Солдат-срочник из Бурятии погиб в Биробиджане при загадочных обстоятельствах
Главное Популярное Все Моя лента

Солдат-срочник из Бурятии погиб в Биробиджане при загадочных обстоятельствах

Информ Полис, Эльвира Хазагаева
19895

Фото: предоставлено родственниками Н. Кожемякина

Мать военнослужащего не верит в версию суицида

Около двух недель назад «Информ Полис» рассказывал о странной смерти солдата-срочника на полигоне в Кяхте. А спустя несколько дней выяснилось, что и в Биробиджане погиб бурятский солдат. И  так же при загадочных обстоятельствах. 

Читайте также

Почему в Кяхте продолжают умирать солдаты?

Сами жители военного городка называют поле для учений «полигоном смерти»

ЧП произошло 24 апреля около пяти часов вечера на полигоне военной части №61424, где происходили стрельбища. Николай Кожемякин умер от выстрела в голову. Ему было всего 22 года. 

Родные до сих пор не знают, что же там произошло. Отсутствие внятных ответов руководства лишь порождает немало слухов, от которых матери бойца становится все больнее. 

- Через два часа после случившегося маме позвонили и сказали, что Коли больше нет. Несчастный случай. Потом в течение суток нам предоставили еще три версии гибели. Сначала сказали, что он пошел в туалет, нашел пулю и застрелился. Вторая версия – его нашли в туалете. Выстрел был произведен сзади в голову с вылетом пули через глазное яблоко, то есть это убийство. И третья версия - его нашли за полигоном в лесу с пулей в виске, - рассказала «Информ Полису» сестра погибшего солдата Оксана Каширина. 

Были и другие, более фантастические версии. 

- Шли учения. Солдаты вышли на огневой рубеж. Всем раздали рожки с боевыми патронами. Стреляли по очереди, но до Коли она не дошла. Рожок он сдал обратно и расписался. Потом все пошли есть и на построение. После обеда он отлучился в туалет и вдруг оказался в лесу с огнестрелом. Мы спросили в военном комиссариате, как это возможно?  Нам сказали, что так бывает при зачистке оружия. Пули остаются в канале ствола, необходимо было произвести контрольный выстрел, - рассказывает мама погибшего солдата Анна Новолодская. 

То самое тактические поле в воинской части в Биробиджане, где проходят учебные стрельбы

В самой военной части информацию подтвердили, но с замполитом поговорить нам так и не удалось – человека с такой должностью там попросту нет. 

- Ведется следствие. Синяков и побоев на теле нет. Суицид. Я не понимаю, если бы у него были какие-то проблемы, он ведь мог подойти к командирам. У нас в части есть и психологи, - коротко прокомментировал один из военнослужащих. 

Хотел быть военным корреспондентом

Версию самоубийства родные Кожемякина категорически отрицают. 

- Какое самоубийство? Поел и пошел себя убивать? - недоумевает мама. 

У Николая были большие планы. 

-  Уже в июле Коля должен был демобилизоваться. Он собирался окончить разведроту и поехать учиться в Читу на лейтенанта. Он даже был определен в 11-ю бригаду Соснового Бора, где хотел работать военным корреспондентом, - рассказывает его сестра. 

Как оказалось, в этом году юноша окончил БГУ по специальности «журналистика». Учителя также не верят в версию суицида. 

- Коля находился в поиске собственного «я», и это «я» было связано с журналистикой. Однако ему чего-то не хватало, и, может, поэтому он даже пошел в армию. Нет, Коля не мог пойти на такое. У него на все была своя точка зрения. Его нельзя было назвать приспособленцем, в нем чувствовалась внутренняя сила. Да и к тому же у него всегда была ответственность за маму, - говорит  и.о. заведующего кафедрой журналистики и рекламы БГУ Баир Сибиданов. 

Всегда улыбчивый, веселый, Николай зачастую привлекал внимание девушек, но ему было не до них. С 16 лет он пытался помочь матери. 

- Мы ведь вдвоем жили. Он на пилораме работал. Когда переехали в Улан-Удэ, устроился в ЖКО, где убирал помойки. Простой парень, самый лучший… Деньги экономил, как умел. Ведь я учебу оплачивала, - со слезами вспоминает мама. 

Таким навсегда запомнится Николай своим родным и друзьям

«Я тебя люблю, мама»

Анна до последнего не верила, что ее единственного сына больше нет в живых. Последний их телефонный разговор был будто вчера. 

- Он мне неделю назад звонил, мы поговорили. Он просил прислать денег на берцы. На обмундирование ведь мы средства отсылали. После он сказал: «Мама, пока, я тебя люблю». И я ответила: «И я тебя люблю, Коля». 

