Известное российское издание рассказало, почему жители Бурятии умирают после допросов в полиции - новости Бурятии и Улан-Удэ
Главное Популярное Все
Войти

Известное российское издание рассказало, почему жители Бурятии умирают после допросов в полиции

Фото: russianstock.ru

Федеральные журналисты вспомнили громкое дело Никиты Кобелева

В понедельник, 25 июня, портал «Life» опубликовал статью под названием «Запытали до смерти». Корреспондент Кристина Бабаева вспомнила самые резонансные истории о беспределе правоохранителей, после общения с которыми скончались жители Бурятии.

Наших земляков, по словам родственников, пытают, выбивают из них показания и после забивают до смерти. Объективного расследования обстоятельств гибели своих близких сегодня добиваются сразу несколько улан-удэнских семей. Федеральным журналистам удалось пообщаться с каждой из них.

«Я не для того сына растила»

26-летний Эрхэтэ Аюржанаев скончался в  марте 2015 года после побоев в дежурной части Улан-Удэ. Мать – Светлана Марковна – рассказала «Life»: он хотел стать хувараком и даже поступил в Иволгинский дацан. Сама она всю жизнь проработала музыкальным руководителем в детском садике, но после смерти сына трудиться нет сил. Сейчас ютится в небольшой квартире, хотя правильней было бы сказать – комнате, в двухэтажном деревянном доме. На 12 квадратных метрах уместились умывальник, плита, кухонный стол и кровать.

- Смотришь на детишек и плачешь. Думаешь: внуки неродившиеся. А с детьми же так нельзя – боль показывать. Устроилась в магазин, сижу себе тихонько, продаю, никто меня не трогает, – поделилась она, еле сдерживая слёзы.

Светлана Марковна вспоминает: когда Эрхэтэ было три года, в Бурятию приезжал лама из Тибета.

- Он остановил сына, схватил за ухо и сказал: «Это мой ученик, можно его с собой забрать?». Но он у меня единственный ребёнок, я его не отпустила. После его смерти лама сказал: «Это была насильственная смерть, у него должна была быть хорошая длинная жизнь», – отметила женщина.

В тот роковой день в феврале 2015-го молодого человека задержали на Центральном рынке и увезли в отдел. Благодаря камерам, установленным в здании МВД, удалось восстановить хронологию событий. Сначала Эрхэтэ побывал в кабинете оперативников,  куда вошёл младший лейтенант по фамилии Ендонов. Задержанного долго допрашивали, а затем вывели из кабинета.

- Повели в туалет, где нет камер. Там всё и провернули, – цитирует издание маму Эрхэтэ. – Буквально семь минут – и мой сын выходит уже загнутый, держится за живот. И дальше он уже снова в кабинете следователя, скрюченный. Его в итоге отпустили, он приехал ночью домой, ему стало плохо.

Родные вызвали скорую, и Эрхэтэ экстренно увезли на операцию. Парень успел дать показания, что в отделе его бил лейтенант.

- Диагноз – тяжёлая травма живота, разрыв желудочно-ободочной связки и поджелудочной. А потом операция за операцией, – плачет Светлана Марковна.

После шестой сердце юноши не выдержало. По заявлению матери погибшего началось расследование. Сначала всё складывалось в её пользу – сделали экспертизы, восстановили по камерам всю ситуацию. Следствие шло три года.

- Мы довели это дело до суда, прокуратура чётко отработала. На суде лейтенант  получил 12 лет за причинение вреда здоровью, повлёкшее смерть человека, и превышение должностных полномочий. Прокурор просил 17 лет, но суд учёл, что у полицейского есть ребёнок, – пояснила наша землячка.

Через полгода защита полицейского обжаловала приговор, а главный свидетель изменил показания – якобы Эрхэтэ уже привезли в отделение с болями в животе. В результате Верховный суд лейтенанта оправдал. Его немедленно освободили из-под стражи. Хотя, казалось, все факты были налицо – показания свидетелей, экспертизы, видеосъёмка...

- Там были его жена и дядя, начали ухмыляться в лицо, а сам Ендонов давай в ладоши хлопать. Я ничего не сказала. Вышла – и всё. У нас с сыном девиз такой был: «Где наша не пропадала!». Они думают, я простая деревенская бабёнка. Нетушки, я не для того сына растила. И я человек принципа – доведу дело до конца. У нас есть кассационный суд Бурятии, России, Европейский суд. Я и дотуда дойду, докажу его причастность, пусть не расслабляется, – пообещала Светлана Аюржанаева.

«Везде отказ. Бесполезно»

24-летнего Александра Верхотурова задержали зимой 2014 года в его собственном доме. Мужчина вместе с маленьким сыном спал на диване, когда в квартиру вошли полицейские.

- Я дома была, открыла дверь. Мы вообще не поняли, что происходит. Никаких бумаг у них не было, ничего не дали. Только сказали: «Поехали по подозрению». Какому подозрению – непонятно, – отметила в беседе с «Life» молодая вдова Анна. – Я приезжала в полицию, сотрудники оперативно-сыскного отдела сказали, что его допросят и утром отпустят. А на следующий день прохожий случайно увидел, что в служебной машине на заднем сиденье тело лежит – в наручниках, шея запрокинута.

Очевидец позвонил местным журналистам, которые тут же приехали на место и всё засняли. Только по этому, по словам жены погибшего, и получилась хоть какая-то огласка.

Сами полицейские заявили, что утром Александра повезли в отдел и ему резко стало плохо. Они остановили машину, и, пока ходили в аптеку за аммиаком, мужчина скончался.

- Какой там аммиак, если всё тело синее! – не верит Анна. – Оно уже не час каталось. Это изверги какие-то... Дел нераскрытых много, и, чтобы заработать «звёзды», они так делают. Вместо реального преступника долбят невиновных. Человек жить захочет – сознается.

Родные добились эксгумации тела, провели независимую экспертизу, чтобы доказать причастность полицейских к смерти Александра. В Улан-Удэ ни один адвокат за это дело не взялся, поэтому пришлось нанять юриста из Иркутска. Уголовное дело в следственном комитете закрыли, списав на то, что Александр умер от заболевания сердца, хотя повторная экспертиза это опровергла.

- Заявления писала: и в прокуратуру, и в Следственный комитет, и в МВД – везде отказ. Бесполезно. Так эти полицейские и работают, – говорит мать Александра Верхотурова Валентина Ивановна.

«Мой 17-летний Никитка был седой»

Корреспондент издания вспомнила и громкое дело Никиты Кобелева.  Жизнь 17-летнего улан-удэнца оборвалась два года назад. Историю о его встрече с полицейскими освещали не только местные СМИ, но и Первый канал в программе «Пусть говорят», которую тогда вёл Андрей Малахов.

В конце июня 2016-го троих полицейских, которые участвовали в задержании юноши, отправили в СИЗО. Их обвинили в нанесении побоев Никите Кобелеву. Близкие оперативников, к слову, тоже выразили свою точку зрения на произошедшее в соцсетях – правда, анонимно. Расследование громкого уголовного дела завершилось несколько недель назад. Как сообщили в СУ следственного комитета России по Бурятии, под суд пойдут пятеро правоохранителей.

После смерти Никиты его дедушка пережил два инфаркта. Бабушка подростка Светлана Назаркина призналась, что не узнала его, когда увидела в гробу.

- Мой 17-летний Никитка был седой, – рыдает пенсионерка.

Бить самого Никиту и его друга Диму, как выяснилось, начали ещё до того, как доставили в отделение – в магазине были установлены видеокамеры, о которых полицейские не знали. Ребят привезли в управление угрозыска и завели в подвал.

- Полицейский взял ключи от подвала. Сначала туда завели Диму. Пытали. В итоге он подписал признательные показания по квартирным кражам и его сразу повезли по местам якобы преступлений, – отметила Светлана Назаркина.

Следствие установило, что следом в подвал завели Никиту. В сухих строках уголовного дела говорится, что «в целях получения признательных показаний о нераскрытых корыстных преступлениях полицейский нанёс несовершеннолетнему не менее 20 ударов по различным частям тела».  А после сотрудник полиции стал душить Никиту, в результате чего «сформировался рвотный позыв и возникло ограничение доступа кислорода». Примечательно, что когда поднялась шумиха, Дмитрия, подписавшего признательные «показания в квартирных кражах», признали невиновным.

Обвиняемыми по делу об убийстве Никиты Кобелева стали руководители отделения по раскрытию имущественных преступлений УР УМВД по Улан-Удэ Андрей Павлов и Анатолий Олоктонов, а также оперативники Сергей Плотников, Валентин Смолин и Тумэн Манибадраев. Как утверждают родственники, они «как могли пытались развалить дело». Но всё же правоохранителей поместили в СИЗО, где они отсидели 11 месяцев. Сейчас все пятеро, по данным «Life», находятся на свободе под подпиской о невыезде. Все, кроме одного, работают на прежних местах.

Коллеги защищают и тщательно оберегают полицейских от назойливых журналистов. Найти их журналистам издания так и не удалось – ни по адресу прописки, ни по фактическому адресу они не проживают. И это данные, которые правоохранители предоставили судье во время заседаний.

- Мой муж ни в чём не виноват, – заявила по телефону жена Валентина Смолина. – Он даже не видел этого Никиту. Знаете, когда жуликов задерживают, то они сами о пол бьются лицом, а потом говорят, что их избили. Дело рассматривается жёстко, потому что получило резонанс. После того как их в «Пусть говорят» показали, всех сразу сначала закрыли, а потом начали разбираться. Никаких признательных показаний они не давали. Вроде как должно всё решиться и мы получим оправдательный приговор. Жизнь же на этом не останавливается, ёлки-палки. Все живы-здоровы.

И тут даже сложно понять: она глумится над родственниками убитого подростка или действительно так считает, отмечает «Life».

Пострадавшие во всех этих историях никогда раньше не знали друг друга. Но за все эти годы многие из них сроднились.

- Нас очень много. Властям на нас плевать, поэтому мы объединились, – говорят родственники погибших.

Недавно они собрались вместе у памятника Ленину на главной площади Улан-Удэ. Люди борются за свои права не первый год, используют любую возможность, чтобы достучаться до Москвы, потому что в своём регионе все пороги ими давно обиты. Некоторым угрожают, но терять им, признаются, уже нечего.

- Раньше придёшь в милицию, чтобы помогли, а сейчас боишься – убьют, – призналась Валентина Верхотурова, мама погибшего задержанного. — Сейчас направляем очередные коллективные обращения.

Редакция «Лайфа» направила официальные запросы в следственный комитет, прокуратуру и МВД по поводу каждого из вышеперечисленных случаев, а также ряда других дел – тех, что не поместились в рамках одной статьи. Ни одного ответа корреспонденты пока не получили. Издание продолжит следить за развитием ситуации по этим и другим случаям смерти после допросов в полиции.


Читать далее

Другая сторона профессии