Общество
1837

Справедливость не бывает выборочной

«VIP-пенсии» автоматически сократятся, если депутаты и чиновники Бурятии урежут свои зарплаты

Фото mk.ru

В повестку дня апрельской сессии Народного Хурала Бурятии включен вопрос доплатах к пенсиям так называемых «VIP-пенсионеров» - бывших государственных и муниципальных служащих.

О том, что думают по этому поводу они сами,  корреспондент «ИП» беседует с членом Общественной палаты Бурятии Валерием Яковлевым.

- Валерий Иванович, как вы сами оцениваете с моральной точки зрения упорное нежелание бывших госслужащих расстаться с доплатами к своим государственным пенсиям? Ведь самих госпенсий их никто не пытается лишить, речь идет только о доплатах, которые являются своего рода сверхпривилегиями…

- Прежде чем давать любые оценки, давайте разберемся. При обсуждении этой темы в головах сложилась терминологическая путаница, которую создали и активно пользуются ею отдельные политики-популисты.

Федеральным законом «О системе государственной службы Российской Федерации» определены виды государственной службы: гражданская - федеральная и субъектов РФ; военная; иные виды, к коим относится служба в органах прокуратуры, полиции, ФНС, УФСИН и т.д. Для каждого вида установлены свои социальные гарантии в т.ч. по государственному пенсионному обеспечению, основанные на единых правилах назначения и расчета пенсий.    

Федеральный закон «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» был принят в 2001 году. Наряду с другими категориями он касается  федеральных государственных гражданских служащих. Для них законом предусмотрена пенсия за выслугу лет в органах государственной власти. Иначе говоря, госпенсия.

Для служащих государственной гражданской службы субъектов РФ каждый регион принимает свой закон, в основе которого правила назначения и расчета госпенсий, установленные федеральным законодателем. Тем самым обеспечивается единство правового поля России.   

В Бурятии социальные гарантии госслужащим были установлены еще до принятия федерального закона. В 1996 году – указом президента нашей республики, а в 2001 году – республиканским законом. Поэтому в указе президента Бурятии вместо понятия «государственное пенсионное обеспечение» (госпенсия) использовался термин «доплата к трудовой пенсии». Подчеркиваю, к трудовой, а не к государственной! Затем этот термин перекочевал в республиканский закон, который был принят на несколько месяцев раньше федерального.

Сегодня в обществе усилиями упомянутых политиков-популистов сформировано заведомо ошибочное представление о том, что бывшие госслужащие получают государственную пенсию за выслугу лет и плюс к ней еще и какую-то доплату, по вашему выражению, сверхпривилегию.

На самом деле доплата – это и есть пенсия за выслугу лет или госпенсия. Никаких других госпенсий у бывших государственных и муниципальных служащих Бурятии нет и никогда не было.

- Вы хотите сказать, что Народному Хуралу достаточно изменить терминологию («пенсия за выслугу лет» вместо «доплаты»), чтобы все встало на свои места?

- Да, именно так. Между федеральным и республиканским законами нет противоречий. Ими предусмотрены одинаковые критерии назначения и расчета госпенсий (доплат). В сентябре 2016 года закон Бурятии № 808-II был приведен в соответствие с федеральным законом, принятым в мае прошлого года. 

- Но размеры госпенсий или доплат, как их ни называй, в Бурятии разительно отличаются от того, что получают вышедшие на заслуженный отдых рабочие, учителя, врачи.

- Госпенсии исчисляются в процентах от должностных окладов ныне действующих чиновников. Это общее правило, которое установлено федеральным законом.

Когда был издан указ президента Бурятии, а затем и республиканский закон, чиновники получали весьма скромные зарплаты. Соответственно, и госпенсии не так сильно отличались от обычных трудовых пенсий. Никто тогда не мог даже предположить, что когда-нибудь эти небольшие бюджетные затраты станут поводом для жарких политических дискуссий.

Ситуация изменилась после назначения в 2007 году Вячеслава Наговицына президентом Бурятии. Его денежное содержание было увеличено в разы по сравнению с тем, что получал за свою работу его предшественник, первый президент Бурятии Леонид Потапов. Дальше пошла цепная реакция – выросли зарплаты вице-премьеров, министров и депутатов Народного Хурала Бурятии, работающих на освобожденной основе. Пропорционально им, согласно закону, увеличились и госпенсии.

Представители старшего поколения всегда считали необходимым и правильным соразмерять свои материальные запросы с общим уровнем благосостояния общества. Но потом к власти в республике пришли люди с иными взглядами на жизнь и социальную справедливость.

- По вашему мнению, так называемые VIP-пенсионеры сами не причастны к вызывающему росту госпенсий?

- Абсолютное большинство – никоим образом. Решение о резком повышении должностных окладов продвигали и принимали чиновники и депутаты, многие из которых и сегодня находятся во власти, получают высокие зарплаты и, может быть, еще только готовятся к выходу на заслуженный отдых в сентябре этого или следующего года. За исключением, конечно, самого Вячеслава Наговицына.

- Но раз вы, если я вас правильно понял, осуждаете резкое повышение зарплат и госпенсий, значит, все-таки согласны на их понижение?

- Тем же путем, которым они были повышены, да, согласен. Если депутаты Народного Хурала Бурятии пойдут на снижение должностных окладов себе и чиновникам, работающим в исполнительной власти, то госпенсии при этом понизятся автоматически. У нас не может быть по этому поводу никаких возражений. Ни моральных, ни формальных. В этом случае экономия бюджета будет реально  ощутимой, а принципы, заложенные в федеральном законодательстве, будут соблюдены.

- Предлагаете чиновникам и депутатам начать с самих себя?

- А как же иначе? Разве может быть выборочная социальная справедливость? Почему госпенсию, которая  действительно выше обычной, политики-популисты считают чем-то вопиющим, а должностные оклады, которые точно так же выше средней зарплаты по Бурятии, – вполне нормальным явлением? 

Посмотрите объективно: те, кто ратует сегодня за отмену госпенсий, избрали объектом своих нападок малочисленную группу людей, большинство из которых находится в преклонном возрасте и уже не может себя эффективно защитить. Конкретный пример. Нашей общественной организацией было принято решение – категорически запретить нескольким нашим товарищам заниматься проблемой так называемых «VIP-пенсий» из-за возникшей угрозы их здоровью и жизни. Стариков довели развернутой информационной травлей (другого слова не подберу) буквально до предынфарктного состояния, до грани!

Понятно, что бороться с пенсионерами, пусть и занимавшими когда-то высокое положение, куда легче, безопаснее и приятнее, чем вступить в конфликт, например, с действующими министрами. В последнем случае можно поплатиться своими коммерческими интересами. А старики разве что пристыдят. Но если стыда изначально нет, то и вовсе опасаться нечего… 

Сейчас нас всех скопом огульно пытаются выставить то какими-то тунеядцами, якобы всю жизнь протиравшими штаны в мягких креслах, то коррупционерами. Хотя речь идет о людях, начинавших трудовой путь со станков, заводских цехов, стахановских вахт, когда пятилетку давали в три года. Это сейчас можно пересесть с университетской скамьи сразу в кабинет, а тогда производственная, крестьянская или военная закалка была обязательным условием партийной или административной карьеры.

- Допустим, ради экономии бюджета будут урезаны зарплаты действующих чиновников и депутатов. Как тогда новый глава Бурятии, который будет избран в сентябре, сможет сформировать эффективную команду? Кто к нам поедет работать, скажем, из Москвы или других экономически развитых регионов?

- Это очень правильный вопрос. Государственная служба сопряжена со значительными ограничениями. Чиновник не вправе заниматься бизнесом. Он обязан декларировать доходы – свой и членов своей семьи. Ему может быть запрещен выезд за рубеж, если он имеет доступ к гостайне. Он подчиняется дресс-коду, особому графику работы и т.д.

Госслужба не розовыми лепестками устлана, а шипами. Это знают все, кто попробовал ее на себе. За все ограничения должна быть предусмотрена компенсация. В том числе и госпенсия.

Почему-то инициаторы информационной травли не задумываются над очевидной вещью. Публично очерняя так называемых «VIP-пенсионеров», они формируют в общественном сознании откровенно выраженный негативный образ государственного служащего, по сути, занимаются антигосударственной  пропагандой, разжигают социальную рознь в отношении этой категории граждан.

- Пережиток ленинского завета о том, что любая кухарка может управлять государством?

- Ленин никогда такого не говорил и не писал. У него прямо противоположное мнение: «Мы не утописты. Мы знаем, что любой чернорабочий и любая кухарка не способны сейчас же вступить в управление государством».

Надо потратить много времени, усилий и средств, чтобы из вчерашнего студента, рабочего или инженера сделать эффективного управленца. А потом он, представьте, возьмет и уйдет в бизнес. Ведь если отменить госпенсии, любой здравомыслящий человек будет думать не о том, как служить Родине и государству, а о том, как заработать на старость.

- Если все-таки госпенсии в Бурятии отменят, вы станете обжаловать это решение?

- Безусловно. Есть судебная практика Верховного суда Бурятии и судов других субъектов Федерации. Наш суд уже однажды оставил без удовлетворения иск прокуратуры об отмене госпенсий. А недавно отказал в принятии иска депутата Госдумы РФ Николая Будуева на том основании, что уже имеется вступившее в законную силу решение по этому вопросу.

В декабре 2016 года Верховный суд РФ отменил решение Омского областного суда, которым были аннулированы госпенсии в этом регионе. В решении высшей судебной инстанции страны подчеркивается, что «дотационность бюджета не является основанием для отмены выплат». Аналогичные вердикты вынесены применительно к Брянской, Курганской областям, Алтайскому краю, Калмыкии.

Во всех перечисленных регионах иски об отмене госпенсий подавали органы прокуратуры. У нас же сейчас пытаются подвигнуть к этому решению Народный Хурал. Это особая ситуация, когда ответственность хотят переложить на регионального законодателя. 

Правовая позиция Верховного суда РФ обозначена предельно четко. В случае принятия необоснованных и незаконных решений, касающихся госпенсий, обжаловать их не составит большого труда. Будет жаль, если при таком развитии событий наша Бурятия из-за амбиций отдельных политиков-популистов предстанет как регион, выламывающийся из единого правового поля России. Такой, с позволения сказать, имидж республике совсем не ко времени. Поэтому мы как патриоты Бурятии надеемся на взвешенное и законное решение вопроса.

- Спасибо за беседу. 

Автор: Алексей Романов

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях