технологии
9331

Самозанятый из Бурятии создает детали для техники из пластика и металла, которые покупают в России

Борис Каплин работает с 3D-принтером и по традиционным технологиям

Фото: автора, предоставлено героем материала

Самозанятый Борис Каплин уже пять лет занимается изготовлением деталей из пластика и металла. Он создал свой бренд 3d_print_uu. Каплин делает детали для автомобилей, медицинской, сельскохозяйственной, бытовой техники. Мастер создает функциональные и прочные изделия с помощью 3D-принтера и традиционных технологий. Мы побывали в мастерской, где работает Борис, и узнали, как он пришел к этому необычному делу.

– С чего начинался ваш путь к собственному бизнесу? Как и почему вы выбрали именно эту нишу?

– В 2019 году начал свою работу и продолжаю по сей день. В 2021 году зарегистрировался как самозанятый. Пришел к этому делу сам. У меня два инженерно-технических образования. Первое – в сфере машиностроения, второе – в сфере строительства. Я инженер, программист и конструктор в одном лице. Знания и навыки, которыми обладаю, хорошо сочетаются с работой на 3D-принтере. Выиграл грант и получил субсидию, вложил 1 млн рублей в оборудование и рекламу. Затем вложил еще 500 тысяч, которые заработал на 3D-печати.

Человек, который хочет заказать деталь, приносит ее. Неважно, сломанная или целая, отзеркаленная или нет. Некоторые пытаются скинуть фото, но так сложно определить толщину стенок, размеры, сколько будет стоить работа. Всегда смотрю на деталь вживую. Уже от этого провожу свою работу. Сначала моделирую на компьютере 3D-модель, и дальше уже идет процесс печати. После этого провожу постобработку: удаление поддержки, чистку, шлифовку, полировку. Можно сказать, что 90 % работы – это ручной труд. Знаю, что многие клиенты думают, что техника все сама делает, а на самом деле все делает человек. Нужны знания, пространственное мышление, понимание, как работает деталь, учитывать механические и термические нагрузки. Очень важно в 3D-работе предвидеть саму работу, как будут распределяться нагрузки в самой детали.

Если говорить про классическое изготовление запчастей, то в основном все детали делаются с помощью экструзии, то есть литье под давлением, и детали получаются монолитные. В 3D-печати деталь выращивается послойно. При сравнении экструзия лучше себя показывает. Но опять же, если есть знания, то вполне прочные детали получаются с помощью 3D-принтера.

Также я занимаюсь экструзией и токарной обработкой. То есть делаю детали в открытых силиконовых формах. Если образец целый, то можно сразу сделать силиконовый слепок. Если клиент готов доплатить, то могу восстановить деталь на 3D-принтере, делаю силиконовый слепок и заливаю деталь.

Все завязано на возможностях клиента, потому что объемы большие, детали изготавливаются 2–3 дня, особенно если речь идет о композиционных материалах (имеют два и более компонентов с существенно различными физическими или химическими свойствами). Чтобы печатать композитом, нужно прогреть материал, это от 8 до 24 часов, только после этого запускается процесс печати. Здесь много тонкостей. 

Есть положительный опыт, когда деталь сделал и она работает, но, не буду лукавить, бывает, что ломаются. Есть много технических сложностей, которые влияют на прочность деталей. Может быть, была ошибка при печати, температура расплава была недостаточная, был обдув. Бывают ситуации, когда приходится жертвовать прочностью, чтобы просто изготовить деталь.

– Кто ваши основные покупатели? Есть спрос в Бурятии и за рубежом?

– Заказывают в основном жители Бурятии, также из Читы, Иркутска. Сейчас немного заказов идет из Новосибирска. СТО периодически обращаются, отправляют своих клиентов. Есть постоянные клиенты, у кого был удачный опыт заказов.

В прошлом году ко мне обратился хирург и просил сделать выходной клапан на аппарат ИВЛ. Стоимость оригинальной детали была больше 30 тысяч рублей. А я сделал дешевле и быстрее.

Делал шестерни для сортировочного аппарата в почтовом отделении. Оборудование само недешевое, несколько миллионов стоит. Если бы они заказывали, то люди бы не получили свою почту. Редко обращаются участники СВО для изготовления деталей на спецоборудование.

Специфические детали с целью благотворительности тоже делаю. Мужчина попросил изготовить деталь для протеза руки. У него сломался элемент крепления. Что ему делать? Протез стоит больше 800 тысяч рублей. Никто ему новый не купит, не восстановит, а если восстановит, то много времени пройдет, а ему нужно себя обслуживать, пользоваться рукой. Сделал деталь за два дня, все работает.

– Что отличает вашу продукцию от других?

– Не могу сказать, что в этом деле есть конкуренты. У меня техника полупромышленная, занимаюсь экструзией и токарной обработкой, есть специальная печь, благодаря которой я могу сделать детали и из металла. Так как я это периодически комбинирую, а другие нет, то это мое конкурентное преимущество.

– Какие материалы вы используете и где их покупаете?

– Клиенты думают, что использую простой пластик. На самом деле это филамент (специальные пластики в виде тонкой нити, которые имеют разные свойства в зависимости от их состава). В Бурятии ничего нету, кроме наждачной бумаги. Все остальное заказываю. Деятельность специфичная, производством материалов занимаются единичные компании в России. Материалы дорогие, очень большие расходы на транспортную логистику. Я клиентам объясняю, из чего складывается цена, они понимают.

– Какую еще продукцию вы создаете? Есть новинки?

– Работаю только на заказ. Можно выбрать на странице во «ВКонтакте» 3D-модели деталей или привезти свою. Все, что связано с пластиком – ко мне. Изготавливаю автозапчасти, также делаю детали для промышленного, полупромышленного оборудования: медицинской, сельскохозяйственной, бытовой техники. Делал как-то фигурку персонажа, она печаталась 32 часа, но таким не занимаюсь больше.

– Как пандемия и санкции повлияли на вашу работу? Вы замещаете импортные детали?

– Заказов стало меньше после начала СВО. В Instagram (деятельность Meta (соцсети Facebook и Instagram) запрещена в России) было больше заказов, чем во «ВКонтакте», стало сложнее давать рекламу. Есть также фактор сезонности. С декабря по февраль меньше клиентов, а если приходят, то только в экстренных случаях. Нестабильный бизнес.

– Какие трудности встречались на пути?

– Трудности есть всегда, особенно с маленькими деталями. Большие и маленькие детали могут стоить одинаково, потому что последние в печати и обработке сложнее.

– Сколько времени уходит на создание одного изделия?

– От двух дней до недели, не больше. Редко бывает, когда просят сделать крупногабаритную деталь, например, бампер. Тут уже приходится подольше повозиться.

– Сколько в месяц вы зарабатываете на своей продукции?

– До СВО выходило 70 тысяч рублей в месяц. Каждый год был прирост на 30 %. Сейчас меньше и спрос, и заработок.

– Где можно приобрести вашу продукцию?

– Есть страницы во «ВКонтакте», «2ГИС», «Авито», на сайте «Мой бизнес», сайт 3d_print_uu пока не работает, но скоро будет. На Wildberries пытался два года продавать готовые популярные детали, но это проблематично, ушел оттуда.

– Какие у вас планы развития?

– Хочу фрезерный станок приобрести, чтобы делать из дерева ставни красивые, экраны на батареи, розетки на люстры. То есть изготавливать полезные и функциональные вещи.

– Удачи!

– Спасибо!

Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях