Главное Популярное Все Моя лента

Латиница для монголов - от эпохи панмонголизма до наших дней

Дорж Цыбикдоржиев
2028

Фактически монголы сегодня используют три письменные системы, и какая из них победит, не очевидно

Infpol.ru продолжает цикл публикаций об истории латиницы в странах Азии. Первую часть можно прочитать здесь.

Латиница для бурятского языка разрабатывалась и принималась с 1926 по 1931 годы. Примерно в то же время, может быть, с небольшим отставанием процесс шел и в отношении калмыцкого языка. В данном случае буряты и калмыки выступили среди монголов пионерами в освоении латиницы, что было в какой-то степени неизбежно в русле советской политики тех лет.

Многие по сей день подозревают, что перевод монгольских языков Советского Союза с классической вертикальной письменности на латиницу был вызван стремлением оторвать бурят и калмыков от монгольского мира. На первый взгляд версия смотрится логично и подкупает своей простотой, однако сопоставление некоторых фактов заставляет взглянуть на нее критически.

Революционный панмонголизм

Действительно, классический монгольский был равноудален от каждого живого монгольского языка и равно же близок почти к каждому из них. Благодаря этому вертикальное письмо обладало свойством быть понятным носителям 85-90% всех монголов мира. Отказ от него в одночасье подрывал языковое и культурное единство, повергая монголов в пучину диалектной разноголосицы. Казалось бы, это хорошо ложится в канву теории о политическом заговоре против монгольского единства. Но есть нюанс.

Как мы писали в первой части, латинизация проводилась и для тюркских языков, при этом самими тюрками это тогда не рассматривалось как нечто подрывающее их единство. Единственное независимое тюркское государство — Турция времен Ататюрка — само уверенно и решительно шло к принятию латинского алфавита. В том же направлении и не без воодушевления двигались и тюркские народы СССР. Реформы проводились почти одновременно. Соответственно, хотя новые алфавиты для каждого языка имели свои особенности, генеральный вектор развития был у всех один. Что же у монголов?

Здесь мы видим очень похожее движение. СССР внедрял латиницу одновременно для всех монгольских языков, носители которых проживали в сфере его влияния. Помимо калмыков и бурят, с небольшим отставанием была сделана попытка внедрить латиницу и для халха-монголов. Попытка не привела к успеху в 1930-х в основном по причине сложности осуществления проекта в такой крупной стране, как Монголия. Кроме того, проекту противились и многие влиятельные монголы. Лишь к 1940-м Монголия «созрела», но капризная советская политика к тому времени резко дернулась и вместо латиницы трендом уже становилась кириллица.

Как бы то ни было, изначально «хитрый план коммунистов» очевидно заключался вовсе не в раздроблении монгольских народов. Советы по своему, где-то неуклюже, где-то просто грубо, пытались модернизировать (в их понимании) общества монголов и при этом максимально сохранить объединяющие их факторы. План был в том, чтобы «латинизировать» монгольские языки одновременно, что не должно было фатально подорвать их языковую общность. Это было необходимо СССР прежде всего в силу внешней политики тех лет. «Революционный панмонголизм» — идея объединения монголов МНР и Китая при помощи, или даже при руководящей роли, бурят БМАССР — вот что стояло на повестке дня внешнеполитического ведомства Страны Советов.

Тот самый панмонголизм, за который тот же СССР начал расстреливать тысячами через 10 лет, в 1924-26 гг. был вполне себе приемлемым инструментом коммунистической пропаганды. Только к 1927-28 гг. приоритеты стали потихоньку меняться, в немалой степени из-за непростой ситуации в БМАССР и промахов советских агентов влияния в МНР. Однако государственный механизм на местах в целом работал в панмонгольском векторе еще довольно долго. Вплоть до начала 1930-х некоторые элементы ранних революционных идей еще продолжали по инерции влиять на культурное строительство. Латинице суждено было стать одним из таких элементов.

Диалектная разноголосица

Принятие латиницы происходило одновременно с выбором диалекта для создания литературного языка. Формально считалось, что латиница была письменностью для сонголо-сартульского диалекта. В общем-то так оно и было задумано, но на практике все получилось очень не просто.

Веками писавшие на классическом монгольском восточные буряты новой письменностью были шокированы. Мало того, что новый алфавит был в диковинку, так еще и пропала возможность читать, автоматически адаптируя текст к своему диалекту, что можно было делать с вертикальной вязью. При этом десятки тысяч восточных бурят, прекрасно владевших классическим письмом, оказавшись в ситуации с новым алфавитом и новыми нормами, начали интуитивно искать выход. Алфавит в конце концов выучили, но писать с его помощью многие продолжали, используя словарный запас и грамматику классического монгольского, а не сонголо-сартульского. Или, по меньшей мере, невольно смешивая классику и новый литературный язык.

Заведующий кафедрой филологии Центральной Азии Бурятского государственного университета Жаргал Бадагаров соглашается с тем, что примеры следования классическим нормам на латинской графике имели место, и добавляет, что влияние классического монгольского в те годы продолжало сказываться и на разговорной речи даже хоринских бурят. Отдельные фонетические и грамматические особенности, пришедшие из «классики», можно заметить в фольклоре, или, например, в речи писателя Хоца Намсараева на встрече со Сталиным.

Одним словом, если с латой (как буряты называют латиницу) общество в конце концов смирилось, то грамматика и некоторые другие нюансы продолжали тормозить внедрение нового литературного языка. По целому ряду параметров он был слишком далек от абсолютного большинства носителей бурятского языка.

По словам Жаргала Бадагарова, были свои неудобства и у самой латы. Например, стремление сохранять основу слова иногда приводило к таким конструктам, как тройное i, что не вполне отражало реальное произношение.

К середине 1930-х по всему Советскому Союзу активизируется политика перевода языков на кириллицу. Не миновало это и языки бурят и калмыков. В 1940-х тенденция накрыла МНР, где только-только начало возобладать мнение о необходимости латиницы.

Латиница и современный монгольский мир

Время перестройки и гласности в конце 1980-х — начале 1990-х подняли на поверхность многие вопросы культурного развития. В том числе в Бурятии и Монголии, хотя в Бурятии той поры общественные инициативы и идеи, связанные с национально-культурным и национально-государственным развитием порой просто глушились на корню. Но не все. Одним из тех вопросов, обсуждение которых в Бурятии не подавлялось, а в какой-то степени даже поощрялось, стал вопрос о диалектах и письменности.

Книга Э. Распэ "Приключения барона Мюнхгаузена" на бурятской латинице. Фото: nbrb.ru

Особенное внимание общественности со времен гласности и по сей день привлекает идея хотя бы частичного возрождения классической монгольской письменности. В 1990-х она даже вошла в моду среди молодежи; какое-то время считалось круто знать азы вертикальной вязи. Латиница не особенно будоражила умы вплоть до 2000-х годов, к чему мы еще вернемся. Пока же отметим тот факт, что, как ни удивительно, о латинице с гораздо большим вниманием в 1990-х заговорили в Монголии, в стране, которая намного меньше времени, чем Бурятия, пользовалась этой письменной системой.

В 1993 году ежегодную премию Ассоциации свободных журналистов Монголии получил Чулууны Мунхбаяр. Сейчас он — один из известных общественных деятелей, а четверть века тому назад он был простым журналистом, который выступил с критикой идеи перехода Монголии на классический монгольский. Взамен он предлагал не оставить кириллицу, а перевести монгольский язык на латиницу. В то время это прозвучало как гром среди ясного неба.

Напомним, что в начале 1990-х Монголия провозгласила скорый переход на классическое вертикальное письмо, причем сроки этого перехода озвучивались заведомо малореалистичные. Некоторые энтузиасты поспешили начать обучать малышей «классике», не обучая при этом кириллице. Через несколько лет это привело к тому, что страна поняла невозможность скорого перехода на вязь, но уже появились дети, которые никакой иной письменной системы не знали.

Мунхбаяр предложил не спешить, но принять тот факт, что иной перспективной системы кроме латиницы в обозримом будущем не появится. В Монголии только-только появились первые компьютеры, об Интернете были самые смутные представления, но уже тогда Мунхбаяр считал, что будущее — за латиницей. По его мнению эта система удовлетворила бы общественный спрос на десоветизацию, при этом лучше отображала бы нормы живого монгольского языка.

Собрание стихов и сказок А.С. Пушкина на бурятской латинице. Бурят-Монгольское государственное издательство, Улан-Удэ, 1937 г.

Пройдет 10 лет, в Монголии и Бурятии компьютер станет обычным явлением, появится доступ в Интернет, молодежь начнет осваивать языки программирования, в графическом дизайне станут востребованы все более разнообразные шрифты. И вот тут среди молодежи начнет все громче звучать идея возврата к латинице. Практически во всей сфере информационных технологий господствует латиница.

Уже в начале 2010-х годов было заметно, что огромное количество монгольских граждан строчат sms и посты в форумах и соцсетях на латинице. Страна официально использует кириллицу, но на латинице ежедневно пишутся десятки тысяч текстов. Выработанной системы на основе латиницы пока нет, или она малоизвестна, поэтому пользователи терзают клавиатуры кто во что горазд, на ходу изобретая свою орфографию.

В какой-то степени ситуация в Монголии напоминает то, что происходит в Сербии, стране, которая гордится своей связью с Россией и ценит кириллицу. Молодые сербы все чаще используют латиницу, и это не смотря на недавнюю кровавую войну с хорватами, язык которых отличается от сербского в основном латиницей. У монголов, имеющих безвизовый режим со множеством стран, латиница распространена, пожалуй, еще больше. Публицист Ц. Доржготов, указывая на масштаб явления и признавая бессмысленность борьбы с ним, предлагал хотя бы просто выработать правила для монгольского языка на латинице. Если невозможно бороться с явлением, то его можно хотя бы упорядочить.

Но, так ли неотвратима поступь латиницы? Жаргал Бадагаров указывает на один маленький, но важный, момент. Часто слышим про разнообразие шрифтов для латиницы и ее почти всемирную распространенность. Однако стоит только в алфавит ввести один новый знак, а в монгольских языках это почти неизбежно, как актуальность множества шрифтов сразу пропадает. Также сразу становится сложнее с клавиатурами, в том числе — виртуальными. Конечно, в перспективе это решаемые проблемы, но те же проблемы постепенно решаются и в отношении кириллицы. Страны, которые используют ее, тоже не стоят на месте.

В текущей ситуации, - уверен Жаргал Бадагаров, - переход на латиницу столкнется со слишком большими трудностями и в целом пока не оправдан. При этом, современная латиница уже не будет удовлетворять нужды культурного единства монгольских народов в той же степени, как классическое письмо.

Надо признать, что сегодня стоит первоочередная задача спасения некоторых монгольских языков как таковых. Пока не пройдена точка невозврата, пока на бурятском и калмыцком еще мыслят несколько десятков тысяч человек, необходимо все усилия сосредоточить на поддержании этих людей и воспроизводстве новых носителей языка. Плохо продуманная глобальная реформа может просто добить усилия по спасению исчезающих языков. Во всяком случае, Бурятия находится совсем не в том положении, как Казахстан, чтобы проводить еще один эксперимент в самый критический момент истории.

Читать далее