Такое для многих слишком трогательное общение Николая и его мамы было вполне обыкновенным. Ведь солдат очень сильно оберегал свою родительницу, порой даже что-то скрывая. Только сейчас после случившегося у Анны сложился пазл, и она поняла, в каком же аду находился ее сын. 

- Он семь раз лежал в госпитале за все это время. Последний раз подрался с кем-то, но мне не называл фамилию. Когда об этом узнал командир, вся рота из-за инцидента отвечала. А когда солдаты болели, они заваривали себе чабрец, будто лекарств там нет. В части постоянно происходило воровство. Солдатам перечисляют ежемесячно по две тысячи рублей. Так вот, когда в казарме обвалилась стена, эти деньги у них отобрали на ремонт! - рассказывает мама. 

Верните мне сына!

Сейчас тело 22-летнего бойца находится в Хабаровске, откуда родные до сих пор не могут его вывезти. 

- Нам каждый раз выдают разную информацию. Оказывается, только вчера закончилась экспертиза, а нам два дня назад сказали, что он в морге. Мы ждем Колю уже три дня. Ему якобы не могут найти самолет. Я уже согласна хоть на поезд, - говорит мама. 

Не дождавшись внятных ответов, родные Николая дозвонились до приемной Шойгу, и только после этого начались подвижки. 

- Министерством обороны решается вопрос о выделении отдельного борта, но он еще не вылетел. Нам месяц ждать, когда его привезут? Мы же его ждем, у нас уже и могила выкопана… - говорит мама. 

Мы также связались с военными, чтобы узнать, сколько же еще ждать груза 200. 

- Заявка подана на четверг. Больше мы ничего сделать не можем. Ну нет специальных самолетов, - ответили нам в части, где служил погибший. 

Уже не доверяющие ни единому слову родные собираются провести независимую экспертизу. 

- Будет цинковый гроб, мы его будем вскрывать. Хотим провести свою экспертизу, хотя нам сказали, что по нашему желанию никто ничего не произведет. Тогда будем делать видеосъемку, - говорит сестра Николая. 

Докажем, что не суицид, за 2 млн

Пока родные каждый час пытаются дозвониться до Хабаровска и Москвы, их уже оккупируют юристы, пытающиеся «помочь». 

- Позвонил адвокат, пообещал, что сможет доказать, что это не суицид. Мы тогда спросили, сколько это будет стоить. И он моментально скинул доверенность, в которой написано, что все за счет страховки. Потом уже я спросила у военных, и они сказали, будто страховка может быть в размере двух миллионов рублей, но я сама про нее ничего не знаю, - говорит мама. 

Чтобы узнать, о какой страховке идет речь и не звонят ли маме погибшего мошенники, мы обратились к юристу. 

- Действительно, законом предусмотрено, что родные после гибели солдата могут получить 2 млн рублей. Но остается загадкой, откуда у адвокатов информация о гибели военнослужащего и контактные данные его матери. Также юристы вполне могут предложить свою услугу по защите интересов, по оформлению и получению страховых выплат, которыми и могут быть погашены их услуги, - прокомментировал Борис Бальжиев, юрист. 

Солдат избивают и сдают на органы?

По словам солдата-срочника, с которым нам удалось связаться, только за год в Биробиджане погибло семь человек, и большинству из них приписали «суицид». 

Как выяснилось, несколько лет назад недалеко от Биробиджана погиб еще один бурятский солдат - Максим Оленников из Мухоршибирского района. По данным командования части, Максим якобы совершил самоубийство, повесившись в туалете на бельевой веревке.

Как потом писали местные СМИ, гроб с телом солдата военные вскрыть не разрешили, но родные нарушили это указание. По словам матери, ее сын был весь черный, на руках имелись волдыри, горло перерезано и зашито нитками. Ранее родители других погибших призывников начали подозревать, что их детей могли убить для того, чтобы вырезать у них внутренние органы и продать в расположенный рядом с Хабаровским краем Китай. 

К слову, пять лет назад уполномоченный по правам человека в ЕАО Александр Золотухин заявил журналистам, что ему поступило анонимное сообщение. Неизвестный заявитель сообщал о фактах неуставных отношений в воинской части 61424 – именно в той части, где служил Николай. 

Тогда военная прокуратура Биробиджанского гарнизона провела внезапную проверку в воинской части. В отношении призывников были выявлены факты применения насилия со стороны сослуживцев и офицерского состава. Тогда на подозреваемых возбудили уголовные дела. Было решено проводить такие проверки чаще. 

Но кажется, про свои обещания местные прокуроры немного подзабыли, криминогенная обстановка вернулась на круги своя, и теперь бедные матери вынуждены вновь встречать цинковые гробы. 

- Смысла жить уже нет, что мне без него делать, - рыдая, вопрошает мама Николая Кожемякина.

Читать далее