Ендон Гармаев: «Некоторые муссируют проблемы Байкала для получения политических дивидендов»
Главное Популярное Все
Войти

Ендон Гармаев: «Некоторые муссируют проблемы Байкала для получения политических дивидендов»

Профессор РАН рассказал когда полуостров Святой Нос может превратиться в остров, может ли цунами накрыть Бурятию и почему общественность выступает против строительства ГЭС в Монголии

- Ендон Жамьянович, исследования по монгольским ГЭС проводил еще Советский Союз в 60-70-х годах, и именно наша страна рекомендовала построить правительству Монголии первые гидроэлектростанции на своей территории. Сейчас начали говорить о том, что строить ГЭС в Монголии нельзя. Почему поменялась позиция? 

- Да, действительно, в советскую эпоху проектными институтами разрабатывались варианты электрификации Монголии путем строительства гидроэлектростанций, в том числе в бассейне Селенги. Дело в том, что в то время озеро Байкал не был объектом Всемирного природного наследия (напомню – включен в Список ЮНЕСКО только в 1996 г.), и рассматривался как рядовой водный объект. Это, во-первых. Во-вторых, не было необходимости соблюдать уровенный режим, который нас обязали выполнять постановлением Правительства России №234 от 2001 года. И наконец, когда советские ученые проводили работы по проектированию гидротехнических сооружений в верховьях и в среднем течении Селенги на территории Монголии, на бассейн Байкала пришлись многоводные годы. Мы знаем, что в природе существует цикличность явлений и процессов, в конкретном случае многоводные годы с определенной закономерностью чередуются с маловодными. То есть, в то время никаких проблем с наполняемостью водоема не было, следовательно, уровни воды озера были стабильно высокими в отличие от того, что мы сегодня наблюдаем. А сейчас наш регион находится в затянувшейся почти на 20 лет маловодной фазе, что привело к проблеме с уровенным режимом приемного водоема уже в статусе объекта всего человечества. Вот здесь кроется основная причина – почему и руководство страны, и общественность выступают против строительства ГЭС в Монголии. 

- Монголия - одна из стран, где быстрыми темпами идет опустынивание земель. Через 20-30 лет монголы могут остаться совсем без воды. Поэтому резервуар чистой воды им жизненно необходим. Это серьезный аргумент в пользу Монголии. 

- В Монголии ситуация с водообеспечением населения и хозяйствующих субъектов стоит остро. Этому способствует изменение климата, которое особенно сильно сказалось на возвышенной территории Монгольского плато. Сегодня в целом в Центральной Азии температура приземного слоя воздуха увеличивается, а атмосферные осадки убывают. Все это привело к низкой водности рек. По данным монгольских ученых, за последние два десятилетия на территории страны пересохли около 700 рек и 450 озер, большими темпами тают ледники на западе страны. В отсутствие осадков также отмечается устойчиво убывающий тренд стока главного притока Байкала – реки Селенги. На этом фоне происходит деградация почв и развивается опустынивание. Поэтому сегодня монголы поднимают вопрос строительства водохранилищ комплексного назначения, то есть не только для выработки электроэнергии, гораздо важнее у них стоит проблема с водоснабжением. 

- Недавно на общественных консультациях по поводу строительства ГЭС монголы озвучили цифру: на среднестатистического жителя страны приходится 5 литров воды в сутки. 

- Научные сотрудники нашего института ежегодно выезжают с исследованиями в соседнюю страну, и мы прекрасно знаем тяжелую ситуацию с водообеспечением, особенно в Гобийских аймаках. Там вся жизнь местных скотоводов «привязана» к редким колодцам, вокруг которых в радиусе 3-5 км располагаются их стоянки. И вот эти 5-7 семей ежедневно по очереди перегоняют свой скот на водопой, вследствие чего вокруг колодца вся земля выбита и при ветрах поднимается черная пыль с песком и переносится на пастбища, тем самым существенно ограничивая кормовую базу скота. Проблема опустынивания в Монголии сегодня стоит очень остро, воды не хватает, поэтому руководство страны сегодня рассматривает разные варианты ее решения. Наши исследования за последние годы также свидетельствуют, что деградация растительного покрова на исследуемых полигонах только усиливается. Таким образом, проблемы с водообеспечением и опустыниванием территории требуют комплексного решения. 

