«Теперь в нашу школу не пускают родителей»
Главное Популярное Все
Войти

«Теперь в нашу школу не пускают родителей»

Оцепление школы №5 в Сосновом бору 19 января. Фото: архив infpol.ru

infpol.ru спросил школьников Бурятии, что они думают о нападении в школе № 5, прогремевшем на всю страну

По поводу кровавой истории, которой наша республика «прославилась» на прошлой неделе, не высказался разве что ленивый. Чиновники разных уровней, омбудсмены, учителя, психологи – все задаются вопросом «Кто виноват и что делать?». Мы же обратились к самим детям, чтобы узнать, как изменилась их жизнь, и как они видят и оценивают происходящее. 

«Охранника пересадили к самому входу»

Инна, 15 лет, Улан-Удэ:

- Такие выпады говорят о психическом расстройстве. Считаю, что учеников, которые толком не учатся и ведут себя неподобающе, нужно сразу отсеивать, чтобы не происходило таких трагедий. Давно уже пора ввести во все школы психологов и проводить психологические тесты. С первого по четвёртый классы дети себя так ярко не проявляют. А вот при переходе в средние классы, думаю, уже стоит «тестировать» и отсеивать. В нашей школе полно таких учеников, которые могут совершить подобные действия. Другая возможная причина агрессии – одноклассники, которые тебя «гнобят» и унижают. Сейчас все школы обсуждают то нападение, и мы исключением не стали. На классных часах нам говорят одно и то же, и что это может случиться с каждым. При этом наша школа не достаточно безопасна. Школьного психолога у нас никогда не было и, думаю, что не появится. Есть камеры наблюдения. Но после этого нападения кое-что изменилось - запретили заходить родителям в школу, в школу заходят только дети, усилены меры безопасности. Охранник теперь сидит у самого входа, пропускает учеников ключом. 

«Последняя тема классного урока была о терроризме»

Антон, 14 лет, г. Гусиноозёрск:

- Сам я человек не агрессивный, поэтому не знаю, что становится причиной такого поведения. Случившееся 19 января мы обсуждали с одноклассниками и на классном часу. Последняя тема, кстати, была о терроризме. Нам объясняли, кто такие террористы, как они вербуют людей, и что нельзя отвечать подозрительным людям. Думаю, такие разговоры нужны и полезны. К счастью, в моей школе всё есть – охрана, видеонаблюдение, работает школьный психолог. 

«Отец предложил носить с собой газовый баллончик»

Баярма, 16 лет, Улан-Удэ:

- Произошедшее в школе № 5 изменило мои отношения с родителями. Хоть они и до этого были доверительными, но теперь превратились в гиперопеку с их стороны. Отец провожает меня до школы каждый день, встречает после уроков. Предлагал даже носить с собой газовый баллончик, но я отказалась. До случившегося я не знала, что такое «Колумбайн» и «АУЕ». Теперь, начитавшись СМИ, ужаснулась – не понимаю, что творится в голове у тех, кто к этому привержен. У меня другие планы на жизнь: я хочу отучиться и поступить в хороший вуз, найти работу, чтобы помогать родителям. Считаю, что, если ты подросток, и тебе не терпится доказать окружающим свою значимость, «крутость» и смелость, создай какое-нибудь социальное движение, помогай старикам и детям из детдомов. Займись спортом, спасай животных, лес, Байкал и веди об этом блог. 

«С нами проводят профбеседы, а охраны в школе нет»

Оксана, 15 лет, Улан-Удэ:

- Подростки часто копят в себе агрессию с каждым проявлением плохого отношения к ним, или пренебрежения. Взять учителей, к примеру. Некоторые из них игнорируют отдельных учеников, делая вид, что не видят, как те поднимают руку. И ещё, когда ученик отвечает неправильно, они не дают ему шанса исправиться и сразу садят на место со словами «Садись, два!» Неоднократно видела, как такое происходит. Это не перевоспитывает, не даёт урока, а злит, ведь это несправедливость. Мы в школе не обсуждали то нападение, как будто и не было его. На классных часах нам обычно рассказывают разные новости, дают заполнять бланки на безопасность в школе, куда входят правила, как себя вести в школе, как переходить пешеходный переход, как передвигаться в гололёд, что не надо ходить по речкам. Недавно давали бланк об участии в ОГЭ. Ну и показывают презентации о пьянстве, курении, говорят, что это уже не модно и так далее. А в школе у нас охраны нет, по крайней мере, я её не видела никогда. Вот камеры есть и школьный психолог.  

«Что должно произойти, чтобы ты взялся за топор?»

Дарима, 13 лет, г. Кяхта:

- Я думаю, причина во взаимоотношениях между людьми: ученик-учитель, ребёнок-родитель, ребёнок-сверстники и др. Сейчас у нас такой период – неожиданная агрессия, вспышки гнева, это сложно контролировать. Так можно легко испортить отношения, выйти на конфликт. Но чтобы пойти с топором на людей… Не знаю, что должно произойти. Этот ужасный случай мы обсуждаем и, наверное, ещё долго будем вспоминать. В нашей школе проводят классные часы раз в неделю. Там мы говорим об успеваемости, мелких проступках. Безопасность своей школы я оцениваю на 7 из 10. Охрана бывает ночью и рано утром, есть камеры видеонаблюдения, а также школьный психолог. В связи с нападением в Улан-Удэ в нашей школе ничего не происходит, хотя должно, я считаю. Уроки безопасности, беседы и прочее. 

«Больше волнует – а что дальше?»

Булат, 15 лет, Улан-Удэ:

- Мы с одноклассниками говорили о нападении на школу. Все в шоке. Но меня больше волнует, как эти парни будут жить дальше, и как их родители будут смотреть в глаза людям. Говорят «Хорошими делами прославиться нельзя», но кому нужна такая слава? Что бы ни случилось с тобой – двойка в школе, бросила девушка, страх перед ЕГЭ – это не повод отбирать чью-то жизнь или делать кого-то инвалидом.


Читать далее