В Бурятии возрождают родовой дацан Итигэлова
Главное Популярное Все Моя лента

В Бурятии возрождают родовой дацан Итигэлова

Серафима Очирова
2115

Фото: предоставлены С. Очировой

23 апреля в театре оперы и балета состоится марафон по сбору средств на строительство Дворца Очирдари

«Нашедшего человеческую драгоценную свободу – трудно найти!

Встретившего Драгоценное Учение Будды – трудно встретить!

К хозяину здешнему – Очирдари ламе – трудно попасть и пообщаться!»

Из послания Хамбо ламы Итигэлова своему народу

 

«В этой жизни встретиться с Очирдари ламой очень трудно. Очирдари Будда является Буддой Изначального. При Янгажинском дацане мы возводим Дворец Очирдари. И он будет являться местом, куда он будет спускаться».

Буда лама, шэрээтэ Дуйнхор-дацана на Верхней Березовке 

Память – наше богатство 

Дорога к храму у каждого своя. Вообще у слова «дорога» разные значения. Путь сообщения, путь следования, направление. Дорога бывает извилистой, тернистой, порой с множеством преград. Случается сбиваться с пути. Иногда приходится уступать кому-то дорогу. На своем жизненном пути человек сталкивается с множеством вещей, явлений, встречается с разными людьми и ситуациями. 

Но человек всегда приходит к конечному пункту следования. Со своим жизненным багажом. С накопленным опытом, культурой, памятью. И это может стать основой знаний для тех, кто идет за ним следом. Как важно сохранить в памяти наши культурные и нравственные ценности. Память, заложенная в веках, – генетическая память. Она переходит из поколения в поколение. Памяти свойственно преодолевать время, преодолевать смерть. 

Уничтожающая сила времени оказалась бессильной перед памятью. Сквозь времена гонений на религию, уничтожение святынь и священнослужителей, атеистической пропаганды народ  пронес веру. Память – в основе нашей совести, в основе нашей культуры. Память – наше богатство. 

Путь Итигэлова

Янгажинский дацан «Даши Шарбалинг» был основан в 1831 году. Его история тесно связана с именем ХII пандито Хамбо ламы Даша-Доржо Итигэлова. После 20 с лишним лет обучения в Анинском дацане в 1898 году он вернулся в родной Янгажинский дацан и преподавал здесь хуваракам буддийскую философию, одновременно исполняя обязанности гэсхы ламы Цогчен дугана. В 1903 году он был назначен настоятелем дацана и служил на этом посту до самой весны 1911 года, до  своего избрания  из числа десяти претендентов XII пандито Хамбо ламой буддийского духовенства Восточной Сибири. 

В связи с болезнью в сентябре 1917 года он сложил с себя полномочия пандито Хамбо ламы и вернулся в Янгажинский дацан. По сохранившимся преданиям, 15 июня 1927 года отсюда, находясь в состоянии медитации, ушел в нирвану, чтобы через 75 лет вернуться обратно к верующим. 

Так в прошлом выглядел Янгажинский дацан

Величие Янгажинского дацана

Янгажинский дацан, по оценке историков, был одним из самых красивых культовых сооружений на территории этнической Бурятии. В начале XX века Янгажинский дацан представлял собой большой монастырский комплекс с ритуальными, учебными, служебными, хозяйственными зданиями, типографией, вокруг располагались свыше 200 ламских домов. Согласно оценочным сведениям от 16 августа 1926 года, 8 дуганов Янгажинского дацана оценивались в 18 728 рублей.  При дацане постоянно проживало 111 лам. 

Во время Русско-японской войны Хамбо лама Даша-Доржо Итигэлов был инициатором постройки на территории Янгажинского дацана Чойра дугана и Деважин дугана, на их возведение он пожертвовал все свои сбережения – 15000 рублей. 

Дворец хамбо Ламы Итигэлова в Иволгинском дацане – великолепный образец традиционной бурятской храмовой архитектуры – создавался как копия Деважин дугана Янгажинского дацана. 

Гунриг дуган – храм Будды Вайрочаны, находящийся на северо-восточной стороне всего комплекса Иволгинского дацана, по буддийским канонам, за его пределами – точная копия культового сооружения, входившего в буддийский комплекс Янгажинского дацана. 

Мандала Гунриг

До закрытия Янгажинского дацана в 1938 году из него были вывезены сохранившиеся ритуальные предметы, статуи божеств. Сейчас они составляют основную часть буддийской коллекции Музея истории Бурятии им. М.Н. Хангалова. 

В Гунриг дугане Янгажинского дацана находилась одноименная мандала. Скульптурная композиция божеств мандалы Гунриг была выполнена бурятскими мастерами во главе с известным буддийским скульптором габжи ламой Санжи-Цыбиком Цыбиковым. В 1916 году божества мандалы Гунриг были освящены пандито Хамбо ламой Даша-Доржо Итигэловым. Комплекс мандалы состоял из 37 скульптур божеств. 

В 70-е годы ламами под руководством Хамбо ламы Жимбы Эрдынеева были составлены макет мандалы и фотоальбом. Скульптуры были отреставрированы реставратором из Государственного Эрмитажа М. Лебель. 

