Жителя Бурятии пытались упрятать в «психушку» из-за одиночного пикета
Главное Популярное Все Моя лента

Жителя Бурятии пытались упрятать в «психушку» из-за одиночного пикета

Фото: russianstock.ru

Тяжелобольной мужчина который год не может добиться помощи от медиков

63-летний Виктор Марков из села Сотниково за последние пять лет лежал в больницах уже 23 раза. Проблемы со здоровьем начались в сентябре 2010 года. У мужчины, как выяснится позже, был реактивный панкреатит.

- Я жаловался на поджелудочную. Но в связи с тем, что анализы хорошие, в лечении отказали, – рассказывает он.

В ноябре в онкодиспансере поставили диагноз – рак хвоста поджелудочной железы третьей стадии. Направили на операцию, но Виктор Валентинович на неё не решился – не поверил. Попросил направление в Москву. Ждать его пришлось два месяца. Всё это время он буквально корчился от боли. Похудел на 19 килограммов за полтора месяца.

- Приехал в Москву, мне сказали: «Они что там, сдурели?», – вспоминает Марков.

Онкологии у него столичные медики не нашли. И отправили к гастроэнтерологу.

«Пусть сами за это отвечают»

Наш герой наблюдался у участкового терапевта в Сотниково. Ему прописывали различные лекарства. Лечение не помогало, зато возникли проблемы с печенью.

- У меня ещё гастрит был, – отмечает он. – Позвонил дочке – она массажист. Спросил, в чём дело? Она говорит: «У тебя, наверное, хеликобактерии». Мне назначили антибиотики. Но детскую дозировку – по 250 мг. Она бактерии не «убила». Потом взрослую. Но уже тоже не помогла. Чтобы вылечить болезнь, её надо «бить» сильным лекарством, а если «прикармливать», то организм становится невосприимчив к препаратам.

- Боли были страшенные. Лейкоциты в крови упали, – говорит Виктор Марков.

Антибиотики ему прописывали не один раз и в итоге печень «посадили». 

- Гематолог дважды советовал  пролечить печень «Рибоксином». Две письменные рекомендации, – отмечает мужчина.

По каким-то причинам ни гастроэнтерологи, ни лечащий врач помогать пациенту не спешили: говорили, что оснований для этого нет. Иркутские специалисты после ультразвукового исследования забили тревогу.

- Сказали, что у меня очень больная печень и что надо провериться на гепатит, ВИЧ, – поделился Виктор Валентинович.  

Справки, документы, рецепты… Он помнит не только всю историю болезни, но и фамилии врачей. А в своём недуге разбирается, кажется, лучше, чем они. Попытки добиться хоть какой-то поддержки оказались безуспешными. Аргументы выдвигались всё те же: анализы хорошие, пациент здоров. А «специалисты» Иволгинской районной больницы и вовсе посоветовали обратиться… к психиатру.

- Она сказала:  если они хотят поставить вам такой диагноз, пусть в Иволге сами ставят и сами же потом за это отвечают, – рассказывает мужчина.

«Прошу лечения»

Это была первая попытка отправить его в спецучреждение. Мужчина лечился и обследовался в Улан-Удэ, Иркутске, Москве… В столице, кстати, тоже ошиблись с диагнозом: там выявили жировой гепатоз печени.

- Лечение назначили. Кстати, перед Москвой улучшение было. Но я поверил. Профессор. Звание у него – кандидат наук. Подумал: сейчас попью  лекарства желчегонные – и совсем мне будет хорошо! Но было всё хуже, хуже. Анализы сделал в платной лаборатории – ухудшение! Ложусь в больницу, – вспоминает он.

Прогресса не последовало. Медики продолжали настаивать на своём. Зато намёки на ипохондрический синдром (фантазии человека, который думает, что страдает физическим заболеванием – ред.) становились всё отчётливее.

- Я сделал биопсию в железнодорожной больнице. Зерновая и гиалиново-капельная дистрофия. Преднекрозное состояние клетки. Опять ложусь в больницу. Добиваюсь биопсии в другом городе. В Иркутске и Москве отказали. Чита согласилась, – говорит Виктор Марков.

Результаты оказались неутешительными: некроз клеток, фиброз печени – первая степень и гепатит.

Валентин Викторович обращался в Минздрав десять раз и встречался лично с Валерием Кожевниковым. Впрочем, безрезультатно.

- Сказал: «Я вам как доктор наук говорю – показатели у вас хорошие. Наслаждайтесь жизнью, дышите свежим воздухом!».

С плакатом «Прошу лечения» мужчина впервые вышел на крыльцо здания Народного Хурала полтора года назад. Как-то к нему подошёл Вячеслав Наговицын. Пригласил на приём. Но к экс-главе Виктора Маркова почему-то не пустили.

«Я не знал, что человек может так кричать»

В понедельник, 6 февраля, Виктор Валентинович, как всегда, пришёл к Хуралу. Перед этим поинтересовался в мэрии, может ли он пикетировать возле здания. Выяснилось: может.

А потом события приняли неожиданный поворот.

- Стою на крыльце с плакатом: давайте, лечите где-то. Приехала полиция. Капитан заснял меня, спросил: у вас оружие есть? «Нет, нету». - «А у меня числится, что есть. А у вас справка-то есть?». – Нет. «А министр сказал, что да». То есть связь прослеживается, –  предполагает наш герой.

Ещё во время госпитализации к Виктору Маркову приводили психиатров и заставляли проходить тесты на «адекватность». В списке – 600 вопросов. Ответил на все. Ему неоднократно предлагали поехать на Стеклозавод – «полечиться». На что рассчитывали доблестные медики, пытаясь упрятать туда психически здорового человека – вопрос риторический.

На этот раз, видимо, решили обойтись без уговоров. Спустя пять минут после того, как стражи порядка покинули место пикета, туда прибыла «спецбригада».

- Выходят три парня – и в мою сторону направляются. Я сразу – под видеокамеры, по ступенькам на крыльцо Хурала – и в Хурал. Они за мной.  «Поедем с нами».  Они заламывают руки, ломается стол, очки, замок на куртке. Я не знал, что человек может так кричать. Это я кричал. От боли. Так «завернули», – качает головой Виктор Валентинович.

Таинственная связь

Неизвестно, чем бы окончилась эта история, если бы неравнодушный улан-удэнец. Имя спасителя нас попросили не называть, ради его же безопасности. Просто – «ангел-хранитель».

- Я шёл на приём к депутату. Смотрю, стоит человек с плакатом. Рядом – сотрудник полиции. Встречу перенесли. Отправился на выход. Слышу крики. Санитары заламывают руки человеку и уводят его на улицу. Спросил у охраны, кто такой. Ответили: «Да это тот, с плакатом». Подошёл к машине, постучался. Вопрос задал: «За что задержали?», – рассказывает очевидец.

Выяснилось, что врачи выполняют чей-то «приказ», который они просто обязаны выполнить. Спаситель Виктора Валентиновича обратился за помощью к депутату Народного Хурала Баиру Цыренову. Тот узнал, куда увезли пикетчика. А вскоре народный избранник со свидетелем дикого инцидента прибыл в диспансер.

- Меня уже оформляли, – отмечает Виктор Марков.

Его буквально вырвали из рук медиков. Ещё несколько минут – и было бы поздно: могли вколоть лекарство и превратить здорового человека в «овощ». Интересно, что вопрос о принудительной госпитализации в «психушку» решал «консилиум» из трёх работников диспансера. Хотя, по закону, на то требуется добровольное согласие пациента или же его родственников.

- Вроде врач. В халате. Но видок  у него.. как будто завсегдатай «нарколожки». Словно он месяц пил, – возмущается неравнодушный очевидец.

Депутатская корочка, получасовая беседа с главным врачом – и Виктора Валентиновича отпустили. Но со стороны врачей продолжают поступать угрозы. Супруге звонят каждый день. Просят прийти и написать согласие на лечение мужа  в «психушке».

В Минздраве на просьбу прокомментировать ситуацию нас попросили направить официальный запрос. Ответ обязаны дать в течение десяти рабочих дней. Напомним, это уже не первый подобный случай. В сентябре после драки в психоневрологический диспансер «загремел» Игорь Сухарев из Гусиноозёрска. Об этой истории подробно рассказывали наши коллеги из «Московского комсомольца в Бурятии». Невольно возникает вопрос: подобные методы терапии – непрофессионализм отдельных врачей или кризис, который поразил всю отечественную медицину?  

Теперь Виктор Марков намерен пройти независимую психиатрическую экспертизу, дабы доказать свою вменяемость. Мужчина  хочет добиться справедливости не только для себя. Ведь на его месте может оказаться каждый.

Читать далее