Почему Бурятия становится инвестиционно привлекательным и политически важным регионом
Главное Популярное Все Моя лента

Почему Бурятия становится инвестиционно привлекательным и политически важным регионом

Алексей Романов
1447

Фото 112.international

История  развития Бурятии невозможна без понимания объективно обусловленных особенностей региона, принципиально отличающих его от подавляющего большинства российских субъектов

Эти особенности вызваны, прежде всего, его географической, культурной, исторической и отчасти мировоззренческой близостью с большой Азией. Именно этот аспект стал для республики основным двигателем экономического и политического развития. И в этом плане Бурятия за свою историю сумела максимально использовать эти возможности лишь однажды - в начале ХХ века. А в начале ХХI века республика обладает всеми предпосылками, чтобы совершить качественный рывок вперед.

Промышленный и культурный гигант

Всего лишь за пару десятилетий после исторической встречи Элбэк-Доржи Ринчино и Агвана Доржиева с лидером молодого советского государства Владимиром Лениным бывший уездный городок Верхнеудинск превратился в один из крупнейших центров Сибири. И такое форсированное развитие Бурятии стало возможным благодаря политическому аспекту, а точнее, внешнеполитической доктрине Страны Советов. Бурят-Монгольская республика некоторое время рассматривалась советским Наркоматом иностранных дел как плацдарм для осуществления «революционного панмонголизма» с прицелом на монгольские районы Китайской республики.

В результате уже в 30-е годы прошлого столетия в Улан-Удэ была выстроена практически вся промышленная база республики: авиационный завод, мясоконсервный комбинат, ЛВРЗ, стекольный завод, тонкосуконная фабрика, мелькомбинат и т.д. А ежегодный объем валовой продукции вырос за несколько лет в 50 раз, численность занятых в производстве людей - в 12 раз.

Наряду с этим были открыты театры, вузы и ссузы. Бурят-Монгольская АССР динамично превращалась в «азиатскую витрину» Страны Советов. В итоге за короткий срок на полупустынных просторах сибирской тайги был создан политический субъект со всеми его элементами - базисом и надстройкой.

Но в 50-е годы ситуация кардинально поменялась. И изменилась она, как ни парадоксально, «благодаря» смене внешнеполитического курса СССР. Можно с уверенностью сказать, что в тот период Бурят-Монголия политически проиграла Монголии. И Кремль счел более целесообразным работать с Улан-Батором.

Итогом этого политического решения стало незамедлительное включение Монголии в ООН и формализация её независимости. Одновременно с этим началось строительство Улан-Баторской железной дороги, обогатительных комбинатов с Дарханом и Эрдэнэтом. В Улан-Баторе был открыт театр оперы и балета, начали появляться высшие учебные заведения...

К тому времени Бурятия, уже ставшая Бурятской АССР, превращалась в просто аграрный регион и углублялась в местечковую риторику с «надоями молока» и прочим…

Вторая попытка превращения Бурятии в сильную республику произошла в конце нулевых годов, примерно во время первого срока Вячеслава Наговицына. Именно после назначения нового президента республики Кремль начал уделять Бурятии большее внимание. И республика даже начала участвовать в международных делах.

Так, в Улан-Удэ состоялась встреча президента России с северокорейским лидером Ким ЧенИром и в тот же период Бурятия стала площадкой для проведения российско-монгольских переговоров на высшем уровне. Именно в те годы благодаря мощной поддержке Москвы по линии федеральных целевых программ стали поступать огромные финансовые ресурсы на строительство стадионов, мостов, реставрацию театров, поддержку предпринимательства, сельского хозяйства и т.д.

Столица Бурятии мгновенно изменила свой облик, а по инфраструктуре социальных объектов обогнала многие субъекты, включая Читу и Иркутск. Одновременно с этим началось возрождение бурятской культуры, общество начало поднимать сложные вопросы бурятской идентичности. Бурятское гражданское общество за короткий срок совершило гигантский рывок вперед. И сейчас в республике по любому вопросу происходят вполне открытые полемики и обсуждаются острые вопросы.

Но раскрыться в полном объеме за этот промежуток времени Бурятии не удалось. В конце правления Наговицына номенклатура не желала двигаться, не принимала интеллект и стала слабой.

Причины неудачного рывка

Любой российский регион неразрывно связан с развитием государства. И в этой связи колоссальные положительные изменения в Бурятии, произошедшие за несколько лет, стали возможными благодаря механизму федеральных целевых программ. В начале нулевых, когда Россия полностью превратилась в олигархическое государство, Владимир Путин вынужден был строить систему, основанную на отделении бизнеса от власти. Одновременно с этим власть пересмотрела базовую политическую конструкцию государства. После эмиграции Березовского и ареста Ходорковского российский олигархат вместо хозяев страны превратился в служанку политики. Тогда Россия прошла своеобразный этап трансформации из олигархии в социальное государство, где все миллиардеры выстроились в очередь, чтобы поделиться деньгами с государством. Именно поэтому в те времена заработали механизмы федеральных целевых программ, социального обеспечения, военной модернизации и т.д. Россия того периода действительно вдохнула силы и стала подниматься с колен.

Между тем Бурятия 2000-х «по-своему» встраивалась в общую кормовую цепочку РФ. И это был период окончательной приватизации государственного имущества и раздачи городских земель под руководством старой номенклатуры. При них выросли все нынешние обладатели крупной собственности и появились местные, скажем так, олигархи.

Внутренняя олигархическая система Бурятии делилась на две части: на тех, кто всем был обязан подписи Потапова, и тех, кто всем был обязан подписи Айдаева. И с этими людьми Наговицын вел осторожную подковерную борьбу, но осилить их не смог.

Таким образом, за короткий период современной Бурятии в регионе образовалась достаточно устойчивая олигархическая система, которая в последующем превратилась в несколько клановых групп, тем самым аннулировав некие обязательства перед Айдаевым и Потаповым. И сегодня она стала играть в общественно-политической жизни региона доминирующую роль. Тем самым властная система республики приобрела олигархический формат, где номенклатура превратилась всего лишь в инструмент.

Кроме всего, само понятие власти стало восприниматься как «кормушка». И, учитывая узкий местечковый формат деятельности, явление бурятского олигархизма фундаментально представляет собой признаки мелкой буржуазии и мещанства, обобщая при этом все черты упадка пассионарности, отсутствия элементарного содержания и способности к созиданию.

Окутанная сложной сетью сватов, кумов, родственников по женам и т.д., олигархическая конструкция власти сегодня, как пылесос, вытягивает ресурсы из региона. Именно поэтому так динамично начавшийся рывок во времена первого срока президентства Наговицына не оставил никаких надежд на строительство качественно иной, более эффективной модели республиканской власти.

В итоге Бурятия не смогла в должной мере использовать полученную помощь для реальных экономических преобразований, а начала эту финансовую помощь разворовывать, укрепляя паразитическую элиту, которая будет лишь обеспечивать дальнейшее загнивание региона.

Предпосылки третьего рывка

Приход высокопоставленного федерального чиновника Алексея Цыденова в Бурятию совпал с абсолютным поворотом России на Восток. Западные санкции и сложные процессы, протекающие в Ближневосточном регионе, и стремительный экономический рост стран Азиатской части света, вынуждают Россию повернуть вектор развития государства в сторону Азиатско-Тихоокеанского региона. И в этом плане маятник истории вновь дает шанс Бурятии на качественно иной, более масштабный рывок вперед.Буквально на наших глазах Российское государство разворачивает одновременно несколько инфраструктурных проектов с Азией, в их числе - модернизация Улан-Баторской железной дороги для увеличения пропускной способности транспортного потока с Китаем. А это, в свою очередь, автоматически превращает Улан-Удэ в один из мощных логистических центров России. Бурятия, безусловно, становится инвестиционно привлекательным и политически важным регионом.

В свою очередь, реализация этих проектов становится возможной только благодаря действиям Путина, который проводит целенаправленную политику укрепления государства, включающую и борьбу с коррупцией. А антикоррупционные события, происходящие в последнее время как в Москве, так и в разных субъектах России, как раз и являются естественным процессом перезагрузки власти, без которого невозможно приструнить зажравшуюся элиту и вдохновить народ.

Читать далее