больница
12603

В Улан-Удэ врачи сделали ненужную операцию ребенку в погоне за выполнением плана

С такой жалобой обратилась в нашу редакцию жительница Бурятии

Фото: личный архив семьи Калашниковых

Наше журналистское расследование выявило шокирующие подробности. 

6 апреля 3-летний Глеб Калашников пожаловался маме на головные боли. Родители сначала решили подождать, пока боли стихнут, но позже все же вызвали «скорую». Карета медицинской помощи доставила обеспокоенную маму с малышом в отделение нейрохирургии БСМП. 

- Они предположили, что у сына травма головы. У ребенка давление было в норме, реагировал на все, разговаривал, не было потери сознания. Он только жаловался на боль за ухом, - рассказывает мама Елена Калашникова. 

В больнице Глебу сразу сделали компьютерную томограмму, по итогам которой поставили страшный диагноз. 

- Нас пригласил к себе нейрохирург и сказал, что у него окклюзионная гидроцефалия и это очень опасно. Срочно нужна операция, возможен летальный исход. Мы врачам сказали, что у мальчика врожденное расширение желудочек головного мозга.  До года он наблюдался у невропатолога. За 1,5 месяца до госпитализации медики из поликлиники также никаких отклонений не нашли. Однако  нам дали 12 часов времени до утра, чтобы мы могли проконсультироваться. Пока я заполняла документы, ребенка начали брить наголо и готовить к операции. 

На следующий же день маленькому Глебу сделали операцию по шунтированию.  

- После операции у сына поднялась температура. Нас кололи антибиотиками, постоянно выписывали тяжелейшие препараты, среди которых были и те, которые дают при припадках – вспоминает Елена. 

18 апреля, несмотря на высокую температуру ночью, Глеба выписали. 

- На вопрос о температуре нам ответили, что это, возможно, грипп, ОРВИ. И чем больше будем здесь лежать, тем больше будем цеплять инфекции. 

В поисках правды 

Не поверив врачам, мама решила проверить самостоятельно диагноз. Бессонные ночи, килобайты сообщений, тонна литературы на медицинскую тематику…Скоро Елена, инженер-электрик по образованию,  прочла о гидроцефалии не меньше врачей. Поставив под сомнение диагноз местных докторов, женщина начала переписываться с нейрохирургами из других регионов. Так родители нашли исследовательский центр имени Алмазова, где врачи, проверив все документы, тоже усомнились в точности диагноза. 

- Там врачи мне сказали, что по клинической картине не похоже, что у нас окклюзионная гидроцефалия, скорее, похоже на глубокий отит, - говорит Елена. 

Собрав все скопленные деньги, в конце мая Елена с Глебом выехали в Санкт-Петербург. И к этому времени появился новый симптом – у ребенка разболелся живот. 

- В центре Алмазова нам проверили и живот. Оказалось, что там образовались кисты, потому что шунт, который нам установили, просто замотали и положили, хотя он должен проходить по кишечнику, - рассказывает возмущенная мама. 

На рентгене изображен шунт, поставленный врачами БСМП

В чем причина? 

Проведя все обследование заново, питерские врачи окклюзии (сдавливания головного мозга) не нашли и поставили диагноз «другие виды гидроцефации?». 

- В заключении компьютерной томографии кроме признаков внутренней гидроцефалии был указан двусторонний синусит, этмоидит. Этот двусторонний синусит, этмоидит и мог спровоцировать головную боль, а в БСМП сделали так, что головная боль спровоцирована гидроцефалией. В Питере врачи сказали, что нужно было лечить медикаментозно, – говорит Елена. 

Зависимость от шунта 

В центре Алмазова сначала попытались шунт убрать, но оказалось, что Глеб уже стал шунтозависимым. После попытки поставить клипсу на шунт у маленького пациента резко стало пропадать зрение, спуталось сознание, началась рвота. Тогда врачи опять сделали операцию и открыли шунт. Придя к выводу, что с шунтом сделать что-либо уже поздно, врачи решили проверить живот. Так Глеб перенес еще одну операцию - уже по переустановке шунта. Когда Глебу стало легче, его выписали. Однако проблемы на этом не закончились. 

- Теперь мы будем ездить в Санкт-Петербург и менять шунт по мере роста ребенка. Операции проходят по квоте, так как Глебу дали инвалидность, дорога будет бесплатной. Но там нужно на что-то жить, только за  одну эту поездку мы потратили около 150 тысяч рублей, – подсчитывает женщина. 

Ответ БСМП 

После столь серьезных обвинений мы не могли не выслушать руководство больницы. 

- То, что ребенок жив, говорит уже о том, что операция ему была нужна и ему спасли жизнь. Если бы операцию не сделали, он бы погиб. Диагноз «гидроцефалия» доказан компьютерной томографией. Мама ребенка говорит, что не все обследования сделаны, например окулиста.  С одной стороны, нужно было решать вопрос об операции, с другой стороны, у нас и окулиста нет. А вызвать быстро - такой возможности у нас тоже нет. Поэтому в данном случае принималось решение без его консультации, - говорит Данзан Рыбдылов, заместитель главного врача БСМП. 

По словам врача, в сложившейся ситуации виноваты родители. 

- Они, зная, что у них врожденное заболевание, полноценно сами не наблюдались. У них был большой перерыв,  за месяц только раз пришли и все. Полноценного, динамического наблюдения не было. К тому же у ребенка была черепно-мозговая травма. И даже после ЧМТ они не наблюдались. Кроме того, родные не предоставили амбулаторную карту, - сетует на родителей представитель больницы. 

Мы также задали ему вопрос о результатах центра Алмазова. 

- Ну, это они обследовались после оказания медицинской помощи. Естественно, там уже некоторые изменения произошли в положительную сторону. К тому же центр Алмазова не запрашивал компьютерную томографию, - ответил врач. 

Кто виноват? 

Пытаясь найти виновного, Елена обратилась в Росздравнадзор, где нарушения подтвердили. Дальше дело перешло в Октябрьский районный суд, который признал БСМП виновным и назначил штраф в 130 тысяч рублей. В ответ руководство БСМП подало апелляцию, по итогам которого цена штрафа упала до 70 тысяч. Но для родителей простого штрафа мало. И мама Глеба обратилась в страховую компанию «СОГАЗ-МЕД». 

- По первой экспертизе в «СОГАЗе» нарушений не выявили. Тогда я снова пошла к ним, но уже со всеми документами, в том числе из Питера. «СОГАЗ» инициировал повторную экспертизу, и по вторым результатам сказали, что операция была проведена неправомерно с целью получения финансирования по высокотехнологичной медицинской помощи, - рассказывает Елена. 

«Утешение» от Минздрава 

Следующим шагом стал поход в Минздрав, откуда пришел «утешительный» ответ. Министерство здравоохранения, проведя служебное расследование, признало нарушения. 

- При решении вопроса об экстренном оперативном вмешательстве лечащим врачом нейрохирургом М.М. Мамражаповым не был проведен анализ амбулаторной карты, не собран анамнез, наблюдение осуществлено в короткий срок, не в полном объеме выполнены обследования. Администрацией учреждения не приняты меры по стандартам, то есть нет дежурного офтальмолога и т.д. Также сообщили, что комиссией принята к сведению информация об увольнении Мамражапова, - ответили в Минздраве. 

«Я не виновен!» 

Казалось бы, на этом все. Но мы решили связаться с уже бывшим врачом БСМП, самим Максатбеком Мамражаповым. И были шокированы тем, что он уволился по собственному желанию. Более того,  ни о каком конфликте не знает. 

- Я сам уволился, по собственному желанию. Просто предложили работу в другом месте.  Лечащим врачом Глеба был не я, а девушка-ординатор. Ее не к кому было прикрепить, и прикрепили ко мне. Получилось, что она моей фамилией подписывала все врачебные документы. Это подделка документов! – говорит Мамражапов. - Я изначально был против, чтобы ко мне прикрепляли ординаторов. Будто заранее чувствовал, что такое может произойти. Конкретно в этом случае заведующий контролировал ординатора. Когда я сам пытался  проверить ее, она противилась. 

Максатбека Мамражапова сейчас обвиняют в случившемся. Фото: соцсети

Добровольное увольнение Мамражапова позже подтвердили и в БСМП. 

- Его не мы уволили. В тот момент у нас была очень сложная ситуация с кадрами. До Мамражапова работали некоторые специалисты, которые немного неправильно выполняли свою работу. Я не буду разглашать все, что они натворили. После этого пришли молодые специалисты. В том числе и Мамражапов. Естественно, тяжелое наследство того, что натворили предыдущие сотрудники, немного давило на него, и получилось так, что он уволился. Также служебное расследование по этому поводу проводилось, а это определенное давление. Не каждый человек выдержит такие нагрузки, - говорит Данзан Рыбдылов. 

Но то, что лечащий врач Глеба Калашникова именно Мамражапов, представитель БСМП подтвердил. 

- Лечащий врач Мамражапов, и принимал он. Делал операцию другой врач, а ассистировал заведующий нейрохирургией. 

Подделка документов 

Придя в тупик, мы решили найти третьего знающего «правду» врача, который бы помог разобраться в этом. Согласился только на условиях анонимности. 

- Ассистировал врач-нейрохирург, а оперировал сам заведующий, -  рассказал нам анонимный источник в БСМП.  - Дежурный доктор Мамражапов принимал, осматривал и выставил показания для госпитализации. Утром врачу, делавшему операцию, показали снимки и сказали, что нужно сделать шунтирование. Показания выставил заведующий отделением. По снимку КТ  сомнительно, что нужна была операция так срочно. Можно было еще понаблюдать. 

В ходе разговора врач подтвердил практикующую в больнице подделку подписей.  

- По документам лечащий врач Мамражапов. Я его видел пару раз, как он подходил к ребенку. Ординаторов также допускают к детям, так как в больнице кадровый дефицит.  Ординаторы лечат пациентов и  могут  подписываться под фамилиями квалифицированных врачей. Тот человек, который, возможно, лечил Глеба, тогда был ординатором, сейчас он уже врач-нейрохирург. И до сих пор работает у нас. 

Врач также не отрицает финансовую заинтересованность БСМП в проведенной операции. 

- Операция шла по высокотехнологичной  медицинской помощи (ВМП). Руководство заставляет нас выполнять план по ВМП даже в тех случаях, когда в этом нет необходимости. У каждого свой план. Из-за этого у нас массово уволились люди, так как их заставляли выполнять выработку против их воли, – выдал нам шокирующую информацию врач. 

Чистосердечное признание 

В подтверждение слов анонимного врача вспомним открытое письмо сенатору Мархаеву от сотрудников БСМП, которое появилось в интернете год назад. 

В этом письме уже бывшие специалисты больницы жаловались на беспредел, творящийся в стенах медучреждения. 

Отрывок письма: «Годовой план высокотехнологичных операций нам пришлось выполнять за четыре месяца в конце года, потому что необходимые товары для проведения операций и лечения больных поступили только во втором полугодии 2015 года. Какими же жертвами далось выполнение этого плана! За этим планом стоят судьбы и здоровье живых людей. В конце года для выполнения плана ВМП администрация принуждала «выполнять операции только на бумаге» пациентам, которые находились на тот момент в отделении с совершенно другими диагнозами, и списывать дорогостоящие расходные материалы (1 шунтирующая система стоила около 100 тысяч рублей). Доказательством наших слов, если проверить, будут три случая, когда операции проведены только на бумаге в отделении гнойной хирургии. Как говорил начмед по хирургии: «Мы так три случая про ВМП провели. У нас были экстренные больные, а мы из поликлиник запросили на  них направления, как будто они плановые, и сделали операции на бумаге. Пациенты об этом даже не узнали. А эти дорогущие клипсы до сих пор у меня в столе лежат. Главврач присутствовал при этом разговоре и потребовал: «Вы должны сделать так же, иначе вам всем конец!». Вот такие угрозы». 

Под этим письмом подписались 24 сотрудника больницы. Однако крик о помощи чудесным образом оказался незамеченным СМИ. Справедливости ради отметим, что все эти проблемы в БСМП  появились не в одночасье и не с приходом нового руководителя. Ему досталось тяжелейшее наследство. 

Глеб, по словам его мамы Елены, уже никогда не сможет быть тем, кем он бы мог стать

Стоит отметить, что мама некогда здорового ребенка оказалась целеустремленнее и сильнее 24 уже бывших врачей. Елена Калашникова добралась до главного прокурора, передала письмо врио главы Бурятии Алексею Цыденову и намерена любыми способами наказать всех виновников. 

- Мой сын любил играть в футбол. Он мог бы стать хорошим футболистом. Он мог бы работать в органах. Он много чего мог бы. Он мог бы добиться огромных высот. А теперь всю школьную жизнь на уроках физкультуры он просидит на скамейке, пока его одноклассники будут гонять в мяч. В БСМП творится полный беспредел, играют судьбами детей с целью наживы. Это невообразимо. Они испортили жизнь моему ребенку, мне и моей семье. Я думаю, что нужно найти виновных в этом, и пусть они ответят за все, – заключает Елена Калашникова.

Автор: Эльвира Хазагаева

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях