алкоголь
5624
2

Азиатский геном

Почему Бурятия в числе самых пьющих регионов и что с этим делать?

Фото: О. Алексеевой, freepik.com, duma.gov.ru, личный архив А. Нагаслаевой

Психиатр-нарколог рассказала о причинах пагубной зависимости, от которой страдает население нашей республики, о том, почему запреты и ограничения хороши, но не всесильны, а также зачем в борьбе за трезвость нужна духовность.

Сколько алкозависимых в Бурятии?

На прошлой неделе Бурятию посетил министр здравоохранения России Михаил Мурашко. В рамках визита он оценил, как в республике реализуются нацпроект «Здравоохранение» и поручения президента России. 16 февраля Мурашко побывал в Республиканском наркологическом диспансере, где был неприятно удивлён количеством находящихся на учёте и на стационарном лечении алко- и наркозависимых жителей республики. В их числе министр отметил большое число молодых людей.

По данным Минздрава Бурятии на 1 января 2024 года, 8732 жителя республики состоят на учёте с алкогольной зависимостью. Из них хроническим алкоголизмом страдают 7123 человека, среди которых 1979 женщин. 2838 алкозависимых — люди до 39 лет. Но надо понимать, что это только официальные данные.

«Наливайки» запретят

На фоне печальной статистики довольно отрадно (но не для всех) воспринимается недавняя новость о скором запрете «наливаек». Соответствующий законопроект в первом чтении был принят в декабре минувшего года. Долгожданный для многих регионов он даст им право запрещать продажу пива, сидра и других алкогольных напитков в псевдокафе, ограничивать время продажи алкоголя в точках общепита, расположенных в многоквартирных домах и на прилегающих к ним территориях.

«Нам поступают многочисленные обращения от граждан — жителей многоквартирных домов, которые опасаются за своих детей, страдают от шума и беспорядка, устраиваемых посетителями таких заведений, — писал в своём телеграм-канале председатель Госдумы Вячеслав Володин. — Днём это магазины, а ночью — псевдокафе, которые торгуют алкоголем, обходя нормы закона. Принятое сегодня решение — это ответ на запрос общества».

Ранее субъекты РФ уже получили права устанавливать требования к минимальной площади залов обслуживания, а также запрещать продажу крепкой алкогольной продукции. После принятия закона у региональных властей будут все полномочия и возможности, чтобы навести порядок в этой сфере.

«Не выпил считай, не праздник»

В борьбе за трезвость общества участвуют медицинские работники, правоохранители, социальные работники, представители религиозных конфессий и образовательных учреждений. Свою борьбу ежедневно ведут анонимные алкоголики. Ужесточается законодательная база. Но достаточно ли этого?

По словам психиатра-нарколога Анны Нагаслаевой, в нашем обществе сложилась, накрепко засела и господствует алкогольная программа, по которой каждое радостное событие традиционно сопровождается этиловыми возлияниями. Приемлемость употребления вырабатывалась веками, превратившись сначала в нормальность, а впоследствии чуть ли не в обязательность. Радость — обмываем. Горе — заливаем. Стресс — запиваем. Скука — разбавляем.

— Всё начинается с традиционных праздников, особенно с Нового года, — говорит Анна Нагаслаева. — Вырабатывается приемлемость к употреблению алкоголя, «нормальность» такого поведения. Трезвость же, наоборот, замалчивается либо вовсе становится чём-то постыдным, определённым маркером «неблагонадёжности» и даже вредного инакомыслия. Привыкнув стимулировать выработку эндорфинов алкоголем, человек уже не может перестроиться. Обычные стимулы его не радуют. Причины чаще всего тоже однотипные. Сначала ему кажется, что он пьёт в меру, потом в какой-то момент ощущает зависимость, которую не признаёт и тщательно скрывает. Затем уже, отбросив всякий стыд, пьёт в открытую, теряет семью и работу, меняется его окружение. Часто финал очень печален.

Алкомаркеты и борьба за трезвость

Правда ли, что молодёжь в Бурятии спивается, спрашиваем мы эксперта.

— На самом деле это отражение общей статистики. То есть чем больший процент населения подвержен алкоголизации, тем больший процент молодёжи мы имеем с такой проблемой, — объясняет нарколог. — При этом я бы не сказала, что наша республика самая пьющая среди регионов России. Хоть мы и стоим в нижних позициях, но не на самом последнем месте. Проблема — в общей алкогольной программе, которая действует не только в Бурятии, но и в других регионах. В последнее время с этой проблемой начинают работать в рамках профилактики. Тем не менее с ней достаточно сложно бороться, потому что люди привыкли стимулировать себя именно употреблением алкоголя.

Специализированных магазинов, торгующих алкоголем, за последние пару лет у нас явно стало больше. Этот факт сложно игнорировать, если прогуляться хотя бы по центру города. Сайт 2gis выдаёт по республике адреса 97 (!) филиалов двух известных магазинов.

— Для борцов с алкоголизацией населения это может послужить причиной, от которой опускаются руки. И кажется, что никакой борьбы у нас не проводится, но это не так, — говорит Анна Нагаслаева. — Существует государственная концепция снижения потребления алкоголя до 2030 года. Она пока ещё не утверждена, но в ближайшее время обязательно будет. Основной тезис этой концепции — безопасность здоровья наших граждан должна находиться в приоритете над экономическими интересами участников алкогольного рынка. Здесь, конечно, есть несостыковка в том, что существующая нормативно-правовая база, касающаяся розничной продажи алкоголя (171 ФЗ), пока несовершенна. Этот процесс не может идти быстро.

Начнём с пива, потом перейдём на самогон

С апреля количество так называемых «наливаек» будет ограничено, но пока это касается только пива.

— Однако это уже большой шаг и хорошая тенденция к тому, что государство будет снижать доступность алкогольной продукции для населения, что благотворно отразится на снижении алкоголизации, а значит, и на демографической ситуации. В дальнейшем, думаю, можно таким же путём ввести законодательные ограничения и по крепкому алкоголю. В будущем я эту модель вижу по образцу некоторых скандинавских стран, когда алкомаркеты всё-таки будут работать за пределами городских территорий и крупных населённых пунктов. Почему меня радует, что ограничительные меры начались именно с пива? Потому что именно пиво — это напиток приобщения к алкоголю. Оно не имеет такого выраженного неприятного или резкого запаха и вкуса, как водка, например. Очень часто пиво и шампанское становятся проводниками в алкогольный мир ещё и ввиду своей доступности в плане цены, — говорит Анна Нагаслаева. 

Пиво — напиток приобщения к алкоголю. Оно не имеет такого выраженного неприятного или резкого запаха и вкуса, как водка, например. Очень часто пиво и шампанское становятся проводниками в алкогольный мир ещё и ввиду своей доступности в плане цены, отмечает Анна Нагаслаева.

Эксперт надеется, что помимо ограничительных мер, которые коснутся розничной продажи официального алкоголя, в дальнейшем наша республика перейдёт к борьбе с самогоноварением. 

— Потому что есть такая проблема — при организации трезвых территорий в республике (коих сегодня уже 20) в некоторых поселениях поднимает голову самогоноварение, — говорит нарколог. — Да, есть свои способы борьбы с этим, но нормативно-правовая база опять же недостаточна, поскольку продажа самогонных аппаратов для собственного потребления разрешена. 

Несовершенство законодательства, по словам Анны Нагаслаевой, так же отчётливо видно на примере детских пособий.

— Главы наших поселений часто жалуются на несознательных родителей, которые тратят детские пособия на алкоголь. Главы ничего с этим не могут сделать. Поэтому здесь тоже нужна какая-то база, которая регулировала бы этот момент. Чтобы родители не могли тратить деньги, предназначенные детям, — считает эксперт.

Ничего постыдного, чисто наука

Ещё один вопрос по теме алкоголизма — это генетические особенности населения Бурятии, а именно его восприимчивость к алкоголю.

— Здесь ходить вокруг да около не нужно. Не надо стыдиться. Это официальный и научно доказанный факт — лица с азиатским генотипом более восприимчивы к токсическому воздействию этанола, — объясняет нарколог. — Ферментная активность печени недостаточна именно в отношении такого фермента, как алкогольдегидрогеназа, который расщепляет этиловый спирт. Для лиц с пониженной ферментативной активностью печени (с азиатским геномом) алкоголь более токсичен, соответственно, быстрее происходит возникновение зависимости. В этом нет ничего постыдного, это физиологический факт, который просто нужно учитывать. Как в случае с аллергией на определённый продукт: если он мне вредит, я исключаю его из своего рациона. Это решение здравомыслящего человека. Предупреждён — значит вооружён. При этом нельзя сказать, что именно коренному населению пить нельзя — пить в принципе нельзя. 

Алкогольная программа, о которой говорит эксперт, не щадит никого. В том числе женщин, у которых, между прочим, алкоголь выводится из организма в три раза медленнее.

— Для женщин эта алкогольная программа в обществе такая же, как для всех, — отмечает нарколог. — Вы когда-нибудь видели, чтобы на корпоративах или других празднованиях женщинам наливали меньше, чем мужчинам? Или чтобы у них рюмки были меньше? Нет. Всем наливают одинаково. Никто не наливает по половой принадлежности или по генотипу, мол, «извини, тебе нельзя» — что вы, обидно звучит. Праздник есть праздник — эта модель поведения довлеет над всеми, и все сливаются в общем алкогольном угаре.

«Вы когда-нибудь видели, чтобы на корпоративах или других празднованиях женщинам наливали меньше, чем мужчинам? Или чтобы у них рюмки были меньше? Всем наливают одинаково. Никто не наливает по половой принадлежности или по генотипу, мол, «извини, тебе нельзя». Праздник есть праздник — эта модель поведения довлеет над всеми, и все сливаются в общем алкогольном угаре».

«И что теперь, весь век пропить?»

Никакие проблемы и радости не должны быть оправданием пьянства, считает Анна Нагаслаева.

— Да, в Бурятии есть свои особенности — экономические, климатические, социальные. Но где их нет? Во все времена были свои проблемы — сначала войны, потом лихие девяностые. Сейчас каждый год нам бросает вызов, один круче другого. И что теперь, весь век пропить? Я считаю, что все эти катаклизмы должны наоборот какую-то силу духа вырабатывать у людей, — говорит психиатр-нарколог.

К слову, о силе духа. Из двадцати трезвых поселений нашей республики в двух продажу алкоголя запретили по инициативе самих жителей. Это говорит о духовности населения, решившего жить трезво.

— На определённом этапе сработала их духовность, наличие своей религии, в которую люди глубоко верят и канонам которой следуют. В этом плане Бурятии, наверное, повезло, потому что у нас живут люди самых разных конфессий. Плюс играет роль самозанятость, когда люди занимаются своим хозяйством, любимым делом. Это порождает тягу к самосохранению. Люди в этих сёлах поняли, что алкоголь разрушает, не приносит ни радости, ни счастья, не решает никаких проблем, а лишь одурманивает на время, даря краткий эйфорический приступ, — объясняет Анна Нагаслаева.

Запретительные и ограничительные меры очень важны, считает она. Но без духовности полной трезвости общества добиться будет непросто, если не невозможно. Люди должны прийти к осознанному выбору — умереть или жить.

В декабре 2023 года в России назвали самые «пьющие» регионы. Антирейтинг общественного движения «Трезвая Россия» возглавили Бурятия, Чукотский автономный округ, Курганская и Сахалинская области, а также Республика Алтай.

Портрет алкоголика Бурятии

Количество жителей Бурятии, состоящих на учёте с алкогольной зависимостью

* По данным на 1 января 2024 года

Алкогольный психоз:

  • Всего человек: 188
  • Из них женщин: 56

Хронический алкоголизм:

  • Всего человек: 7123
  • Из них женщин: 1979

Пагубное употребление алкоголя: 

  • Всего человек: 1421
  • Из них женщин: 462

Всего: 8732 человека

Из них женщин: 2479. 

Возраст алкозависимых:

  • 0–17 лет — 19 человек
  • 18–19 лет — 14 человек
  • 20–24 года — 142 человека
  • 25–29 лет — 426 человек
  • 30–39 лет — 2237 человек
  • 40–55 лет — 3463 человека
  • 56–59 лет — 954 человека
  • Старше 60 лет — 1477 человек.

Автор: Валерия Бальжиева

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях