваша громкая борьба с Потаповым? 

- По событиям 1994 года на Леонида Васильевича причин для обиды нет. Противостояние началось с конца 1995 года, когда я уже работал советником мэра Валерия Шаповалова. 

- Неужели из-за Шаповалова разошлись ваши пути с Леонидом Васильевичем? 

- Через несколько дней после выборов в мэры Шаповалов предложил перейти к нему на работу, чтобы помогать ему словом и делом. Мы начали рвать коррупционную паутину, возвращая незаконно уведенное имущество, выгоняли преступников с должностей, ввели собственный банк, «Улан-Удээнергосбыт», «Улан-Удээнерго» и другие ведомства, выходя из-под «опеки» республиканской власти монополистов. Один пример: эти монополисты снабдили город материалами и услугами, в десятки раз превышающими установленные нормы. Мы лишили их возможности класть в личные карманы сотни миллионов рублей из муниципального бюджета. Оставшись без халявной кормушки, все побежали к президенту республики за помощью. Так родился клан чиновников, которые любой ценой держались за первого человека Бурятии. 

- А как произошло отстранение Шаповалова от должности мэра? 

- Совершенно незаконным путем. Сначала нужно собрать обвинения, вынести на сессию горсовета и там принять такое решение, хотя на пост мэра избирали не депутаты, а народ. К тому же в уставе города отсутствовала процедура отрешения узким кругом лиц. Это решали только перевыборы. У нас поступили иначе. Президент Бурятии предъявил претензии мэру, а горсовет отстранил его от исполнения обязанностей на время следствия. И только потом начали собирать компромат. Кстати, такую процедуру посоветовали из генпрокуратуры России, куда у Леонида Потапова была проторена дорожка, ибо тогдашний генпрокурор Юрий Скуратов являлся выходцем из Улан-Удэ. Затем мы со Скуратовым подружились, я – его семейный гость в Москве. И как-то я рассказал, к чему привели его советы по процедуре отрешения Шаповалова. Юрий Ильич выразил сожаление, что руководство Бурятии ввело его в заблуждение ложными обвинениями. Кстати, то же руководство в знак «благодарности» не дало экс-генпрокурору занять посты члена Совета Федерации и депутата Госдумы. Что касается отрешения, то дважды президент Бурятии подавал в суды прошения об отставке Шаповалова и дважды суды восстанавливали его в должности. В защиту мэра встали Госдума и Конституционный суд России. А представитель Потапова  Герман Языков продолжал публично заявлять в СМИ: «Мы все равно не дадим ему работать мэром!». 

- Алексей Васильевич, вы ведь в свое время выпустили книги против первого президента республики. 

- В Москве я выпустил две книги  – «Леонид Потапов: дорога в никуда» и «Забайкальский тупик: кто виноват в обнищании Бурятии и как нам жить дальше?». Это ему стоило выборов на второй срок в 1998 году. После издания книги он потерял 15% избирателей.  Я вынужден был написать первую книгу, потому что считал, что она поможет  оппонентам Потапова на выборах в 1998 году – Александру Кореневу и в 2002 году - Бато Семенову (тогда я работал в его штабе). Первую спонсировал Александр Коренев, а вторую - Юрий Скуратов, который был обижен на власти республики. 

Леонид Потапов, первый президент Республики Бурятия (1994—2007). Фото: russianstock.ru

- Вы сейчас помирились с  Потаповым? 

- Да. Лет пять назад. Вместе с Леонидом Потаповым,  Константином Агаловым, Геннадием Айдаевым и Раисой Пшеничниковой мы создали фонд развития Бурятии. Теперь как соратники встречаемся за одним столом. Что было между мной и Потаповым, всё в прошлом.


Читать далее

Читайте также