В 1998 году в Музее истории впервые была организована большая выставка работ знаменитых оронгойских мастеров. Среди работ Санжи-Цыбика Цыбикова в музее были выставлены 25 скульптур: мандала Гунриг, триада Будд долголетия, Белая Тара, Аюша, Зугдэр Намжилма, фигура грозного защитника веры Жамсарана и редкое иконографическое изображение его горной обители – Жамсаранай орон, а также Будда богатства Намсарай. 

В 2006 году впервые был издан фотоальбом работ основателя бурятской школы буддийской живописи и скульптуры Санжи-Цыбика Цыбикова. В процессе подготовки альбома эти буддийские скульптуры были заново освящены настоятелем Дуйнхор дацана на Верхней Березовке Буда ламой. 

Когда-то Брахма, Хурмаста и другие полубоги, сострадая живым существам на земле, попросили Будду Шакьямуни дать наставления по предотвращению страданий и перерождений в плохих участях. Будда изрек: «Существовало бесчисленное количество Будд до моего прихода, которые по просьбе последователей передавали посвящение мантры Гунриг в помощь живым существам…». И тогда из сердца Будды Шакьямуни золотой вереницей вышли мантры Гунриг. 

Возвращение Хамбо ламы Итигэлова из чувства глубочайшего сострадания к нам, возможно, было предрешено еще тогда, когда создавалась эта величайшая мандала. 

Духовный подвиг во имя веры

Слабое утешение, что священных реликвий из Янгажинского дацана до нашего времени уцелело больше, чем из каких-либо других дацанов. Старики рассказывали, что после разгрома храма ветер гонял по степи листы священных книг, какие-то из них новая власть распорядилась отдать в машинно-тракторные мастерские протирать машинное масло. 

С этим не могла смириться Ленхобын Ухеонэй, женщина, которая дала бурятскому народу человека, чьих талантов хватило бы на десятерых, – Галдана Ленхобоева, известного лекаря-тибетолога, краеведа, археолога, поэта, фольклориста, действительного члена Географического общества, члена Союза художников СССР, заслуженного рационализатора РСФСР.  Она тайком, часто в темное время суток, при лунном свете добиралась за десятки километров из своего улуса Олзон до Янгажинского дацана, собирала драгоценные листы, а дома (она владела грамотой, ею был прочитан многотомный «Юм») сортировала и составляла тома. Собранное она прятала в надежных схронах в разных местах. Разве это не духовный подвиг во имя веры?! Сто с лишним буддийских текстов, сохраненные ею, семья Ленхобоевых в 90-х годах минувшего столетия передала в Музей истории им. М.Н. Хангалова.

В 1953 году сохранившееся здание храма было взорвано. Долгое время некогда великолепный буддийский комплекс был прикрытием от дождя и солнца для скота – такое положение в свое время предрекал Хамбо лама Итигэлов. В 1958 году уроженец села Гильбира Батан Нимаев организовал группу верующих, которые собрали камни от взорванного храма и сложили обоо. Его дочь Цыбик-Ханда Дабаева (жена Амгалана Дабаева, указавшего место нахождения под землей Хамбо ламы Итигэлова в местности Хухэ Зурхэн) рассказывала, что в это обоо было заложено изображение божества Арьяа Баала бурхана – бодхисаттвы, воплощающей сострадание всех Будд. 

Такая дерзкая по тем временам акция не могла остаться без реакции властей, но свои действия участникам удалось оправдать желанием очистить колхозное пастбище. Это удовлетворило партийное руководство. В школьном музее Гильбиринской СОШ хранится список этих 20 верующих, из которых кто-то дал коня, кто-то собирал и складывал обоо. 

В поисках прибежища

В поисках прибежища мы обращаемся к Хамбо ламе Итигэлову. Само его имя по-бурятски звучит Этигэл, Этигэлэй хамба. Оно для буддистов очень символично: Этигэл – Прибежище. А практика Учения Будды начинается именно с принятия Прибежища. Человек верующий или желающий стать мирским последователем Будды, совершая первый шаг, избирает Будду, его Учение Дхарму и общину монахов Сангху идеалами, направляющими его жизнь. 

Почему нам выпало делить это время и место под небом с Хамбо ламой Итигэловым? Сможем ли мы в этой жизни найти свое Прибежище – то, что может служить средством помощи, защиты, покровительства. Это зависит от нас. 

На строительстве дацана

23 апреля в Бурятском государственном академическом театре оперы и балета им. Г. Цыдынжапова состоится марафон по сбору средств на строительство Дворца Очирдари (Янгажинского дацана). 

У щедрого богатство неисчерпаемо – в нашем прагматичном мире это, возможно, слабо согласуется с нашим видением мира. Но все же даяние остается фундаментальной буддийской добродетелью. Перед великим духовным подвигом Хамбо ламы Итигэлова мы всегда будем в долгу. 

Реквизиты для перечисления денежных средств

№ карты ПАО Сбербанк 4817 7600 3933 5421

ФИО получателя Дамбаева Валентина Арьяевна.

Читать далее