Бурятия
6467
1

Девушка из Бурятии победила анорексию после четырех лет питьевой диеты

Анастасия похудела до 38 килограммов, употребляя в пищу только энергетик и «Снежок»

Фото: личный архив А. Франтенко

Обычный суточный рацион Анастасии Франтенко состоял из энергетика, воды и напитка «Снежок». 27-летняя девушка из Бурятии сидела на диетах полжизни, но в последние четыре года решила полностью отказаться от твердой пищи. За четыре года питьевой диеты Настя похудела до 38 килограммов и едва не измучила себя до смерти. О том, как прошла все круги ада и победила анорексию, рассказывает Настя. 

Расскажи, почему ты решила сесть на диету.

— Я сейчас пытаюсь в себе разобраться и понять, почему это все началось… Желание похудеть у меня было с самого детства. Я сама по себе рослая — 1,87 м. И по сравнению с другими смотрелась больше. Всегда. И меня триггерило, когда люди говорили: «Ничего себе, ты большая!» Не говорили «высокая», говорили слово «большая». А большая — значит толстая. И вот это меня убивало. 

Лет с 13 я начала сидеть на диетах. И в 16 лет впервые попала в больницу, потому что месяца три не ела. Потом все утихло, но началось снова в 2019 году. Я хотела скинуть пару килограммов. Вскоре мне этот процесс понравился, и я уже не могла остановиться. Появился страх перед едой. Боялась, что могу поправиться и все диеты зря. Поэтому не останавливалась. 

Расстройства пищевого поведения (РПП) — ряд поведенческих синдромов, связанных с нарушениями процесса принятия пищи: нервная анорексия, нервная булимия, атипичная нервная анорексия и атипичная нервная булимия, избирательно ограничительное расстройство (ИОРПП), психогенное переедание, психогенная рвота, психогенное нарушение глотания и другие.

 — А как ты пришла к питьевой диете?

 — Сначала плохо разбиралась в теме похудения, поэтому просто ела как можно меньше калорийной пищи. Считала калории в яблоках, салатах, овощах, гречке. Правильное питание. Постепенно сокращала свой рацион. Ела все меньше и меньше. А потом увидела, что есть питьевая диета — только пьешь. Я решила поэкспериментировать, просто пить вкусненькое. Знаю, это глупо.

Сначала пила энергетики и соки. Могла йогурты пить. Потом поняла: когда пью только энергетики, мне плохо — судороги начинаются. И добавила в рацион «Снежок». 

Читмил  в переводе с английского cheat meal означает «жульничество с едой». То есть придерживается человек диеты и вдруг позволяет себе всю «запрещенку». Суть в том, что это не спонтанный срыв с полной потерей контроля, а запланированное отступление от диеты на короткий срок.

Привело все к тому, что ничего из твердого я не могла принимать в пищу. Сначала устраивала себе читмилы. Могла месяц-два отсидеть на питьевой, а потом устроить вечер «обжирательств». Включала вечером сериал или программу и кушала. А от твердого мне стало плохо по утрам! Меня тошнило, вся эта «запрещенка» не переваривалась. Тогда я поняла, что мне не идет твердая пища, и продолжила сидеть на питьевой. Уже боялась есть, было плохо. 

Ну и плюс, казалось, что я очень толстая! Омерзительно толстая! Просто смотрела на себя в зеркало и поражалась, какая же я толстая… Даже в 38 килограммов, когда уже умирала, я считала себя толстой. Это такое искаженное восприятие тела… 

Что ты почувствовала, когда поставили диагноз «анорексия»? Было страшно?

— Да, страшно, но… Когда мне это сказали, я в принципе не удивилась. Было спокойное отношение — к этому все и шло. Что удивляться? С другой стороны, я ощущала гордость: «Да, я этого добилась! Я похудела до анорексии!» Я гордилась своей силой воли. Думала, что люди ничего не понимают. Я могу продолжить худеть еще. 

 «Помню, когда все это началось, мне говорили: «Ой, Настя! Ты со своим ростом двухметровым не сможешь скинуть до 55 килограммов». А я решила, что смогу. Потом цифры начали переноситься все ниже и ниже. Не смогу, говорите? Ну вот посмотрим! Кому и что я доказывала? Когда болеешь РПП, можно сказать, происходит раздвоение личности. Ты вроде и хочешь остановиться. Каждый раз думаешь, что этот месяц диеты последний, вот еще скинешь пару килограммов — и все. Получается, сама себя обманывала». 

А что происходило с организмом и телом, когда ты сидела на диетах?

— Я как будто вспоминаю прошлую жизнь… У меня была слабость, постоянные головокружения. Выпадали волосы. Как только я села на правильное питание, даже еще не перешла на питьевую, у меня уже волосы стали выпадать. Начались судороги. Все время морозило. Помню, когда я была 38 килограммов, летом ходила в куртке, кофте, шапке. Людям жарко, а я как на зимовку! Постоянно морозило, казалось, что морозит изнутри. Я вот защищаюсь снаружи, а морозит меня изнутри. 

Осыпалась кожа. Все оставалось на одежде. Очень сильно болело сердце. Как будто бы оно вот-вот остановится. Опухали вены. Прямо выделялись, как будто бы проволокой обматывали все тело, и мне было трудно ходить. 

В плане психическом и моральном были очень серьезные проблемы. Я то рыдала, то смеялась. Такие перескоки настроения туда-сюда. Я не могла спать, спала час-два в сутки. И все время работала. Жила на работе и откладывала свои уже питьевые приемы пищи. Панические атаки начались. Мне прописывали много таблеток — снотворные, антидепрессанты. 

«Депрессия была ужасная. Хотелось повеситься, скинуться откуда-нибудь, закончить свою жизнь. Мне надоело мучиться. Я думала, что не могу так жить: не могу остановиться, не могу начать кушать, я просто умру. Я очень боялась за родителей, жалела их и винила себя за то, что я такая дочь. Звонила маме и каждый раз думала, что этот звонок последний. Каждый раз говорила: «Мама, все...» Я не могу это говорить сейчас. Очень грустно вспоминать. В общем, прощалась каждый раз с ними. Врачи говорили, что я не восстановлюсь. Меня все хоронили. Никто не думал, что выживу. Я не могла даже ходить под конец». 

А что говорили родители?

— Родителям было очень больно. Они не могли со мной справиться, страдали. Но я не могла остановиться, не могла взять себя в руки. Родители пытались помочь. Звонили по больницам, в разные города, спрашивали цены. Даже меня звали на программы «Прямой эфир», «За гранью», еще какие-то, не помню. Но я не хотела светиться на телевизоре. 

Помочь в такой ситуации сложно. По себе знаю, что, когда давят и заставляют кушать силой, результата не будет. Я уезжала из дома, не общалась с родными. Мне казалось, что все против меня. 

Когда ты поняла, что, если не остановишься, все может закончиться трагически?

— Мое первое восстановление было в 2022 году. Тогда я во второй раз попала в больницу. Меня там возили на инвалидной коляске, есть не могла. По ощущениям было плохо, снова все эти сигналы организма. Когда ты лицом к лицу сталкиваешься со смертью, становится сразу страшно. Поэтому попробовала восстановиться, но все прошло неудачно. 

Я пожила с родителями, набрала вес с 48 до 60 кг и поехала работать в Мухоршибирь. Снова одна, те же самые стены, та же самая атмосфера. И я начала худеть… Да… И ушла уже до последнего. Я вообще думала, что снова скину пару килограммов и остановлюсь, но нет, не остановилась… Это очень страшно. Я сейчас вспоминаю все это… Правда, так страшно! 

В этот раз это было ужасно. Я реально думала каждую секунду, что вот сейчас все — точно умру! Мне нужно попрощаться с родителями, сделать последние дела, потому что точно умру сегодня. Я не могла встать с постели, меня поили бульоном соседки. Почему-то думала, что восстанавливаться надо только среди родных, они дадут мне силы жить. Я так хотела к родным, очень сильно. И они мне помогли. 

«Сейчас все более-менее стабильно. Проскакивают мысли, что я толстая. В первый этап восстановления ты опухаешь максимально, так что нужен еще год-два, чтобы мое тело пришло в прежнюю форму, с которой начинала худеть. Организм столько лет не получал нормальной пищи. У меня бывают такие моменты, когда я думаю, что не смогу продолжить восстановление, что надо снова попытаться скинуть вес. Но я себя останавливаю. Зато сейчас я живая и не хочу возвращаться туда!» 

Мне нравится моя настоящая жизнь. Ко мне тянутся люди, у меня появились новые друзья. Там, в прошлом, один-два и все. Сейчас я со всеми нахожу общий язык, а тогда люди меня боялись. Они так смотрели, будто я больная раком. Боялись ко мне прикасаться и со мной разговаривать. Потому что картина действительно была печальной. 

В общем, сейчас все хорошо? Ты ешь все?

— Да, сейчас все прекрасно. Я такая счастливая! Кушаю, правда, не все. Не ем майонезное, жирное, жареное, мучное, сладости только иногда. Могу позволить себе мороженки или горького шоколада. Еще не ем фастфуд, колбасное, мясо. А что я ем тогда вообще? Я же вес как-то набрала… В принципе, почти все. Но вот то, что я сказала, не ем — не нравится все это жирное. Как-то плохо от такой еды. Стараюсь есть больше овощей, фруктов, добавила в свой рацион яйца и крупы. 

Здоровье тоже в принципе нормальное. Только с желудком еще есть проблемы, не все переваривается. Тяжело бывает после этого. В женском плане у меня наконец-то пришли «эти дни» — я теперь нормальная! И еще стала очень-очень активной! Сравнивая с тем временем, когда была дистрофиком… 

Конечно, непривычно все равно в таком теле жить. В нем я не жила года четыре. Сейчас я в самом начале восстановления — 75 килограммов! С моим ростом это нормально по индексу массы тела. В психологическом плане… у меня вообще нет депрессии и панических атак, судорог.

Но, если запустить РПП, оно уже неизлечимо. Я тело восстановила, но в голове болезнь еще есть. Так что не знаю, конечно, что может произойти. Одно какое-нибудь неправильное слово — и все запустится снова. Но я постараюсь сделать все, чтобы это не повторилось. Не обещаю, что восстановлюсь до конца. В голове болезнь не вылечили, а здесь, в Бурятии… к кому ни ходила, мне говорили, что случай сложный. Будет трудно справиться с болезнью. Главное, что сейчас я восстановилась, что живу. И… до смерти сейчас очень далеко — целых 38 килограммов.

Как я знаю, ты художник. Расскажи о своем творчестве. Что у тебя в планах?

— Официально состою на работе в детской школе искусств в Мухоршибирском районе. Но возвращаться туда, скорее всего, не буду. Потому что атмосфера давит и я могу вернуться к болезни. А так, подрабатываю. Рисую эскизы татуировок, портреты и картины на заказ, леплю изделия из глины. Сейчас хочу освоить маникюр. Понемногу пытаюсь что-то сама, наверное, буду ходить на курсы. И еще разрисовывать шоперы и одежду на заказ. В планах — провести свою выставку. Пока не знаю где, но выставка будет посвящена потерянному времени. Хочу сделать много работ в своем стиле. 

Что бы ты хотела сказать девочкам, которые сейчас мучают себя диетами? 

— К хорошему это не приведет. Есть только два итога. Либо ты умрешь, либо наберешь вес еще больше. Всю жизнь будешь мучиться и бороться с вымышленными килограммами. Поэтому лучше сразу обратиться к врачам. Легче тем, которые только начали болеть. Получится вылечиться нормально. Не заморачивайтесь, не слушайте окружение! Люди найдут, к чему придраться, неважно, какой ты. Занимайтесь делом по душе. 

Ну и вообще… Глупо умирать просто потому, что ты хотела похудеть. Я, когда была при смерти, думала: как так? Ты же должна стать знаменитым художником, о тебе должны узнать, о твоем творчестве. В смысле умирать? Из-за чего? Из-за того что ты думаешь, что толстая, и хочешь похудеть? Это очень глупо! 

Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях