Нефрит преткновения
Главное Популярное Все Моя лента

Нефрит преткновения

Баир Мункуев
8295

Заслуженный геолог оказался фигурантом уголовного дела за контрабанду нефрита в Китай

На днях Бурятская таможня завела уголовное дело на одного из крупных недропользователей республики. Под прицелом правоохранителей вновь оказался оскандалившийся ранее 68-летний Александр Секерин

Известный геолог является руководителем ООО «ГП «Сибирьгеология», которое занимается в Бурятии добычей нефрита. «Информ Полис» решил разобраться в непростой истории уголовных дел Секерина, который более 15 лет промышляет добычей ценного камня в Окинском районе.

Первый звоночек

Широкой общественности Александр Секерин стал известен в апреле этого года. Тогда в федеральном МВД сообщили об успешной операции по пресечению незаконной предпринимательской деятельности по добыче нефрита. Силовики также изъяли и приобщили в качестве вещдоков к уголовному делу более 110 тонн камня стоимостью более 100 млн рублей. Тогда сообщение прошло без особых подробностей.

По информации республиканских СМИ, Секерин отреагировал быстро и заявил о том, что данное уголовное дело - это, по сути, рейдерский захват нескольких жил, которые разрабатывает его «Сибирьгеология». И в этом моменте нам хотелось бы разобраться поподробнее.

По данным источников «ИП» в силовых ведомствах, «уголовку» (п. б ч. 2 ст. 171 УК РФ) на Секерина завели 30 апреля этого года за добычу нефрита без лицензии на Горлыкгольском месторождении в Окинском районе. Причем в деле фигурирует конкретный временной промежуток: незаконная добыча, по версии правоохранителей, велась в 2016 и 2017 годах.

Секерин получил право пользования участками для добычи нефрита на бесконкурсной основе как ветеран геологии. Эти участки он сам выбрал и зарегистрировал в соответствующих госорганах. Произошло это 8 июля 2002 года. Таким образом, за предприятием «Сибирьгеология» (основанным Секериным) числились некие небольшие участки земли, на которых он официально работал. По его документам, добыча велась с жил под номерами 10, 36 и 37.

Александр Павлович Секерин родился в 1950 году в селе Тимлюй Бурятской АССР. Окончил геологический факультет Иркутского государственного университета (1972 г.). Геолог, кандидат геолого-минералогических наук. Во время Байкало-Саянской экспедиции (с 1974 по 1983 г.) работал геологом, старшим геологом, главным геологом в составе Восточно-Саянской и Витимской партий. Один из первооткрывателей месторождений светлоокрашенного нефрита в Витимском нефритоносном районе. После ухода из экспедиции долгие годы (с 1984 по 2006 г.) работал в Институте земной коры СО АН СССР (РАН), занимаясь вопросами локализации и вещественным составом мантийных магматитов и пород повышенной щёлочности. Одновременно создал геолого-добычную фирму «Сибирьгеология», занимающуюся поисками и отработкой нефритовых месторождений в Восточно-Саянском нефритоносном районе.

Долгие годы Секерин добывал нефрит на этих трех жилах, пока в 2014 году на месторождения не наведалась выездная проверка комиссии Федерального агентства по недропользованию (Роснедра). Специалисты постановили, что жилы под номерами 36 и 37 лежат за пределами границ лицензионного участка «Сибирьгеология». Таким образом, становится понятно, что подземные залежи нефрита выходят далеко за пределы очерченных границ предприятия Секерина. То ли опытный геолог с 30-летним стажем не углядел ошибки в координатах своих участков на момент регистрации, то ли на тот момент именно такая регистрация участков была выгоднее всего для добычи.

Однако все это время добыча нефрита Секериным не прекращалась уже за пределами участка, и геолог так и не исправил ошибку в документации и не приостановил добычу.

Через год Роснедра провели конкурс на разработку нефрита в Окинском районе. Его выиграло АО «Забайкальское горнорудное предприятие» (ЗГРП). Предприятие получило в распоряжение протяженную территорию, куда по факту вошли и жилы под номерами 36 и 37.

28 января 2016 года Александр Секерин, почувствовав, что у него могут возникнуть проблемы с точки зрения законности недропользования, решил оспорить итоги конкурса в Арбитражном суде. В исковом заявлении, он признал, что жилы №№ 36 и 37 лежат за пределами его участка. Спустя два месяца, видимо, поняв оплошность, Секерин заявление из суда забрал.

Следователи же считают сам факт с подачей и отзывом искового заявления одним из первых доказательств того, что руководитель «Сибирьгеологии» имел умысел на незаконную добычу нефрита на жилах (36 и 37), которые теперь находятся на участке ЗГРП. Это был первый звоночек.

Добыл иль не добыл

Вот здесь начинается самое интересное. Каждый недропользователь обязан отчитываться перед государством об объемах своей добычи. Исправно этим занималась и «Сибирьгеология» Секерина. В этой отчетности нас интересуют, как говорилось выше, два временных отрезка: 16-й и 17-й годы.

Согласно статистической отчетности, за полгода 2016-го (с 1 июля по 25 декабря) фирма Секерина добыла 42 тонны нефрита с жилы № 36 и еще 70 тонн камня с жилы № 10.

В 2017 году (с 8 июня по 25 декабря) «Сибирьгеология» разрабатывала жилу № 37, откуда извлекла порядка 70 тонн нефрита. А с жилы № 10 за то же время добыла еще 30 тонн поделочного камня.

И здесь на свет выступает ООО «Ирбис».

К слову, фирмой «Ирбис» когда-то заправлял глава Тункинского района Иван Альхеев, затем, по данным из Единого государственного реестра, учредителем компании «Ирбис» являлась жена чиновника Аза Альхеева.

Так вот «Ирбис» выступал подрядчиком для «Сибирьгеологии», то есть его работники непосредственно занимались добычей камня. Согласно их показаниям, выяснился занимательный факт - в 2016 году добыча нефрита на жиле № 10 не велась вообще.

Получается, что в отчетной документации Секерин показал одно, а по факту оказалось другое. То есть в 2016 году 70 тонн нефрита материализовалось из воздуха, но такого быть не может, поэтому здесь возникает логическая вилка. Либо «Сибирьгеология» добывала нефрит с жил 36 и 37, а в отчетности указала, что камень достали из 10-й жилы. Либо же камень взялся из каких-либо других, скорее всего, нелегальных источников.

Правоохранители пошли первым путем. Так как жилы 36 и 37 на момент добычи уже были в статусе спорного объекта, а по заключению Роснедр в 2014 году (!) вообще находились за пределами лицензионного участка Секерина, то последний не имел права ничего там добывать. В органах камень подсчитали, и получилось, что заслуженный геолог незаконно добыл порядка 180 тонн нефрита-сырца.

Контрабанда

Понятно, что нефрит не добывают просто так. Он весь без остатка идет на продажу. А рынок, по факту, для нефрита один - соседний Китай.

В 2016 году Секерин на этой почве контактировал с китайцами. В частности, с неким Фэн Шаоли (Feng Shaoli), который представлял фирму Anhui Hongfu Jade&Jewellery Co Ltd. Так, в декабре геолог заключил с этой китайской фирмой контракт на поставку 50 тонн нефрита-сырца общей стоимостью 750 тысяч долларов. Без малого более 45 млн рублей.

Чтобы не заставлять ждать китайцев, «Сибирьгеология» уже весной 2017-го начала поставки. Через госграницу за три месяца (с апреля по июнь) перевезли более 10 тонн нефрита стоимостью около 160 тысяч долларов (8 млн рублей). Все бы ничего, но Секерин указал в таможенной декларации, что перевозимый им ресурс добыт на его лицензионных участках, в частности на жилах 36, 37 и 10.

Однако, как мы теперь уже знаем, первые две жилы с 2015 года находятся на участках другого пользователя - ЗГРП. На 10-й жиле в 2016 году добычи не было.

Таким образом, основываясь на материалах дела МВД, таможенники пришли к выводу, что Секерин продал китайцам незаконный нефрит, то есть совершил контрабанду. В итоге после проверок в июле этого года на предпринимателя завели уголовное дело за контрабанду стратегически важных товаров и ресурсов (по ч. 1 ст. 226 УК РФ).

Такое преступление наказывается, согласно УК, лишением свободы на срок от трех до семи лет с большим штрафом.

Получается, что Александру Секерину, крупному недропользователю, который более 15 лет работал на добыче нефрита, теперь светит реальный срок заключения за то, что он сделал, а не потому, что правоохранители и другие недропользователи решили «сжить его со свету».

По данным источника, Секерин может использовать давние знакомства в системе Роснедр, чтобы все свои правонарушения свести к «технической ошибке».

За помощью в этом вопросе он может обратиться к давнему другу по геолого-разведочной работе Владимиру Бавлову. Последний был хорошо известен в республике в середине "нулевых": он был главой Баунтовского района и депутатом Народного Хурала. Ныне он занимает пост советника главы федеральных Роснедр.

Ремарка

В последние годы нефритовая отрасль в Бурятии подверглась тотальной декриминализации. По данным МВД республики, данный показатель достиг 95%. Рвачество и быстрое обогащение на недрах бурятской земли, которые были действенны еще 10 лет назад, не работают. Указание президента России Владимира Путина неукоснительно выполняется правоохранительными и надзорными органами, а ценный камень находится под постоянным государственным контролем налоговой, таможни и полиции.

Пора всем понять, что на смену старым приемам в недропользовании в республику пришел новый бизнес - прозрачный, государственно ориентированный и социально ответственный. И об этом недавно официально заявил глава республики Алексей Цыденов.

Читать далее