- Ендон Жамьянович, монголы говорят, что строительство ГЭС на монгольских реках спасет Байкал и Селенгу. Для их поддержания нужны регулирующие водные резервуары вверху. Насколько это верно? 

- Я бы так прямолинейно не ставил вопрос. Но скажу, что здесь монгольские коллеги отчасти правы. Дело в том, что при эксплуатации большими водохранилищами можно регулировать сток реки в нижнем бьефе – сбрасывая накопленную воду в лимитирующие периоды, тем самым увеличивая объем поступающей воды в приемный водоем. Также водохранилище позволяет избежать больших наводнений в ниже расположенных населенных пунктах, задерживая паводковые воды в своей емкости. Но здесь не надо забывать, что в данном случае речь идет о строительстве гидротехнических сооружений, следовательно, зарегулировании стока на главном притоке объекта ЮНЕСКО, а не на рядовом водотоке. 

- Скажите, а могут ли быть аварии на плотинах? 

- Понимаю, откуда возник этот вопрос. Конечно, любое гидротехническое сооружение полностью не застраховано от разного рода форс-мажорных ситуаций, вызванных природными или антропогенными причинами. Но в каждом случае при строительстве любого сооружения проектировщики предварительно по максимуму просчитывают, моделируют разные варианты и минимизируют возможные риски. Существуют строительные нормы и правила, согласно которым при проектировке закладывается определенный запас прочности, то есть учитывается класс капитальности объекта. Вспомним  наводнение на реке Амур летом 2013 года, когда приточность в Зейское водохранилище составила 0,5% обеспеченности. То есть имело место событие, которое можно наблюдать один раз в 500 лет и плотина ГЭС выдержала, к чести проектировщиков и строителей. Затем были большие наводнения на Алтае в 2014-м, в последующие годы значительные паводки редкой обеспеченности прошли в других регионах. К счастью, везде обошлось без аварий. А так неприятности с плотинами, конечно, могут быть. Для примера могу привести размыв плотины в Калифорнии в феврале этого года. 

- Могут ли быть в Бурятии  большие паводки? 

- Катастрофические наводнения у нас случаются тогда, когда большие паводки формируются именно на монгольской части водосборной территории Селенги (куда приходится 2/3 ее бассейна, и в данном случае водохранилище в Монголии, гипотетически если будет построено, может «срезать» волну паводка), и на него накладываются паводочные волны с притоков ее российской части. Многие люди среднего и старшего поколения помнят наводнение 1973 года, когда низинная часть Улан-Удэ ушла под воду, и весь этот значительный объем воды напрямую поступал в Байкал. Это мы наблюдали и позже, но до 2001 года, когда постановлением Правительства России, об этом я уже говорил, установили нижний и верхний пределы уровня воды озера. Так вот, сегодня ситуация такая, что повторись паводки тех многоводных лет, а это рано или поздно обязательно произойдет (в прошлом году летом Наушки уже подтапливало), у нас возникнет обратная проблема – уже с верхним пределом уровня воды Байкала. Будут затоплены низкорасположенные пологие берега с восточной стороны озера, дельты рек, разрушению подвержены острова архипелага Ярки, риск появляется с Чивыркуйским перешейком, в случае его затопления полуостров Святой Нос превратится в остров. И это не страшилки, так как в случае форсирования уровня через плотину Иркутской ГЭС (кстати, это сооружение построено в сейсмоопасной зоне, и в случае, не дай бог, прорыва или еще чего, что может случиться с нижерасположенными объектами, даже не хочется думать) невозможно сбросить, в силу современной застроенности поймы и островов Ангары в нижнем бьефе, повышенные расходы воды, предусмотренных теми же правилами использования водных ресурсов. 

Уже сегодня готов проект федерального документа, согласно которому предлагается узаконить наполнение озера до отметки 457,85 м относительно тихоокеанского уровня, то есть превысить допустимый уровень воды на 85 см. Это так готовимся к многоводному циклу, к сожалению. Не хотелось бы плохо говорить, но получается так, что чем больше воды в Байкале, тем лучше иркутской стороне. Между тем, нынче в третий раз подряд уровень воды срабатывается ниже 456,0 м, а то, что оголяется дельта Селенги, возникают проблемы с мелководными заливами и сорами на восточном побережье – не важно. Но ведь можно было за это время принять меры по обеспечению водой население и хозяйствующие субъекты и при низких уровнях воды Ангары. 

- Ендон Жамьянович, теперь поговорим о возможном прорыве или аварии ГЭС на монгольской территории. Говорили, что придет цунами и разрушит часть города Улан-Удэ. 

- Я уже говорил, что ни один объект не застрахован стопроцентно от неожиданностей. Конечно же, ничего хорошего здесь нет. И то, что было сказано про цунами высотой в десятки метров, который может накрыть Улан-Удэ – это совсем не факт. Во-первых, само название «цунами» не удачное, оно относится скорее к морским волнам (и морских разновидностей много), а высоту волны надо моделировать. Но не десятки метров, конечно. Мы сегодня как раз таки занимаемся подготовкой, в том числе высокоточной цифровой модели рельефа долины Селенги, по которой будет распластываться вся эта волна в случае прорыва. Но уже сейчас могу сказать, что за почти 400 км до Улан-Удэ по русловой сети высота паводка очень сильно понизится. Здесь хочу заметить, что я не преследую цель как-то защитить строительство ГЭС монголами. В данном случае я говорю как гидролог и человек, профессионально уже много лет занимающийся расчетами стока рек. 

- Недавно депутат Госдумы Юрий Волков в интервью сайту taiga.info сказал: «…западные районы Забайкалья входят в бассейн Байкала. И любые изменения экосистемы обернутся катастрофой и для Красного Чикоя, и для Хилка, и для Петровска-Забайкальского». 

- Какой катастрофой? Причем здесь Петровск-Забайкальский?! Не надо без обоснований голословно будоражить народ. Да, реки Чикой и Хилок впадают в Селенгу, и какую прямую связь усмотрел уважаемый депутат, тем более с монгольскими ГЭС? Жаль, что некоторые муссируют проблемы Байкала для получения политических и иных дивидендов, не вникая в ее суть. 

- На общественных консультациях вы сказали,  что в мире давно существует практика совместного использования и охраны водных ресурсов трансграничных рек. 

- В мире в настоящее время не менее 260 речных водосборов, являющихся международными, и они занимают около 45 % суши. Из них 53 реки находятся в Азии, включая нашу Селенгу. И я сказал, что в мировой практике существуют общие принципы совместного рационального использования водных ресурсов подобных рек, отметив, что в нашем конкретном случае лимитирующим фактором является Байкал как объект ЮНЕСКО и здесь требуется особый подход. После этого в интернете появились комментарии, что я выступаю на стороне монголов и даже одна уважаемая мной общественница заподозрила меня в отработке с ними какого-то контракта. Здесь скажу о том, что говорил на общественных консультациях, я писал еще лет 10 назад и издано это в виде монографии в 2010 году. 

В заключение повторюсь, мы, представители науки, должны стараться давать максимально объективную информацию. Поэтому в данном случае проектирование защитных сооружений, если до этого дело дойдет, требует глубокого научного обоснования, проведения детальных гидравлических и гидродинамических исследований русла и поймы Селенги, математического моделирования прохождения паводков редкой повторяемости с оценкой зон затопления и эффективности противопаводковых сооружений. И другая крайность – моделирование сбросов в нижний бьеф в маловодные годы, т.е. должен быть определен базисный сток, ниже которого нельзя сбрасывать с тем, чтобы не навредить экосистеме Байкала. Например, в прошлом году мы наблюдали минимальную приточность воды в Байкал за весь период инструментальных наблюдений. А 115-120 лет наблюдений на Байкале, учитывая его возраст (напомню – самое древнее озеро в мире), это ничего не означает. Мы очень мало знаем про природу формирования водных ресурсов в бассейне Байкала, поэтому через древесные кольца восстановили влажность и реконструировали сток главного притока Селенги и «заглянули» на 350 лет назад. И здесь мы фиксируем мегациклы водности в регионе. Об этом опубликованы статьи, кого заинтересует, могут почитать. 

Справка infpol.ru
Ендон Гармаев - доктор географических наук, профессор Российской академии наук, директор Байкальского института природопользования СО РАН.


Читать далее

Читайте также