Как 28-летний эвенк из Бурятии попал на стажировку в ООН
Главное Популярное Все Моя лента

Как 28-летний эвенк из Бурятии попал на стажировку в ООН

Информ Полис, Светлана Намсараева
5075

Фото: личный архив В. Цыремпилова

Вячеслав Цыремпилов ждал этого события целый год

28-летний Вячеслав Цыремпилов считает дни, когда, наконец, окажется в Женеве. Он всего в числе восьми представителей малочисленных народов России попал в программу стажировки Управления Верховного комиссара ООН по правам человека для представителей коренных народов. 

А наша беседа с ним состоялась перед самым его вылетом в Москву, 27 мая. В Российском университете дружбы народов молодой человек пройдет еще и четырехнедельную учебу. 

Из северного Баунта

Вячеслав  родом из небольшого эвенкийского села  Усть-Джилинда, что  в северном Баунте. Там окончил школу, затем поступил в Бурятский лесопромышленный колледж, а после по настоянию мамы продолжил обучение на экономфаке ВСГУТУ. 

- Сейчас я работаю над диссертацией на соискание ученой степени кандидата экономических наук. Еще по программе дополнительного профессионального образования дистанционно учусь  по направлению  «государственное и муниципальное управление», - рассказывает о себе Вячеслав.

Эту зиму он жил  в родном селе. Там  его мама, которая воспитала сына одна. 

-  У своих дядей  Виктора и Николая я самый любимый племянник. Они еще маленьким брали меня на сенокос, в тайгу, на охоту, рыбалку.  Дядя Коля, например,  учил меня в лесу отличать поганки от маслят и груздей, копать дождевых червей и ловить рыбу. Свою первую рыбу гольяна, а она была сантиметров 10,  я поймал в пять лет, - вспоминает  свое  детство Вячеслав. – С дядями  я научился ездить на лошади и обучать молодых скакунов. Они  водили и даже возил  меня по местам исконного обитания эвенков в Баунте. 

Суровая жизнь

Вячеслав рассказывает,  как тяжело давался ему первый год учебы в Улан-Удэ. Он все время скучал по охоте, рыбалке. Чтобы скорее оказаться в родных местах, с первого курса стал досрочно сдавать сессию. А доехать до дома, признается он, целая история. Там всего два пути. Из Улан-Удэ  нужно ехать до Романовки, откуда 90 км по сплошному  бездорожью до Усть-Джилинды пассажиров возит вездеход. Билет на него стоит сейчас 1600 рублей.  Летом  местные жители чаще  добираются на тракторах или лошадях. 

- Летом и осенью из дома  выезжаю с одним из дядей верхом на лошадях. Если ехать в среднем темпе, в день мы преодолеваем половину пути – 45 км, можно и больше, если погода позволяет. Но приходится дневать из-за паутов. Они своими укусами  сильно  выматывают коней, поэтому им необходимы дымокур и отдых. Ночуем в тайге в небольшой  палатке, которую берем с собой.  Если ночь холодная,  выкладываем юрлак – три  бревна, положенные  на бревно в  45 градусов относительно  земли. Такие бревна  всю ночь тлеют, давая  тепло, - рассказывает Вячеслав. 

А если скакать средней рысью, то они успевают и за день, но при   прохладной погоде и небольших  привалах для отдыха лошадей и обеда. Тогда очень жалко коней, они ведь тоже устают. 

- Однажды я опаздывал на маршрутку из Багдарина,  проезжающую через Романовку. Тогда мы едва не загнали своих коней - ехали всю ночь при луне. В обратный путь дядя отправляется один, а порой на вторую лошадь садится кто-нибудь из местных, который без транспорта застрял в Романовке. У нас все так ездят: и дети, и женщины, и старики, - отмечает  Вячеслав. 

Для местных жителей это самый короткий путь до цивилизации. А если ехать им из села до райцентра, в пути тоже нелегче. 90 из 270 км также приходится на бездорожье.  Его  на автомобиле проезжают за 4 - 5 часов. А так на поездку из села до Багдарина уходит 10 - 12 часов. Между Багдарином и Усть-Джилиндой есть авиасообщение. Его выполняет Ан-2. Но из-за высокой стоимости авиабилета местные не особо летают на «Антошке». По словам Вячеслава, за пять лет учебы он лишь один раз летал на самолете. 

Для презентации

Сам он один из самых активных молодых эвенков Бурятии. Еще в школе, затем в университете он участвовал во всех мероприятиях  АКМНС Бурятии и национально-культурной автономии  эвенков республики. Наглядное свидетельство тому фотографии, которые показывает нам Вячеслав. На одной из них в национальном костюме он на празднике «Бакалдын», на другой – на «Больдёре», на третьей - во время всероссийской  конференции по проблемам КМНС. Эти и другие десятки фотографий вошли в   его презентацию, которую он представит на встрече в ООН. 

- Мне помогали сородичи, - признается он. – Кто-то принес газетные вырезки об эвенкийских обычаях и традициях, кто-то поделился фотографиями с наших праздников. Я встречался с председателем национально-культурной автономии эвенков Бурятии Марией Бодоуловной Бадмаевой, даже ходил в Национальную библиотеку читать книги об истории нашего народа. 

Усть-джилиндинцы с родовыми вымпелами на фоне родного села

В программе ООН

Вячеслав говорит, что  целый год ждал приглашения для стажировки в Женеве. Сам отбор кандидатов в ООН  проходил поэтапно. Но все началось с рекомендательного письма Ассоциации коренных малочисленных народов Севера Бурятии в российскую ассоциацию. Затем проходило голосование за кандидатов. Тогда Вячеслав в числе трех из них набрал высший балл. Эти итоги еще в июне 2017 года российская ассоциация направила в Управление Верховного комиссара по правам человека ООН,  и лишь в мае Вячеслав получил оттуда официальное приглашение. 

Перед отправлением в ООН  Вячеслав  будет учиться в РУДН. В программу включены еще и встречи в Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока (АКМНСС и ДВ РФ), Госдуме и Федеральном агентстве по делам национальностей. 

- Учеба в университете поможет мне получить теоретические знания о международных инструментах в области прав человека, - отмечает он. 

Каюры уже не нужны?

- Я представитель  коренных малочисленных народов Севера Бурятии. Чтобы стать квалифицированным специалистом в области защиты прав коренных малочисленных народов, мне необходимы знания, которые я получу на стажировке в ООН. Благодаря этому смогу реализовать себя в профессиональной деятельности, помогать своему народу, - говорит Вячеслав. - У нас в России и Бурятии некоторые считают, что семейно-родовые общины не могут заниматься туризмом и этнотуризмом, потому что они не входят в традиционный хозяйственный вид деятельности. В советское время все геологи пользовались услугами эвенков,  незаменимыми каюрами, «гидами» в нашей непролазной тайге. Только они знали места бродов рек, горных перевалов, объезды заболоченных мест, и таких моментов очень много,  даже начиная с малого - как прожить в лесу. А когда у всех появились карты с подробным обозначением дорог, горных перевалов, троп любой местности, сородичи  просто стали не у дел. Таких проблем  много.  Их  нужно решать всем,  самим эвенкам и органам власти. 

Добавим, что Вячеслав из эвенкийского рода бекрей, который относится к конным эвенкам.  В его селе с населением около 300 человек живут также представители таких эвенкийских родов, киндигир, малукчер, чильчагир,  мордочер, туруягир. А  самые распространенные фамилии – Мордоновы, Найканчины, Туракины, Каюнчины, Догончины, Агдыреевы, Гасалтуевы.

Читать далее