«Я взяла её на руки, а она не дышит…»
Главное Популярное Все Моя лента

«Я взяла её на руки, а она не дышит…»

Информ Полис, Валерия Дашиева
4554

Фото: В. Дашиева, архив семьи Доржиевых

Почему в детской больнице Улан-Удэ умирают малыши, едва начавшие жить

История, начавшаяся с обычного похода к педиатру, уже прогремела на всю республику. Маленькой Сурэне едва исполнился месяц, когда она умерла от отита в детской больнице. Это не единственная трагедия, произошедшая этой весной. 

«Здоровье в хорошем состоянии» 

Свою долгожданную младшую дочь 28-летняя Саяна Доржиева родила 18 апреля. Здоровую девочку весом 2 540 граммов назвали Сурэной. Роды прошли благополучно, и через пять дней маму с малышкой выписали. 

- В течение месяца всё было хорошо, один раз приходил наш педиатр, и два раза навещала медсестра с амбулатории в Поселье, - рассказывает Саяна. – Когда дочке исполнился месяц, педиатр сказала, что «ребёнок развивается по норме». Дочь не болела, но нужно было пройти плановый осмотр – нам назначили приём узких специалистов на 24 мая в Иволгинской ЦРБ. 

В назначенный день Саяна с дочкой приехали в больницу. УЗИ показало, что здоровье девочки в хорошем состоянии, следующим по плану был хирург-ортопед. 

Саяна и подумать не могла, что через несколько дней ее малышки не станет. Врачи говорили молодой маме: не волнуйтесь, это обыкновенный отит

«Лор выписала капли и отправила домой»

На приёме у специалиста Саяна заметила в ушке дочери жёлтую жидкость. Девушка сообщила об увиденном доктору. 

- Он сразу отправил нас к лор-врачу, где после осмотра медсестра прочистила Сурэне ухо фурацелином и закрыла его ватой. Врач сказала, что ничего страшного нет, это обыкновенный отит. Прописала капли на пять дней и чистку уха перекисью водорода, - говорит Саяна. 

Врач сказала девушке прийти снова, если гной не исчезнет, и добавила, что пугаться подъёма температуры не стоит, это нормальная реакция на лекарство. Маленькая Сурэна не проявляла беспокойства, спала и ела, как обычно, рассказывает Саяна. В тот же день молодая мама, как велел врач, начала проводить все необходимые процедуры. 

- 25 мая всё было хорошо – на капли и чистку уха ребёнок реагировал нормально. Только когда я переворачивала её на правый бок, она немного постанывала. Вечером у дочки поднялась температура до 38 ºС. Я вспомнила, что врач об этом предупреждала, и решила, что всё в порядке. До утра я не спала и вставала на любой звук, - рассказывает девушка. 

На следующий день Саяна заметила у дочери отёк в области уха и, всерьёз забеспокоившись, позвонила педиатру. Но телефон специалиста был выключен до самого вечера. Ближе к пяти часам вечера малышка начала сильно плакать, а температура поднялась до 39 ºС. 

«Скорая» приехала через два часа»

Пытаясь сбить малышке температуру, Саяна дала ей детский нурофен. Но девочка не переставала плакать, вскоре начала отказываться от груди и поела лишь немного смеси. 

- Позже я заметила, что при плаче у неё как-то странно подёргиваются правая рука и нога, дыхание было тяжёлым, - вспоминает Саяна. – Я испугалась и позвонила в «скорую», сообщила, что это срочно, и описала симптомы. Было девять вечера, а «скорая» приехала лишь через два часа. Врач, осмотрев Сурэну, спросила, почему лор отправила нас домой, а не в поликлинику. Тут же позвонила кому-то и сказала, что мой ребёнок очень тяжёлый и его нужно срочно положить в реанимацию. На том конце ответили, что сначала надо заехать в инфекционную больницу – проверить, есть ли распространение инфекции. 

В инфекционной больнице врач осмотрел девочку и исключил менингит. Саяну и Сурэну отправили в лор-отделение Детской республиканской клинической больницы. В учреждение маму с ребёнком привезли лишь в час ночи. 

- Нас встретили две девушки, ещё две были в приёмном покое, на посту, - вспоминает девушка. – Одна из них подошла и нервно сказала: «Что у вас за мания – по ночам приезжать, когда уже никого нет!». Я опешила: «Мне что, нужно было ждать до утра, пока ваши врачи на работу придут? А для чего тогда вы здесь сидите?». Видимо, девушки только проснулись – сидят, глаза протирают. Потом пришла другая, представилась лор-врачом, посмотрела мою дочь и подтвердила отит. Я спросила её, отчего могут так странно дёргаться рука и нога, на что она ответила: «У ребёнка отит! Ей больно. Что вы хотите?». Тогда я рассказала, что дочка практически не ест, а она ответила, что всё понятно, и ушла. 

Плачущую Сурэну взвесили, измерили рост, взяли кровь из пальца и мазок. Взволнованную мать с ребёнком повели в палату, предварительно обработав ушко. Между тем отёк у малышки стал только больше, и она уже не могла открыть рот, чтобы поесть, говорит Саяна. 

- Я попросила горячую воду – развести смесь для дочки, с трудом накормила её. Позже медсестра пришла со шприцом антибиотика и поставила ей укол, а уходя, сказала: «Если что, мы в соседней палате». До пяти утра к нам больше не подходили. 

Вторую ночь Саяна не могла сомкнуть глаз и каждые два часа присматривалась к дочке, пыталась её накормить. 

«Вы слишком поздно обратились»

Обессилев, под утро девушка задремала, но почти сразу проснулась, почувствовав неладное. 

- Дочь спала, как обычно. Медсестра пришла, вручила мне градусник и ушла. Я подняла дочке руку, а она, несмотря на прикосновение холодного градусника, никак на него не отреагировала. Я взяла её на руки, а она не дышит… - сдерживая слёзы, вспоминает Саяна. 

В панике мать начала кричать и звать на помощь, но коридор отделения был пуст, пустовала и соседняя палата. Подбежав к лифту с бездыханным младенцем в руках, девушка столкнулась с медсестрой. 

- Я попросила помощи, и она убежала. Вернувшись в палату, я положила дочку на кровать и начала поднимать ей руки и ноги, чтобы она задышала, ведь тело ещё было горячим. Медсестра прибежала к нам уже с телефоном и с кем-то говорила: «Срочно, у меня ребёнок месячный, остановка сердца». Потом схватила Сурэну и побежала в реанимацию. Внизу нас встретила ещё одна заспанная девушка, и дочь унесли, оставив меня за дверью, - рассказывает Саяна. 

Прошло больше часа, когда матери сообщили ужасное известие – спасти её малышку не удалось. Ей выразили соболезнование, добавив, что она «слишком поздно обратилась». 

- Я была шокирована. Ведь ещё врач «скорой» сказала, что требуется срочная реанимация, но нас положили в палату, заверив, что нет ничего серьёзного. А мне теперь говорят, что я «слишком поздно обратилась»? С таким же успехом я могла прокапать дочке капли и сидеть дома, если врач не нашёл оснований для реанимации! – говорит девушка. 

За месяц Саяна сильно похудела. Теперь вместо маленькой дочурки девушка держит в руках свидетельство о ее смерти

«Видимо, так надо было»

Разбитой горем матери выдали вещи её дочки и вызвали родителей. 

- Пока я ждала родителей, подошла врач. Она начала меня обнимать, успокаивать и приносить соболезнования. Уточнила, когда всё началось, и, узнав, что 24 мая, спросила: «То есть прошло два-три дня после того, как вы узнали, да?». Как я понимаю, она пыталась вину мне вменить. Сказала, что нас принимала молодой специалист, которая «подумала, что ребёнок в удовлетворительном состоянии», извинилась за неё и пообещала провести проверку. А моим родителям, приехавшим за мной, сказала буквально следующее: «Мы же буряты. Мы должны молиться сейчас за упокой. Видимо, так надо было». 

По словам Саяны, молодого специалиста, за которого так извинялась врач, ей искренне жаль. Возможно, она никуда не стала бы обращаться, если бы в ту ночь медсестра подходила к девочке, справлялась о её самочувствии и проверяла температуру. 

- Я бы подумала, что они сделали всё, что могли. Но никто не подходил до утра. Врача, осмотревшего мою дочь в приёмном покое, во второй раз я увидела уже, когда ребёнок не дышал. Я понимаю, если бы дочка была старше, то могла бы сказать «Мама, тут болит», - говорит Саяна. 

Девушка уже написала заявления в прокуратуру Бурятии, Росздравнадзор и Минздрав, а также обратилась в приёмную президента Путина и в СМИ. 

В Иволгинской ЦРБ, где девочка в последний раз проходила осмотр отоларинголога и с отитом была отправлена домой, от комментариев отказались. В больнице уточнили, что не могут дать информацию без официального комментария Минздрава Бурятии, сославшись на незаконченную служебную проверку. По этой же причине от комментариев воздержались и в самом министерстве. 

- В настоящее время идёт служебная проверка по запросу правоохранительных органов, им будут переданы все материалы. Только после завершения проверки сможем прокомментировать, - сообщила пресс-секретарь Минздрава Туяна Лыгденова. 

В больнице, где малышка провела последние часы жизни, официальный ответ также пообещали дать, как только станут известны результаты расследования. Но заверили, что виновные будут наказаны – «вплоть до увольнения». Причём это коснётся не только специалистов, принимавших маленького пациента той ночью, но и ответственных руководителей, уточнили в ДРКБ. 

Между тем, как сообщают в следственном управлении СКР по Бурятии, по факту смерти ребёнка возбуждено уголовное дело. 

Ещё одна смерть 

Похожий случай произошёл в Бурятии в апреле с трёхмесячным мальчиком. Как сообщает заместитель руководителя следственного отдела по Советскому району Эрдэм Шагжиев, в настоящее время выясняется причина смерти малыша. 

- Где-то в середине апреля ребёнок заболел, и мама обратилась к участковому врачу. Затем их госпитализировали в ДРКБ, где 3 мая ребёнок скончался. С этого дня мы начали проводить процессуальную проверку по факту смерти. Спустя некоторое время, когда мы уже работали над этим случаем, с заявлением к нам обратился адвокат мамы мальчика с просьбой принять меры в отношении врачей, - говорит Эрдэм Шагжиев. 

В рамках процессуальной проверки установить точную причину смерти не удалось. В настоящее время идёт проверка всех специалистов на каждом этапе, пройденном мальчиком – от первого обращения за помощью до смерти, говорит специалист. 

После страшной трагедии безутешным родителям выдали заключение о смерти, в котором была указана её причина – внутриутробная инфекция. Родители уверены, что врачи таким образом пытаются избежать ответственности. 

- По результатам данной экспертизы патологоанатомического бюро мы назначили более глубокую и сложную комплексную судмедэкспертизу. Она покажет, на каком этапе произошла ошибка и есть ли чья-то конкретная вина. Для нас наиболее важными будут результаты именно этой экспертизы, - говорит Эрдэм Шагжиев. 

По факту смерти ребёнка возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 109 УК РФ – причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей.

Читать далее