животные
1676

«Социальная отара» — идеальный проект?

Сангха уже 9 лет передает овец жителям Бурятии. Как это работает?

Фото: freepik.com, из архива БТСР, предоставлены героями материала

Девять лет назад Буддийская традиционная cангха России (БТСР) запустила проект «Социальная отара», по которой семьи получают овец для разведения, а часть приплода отдают другим. С тех пор количество голов скота выросло с десятка тысяч до 118 тысяч.

О том, как работает проект, как он развивается сейчас и что о нем думают эксперты, - в материале «Информ Полиса».

«Самая вкусная баранина»

Пресс-секретарь БТСР Тубдэн-лама Балданов рассказывает нам, что проект «Социальная отара» работает с 2014 года. Тогда фермеры получили около 7–10 тысяч овец, а сейчас их число насчитывает около 118 тысяч голов по всей Бурятии.

— Сами понимаете уровень успеха. Как работает проект? Например, в 2014 году мы дали фермеру овец, и в 2016 году он начинает раздавать их другим участникам. Сейчас участвуют около 110 семей, из которых передают овец где-то 70. Остальные фермеры начнут раздачу через 1–3 года. Трое участников покинули проект по состоянию здоровья. Количество передаваемых овец каждый год увеличивается в прогрессии. В этом году участники раздали 6 200 овец, в прошлом — 5 800. Может быть, лет через пять будем раздавать по 20 тысяч овец в год, — предполагает пресс-секретарь.

По словам Тубдэн-ламы, в сангху уже выстроилась очередь на получение овец в следующем году. Так, ожидающие есть в Кяхтинском и Селенгинском районах. Если у других участников появятся «лишние» овцы, то эти фермеры их получат.

— В Джидинском районе всегда очереди бывали и будут, потому что молодежь переезжает на свои хозяйства и охотно держит овец. В этих трех районах активно развивается овцеводство. В среднем даем одному человеку 300 овец — это 1,5 млн рублей. Можно сказать, через три года в каждой семье будет чистая прибыль в виде 1,5–2 млн рублей, которые они смогут спокойно потратить на ежегодные нужды. Например, участник проекта рассказывает, что у него есть 1,4 млн рублей, и это хороший бюджет на его многодетную семью, — делится наш собеседник.

Что касается пород, передаваемых между фермерами, то лама говорит, что монгольская, тувинская, бурятская породы перемешались и получилась одна бурятская порода овец. Из 118 тысяч овец стригут около 70 тысяч.

— Каждая овца в среднем дает 2 кг шерсти. Фермеры собирают, очищают шерсть и в порядке очереди сдают в Иволгинский дацан. Там ее перерабатывают и возвращают 60% в виде готового продукта — войлока. 40% дацан оставляет себе. Мясом фермеры распоряжаются сами. Они никогда не жаловались, что не могут реализовать его, всегда находят покупателей. Сейчас из других регионов хорошо стали покупать баранину: Якутия, Камчатка, Сахалин, Иркутская область. Фермеры рассказывают, что в других регионах бурятскую баранину называют самой вкусной и питательной, поэтому уже закупают большими партиями, — резюмирует Тубдэн-лама Балданов.

На днях Хамбо лама Дамба Аюшеев опубликовал пост, в котором рассказывает, что чабаны «Социальной отары» приобрели 15 яков из Оки за 25 тысяч рублей. «Таким образом будем распространять яков по всей Бурятии», — отмечает он.

Разводить овец и изготавливать изделия из шерсти

В 2021 году социальную отару получили супруги Зоригто и Туяна Галсановы из Джидинского района, чья ферма находится в одном километре от села Белоозёрск. Родители Зоригто всю жизнь работали на скотоводческих стоянках, поэтому он не понаслышке знает о том, как содержать овец. Отсюда и его желание этим заниматься.

— Буддийская традиционная сангха помогла нам тем, что дала 300 овец. Подписали договор без залога, чтобы мы развивались самостоятельно. В этом году мы раздали 100 голов, и сейчас в нашей отаре 250 овец. Мы работаем как физические лица, у нас есть один помощник. Что касается продажи, то реализация баранины востребована, но на шерсть, конечно, цена маленькая. Нынче много снега выпало, надо дополнительное сено покупать, поэтому понесем еще затраты, — говорит Зоригто Галсанов.

Другой участник проекта Василий Балданов, живущий на окраине улуса Хилгана Баргузинского района, не только разводит 270 овец, но и занимается ремесленничеством. В 2019 году он создал собственный бренд «Хонишон», а также привлекает к этому жителей деревень.

— Создал страницу на краудфандинговой платформе boomstarter.ru, чтобы привлечь финансирование для проекта «Трудоустроим деревню вместе». То есть, покупая у нас изделие, вы автоматически создаете работу для одного человека. У нас можно заказать более 10 наименований товаров из овечьих шкур: чехлы на автомобильные кресла, чехлы на детские автокресла, чехлы для санок, безрукавки (жилетки), спальные мешки, варежки, стельки, одеяло из нескольких шкур, национальную одежду, конверты для новорожденных, подарочные шкуры с монгольским шелком, пояса для спины и поясницы. Также можно нас просто поддержать, заказать тур по достопримечательностям и научиться выделке шкур онлайн, — делится мужчина.

«Позволяет жить на земле»

Руководитель филиала ФГБУ «Россельхозцентр» по Бурятии Намжил Мардваев считает проект «Социальная отара» лучшим в сельском хозяйстве в постсоветский период. Он вспоминает, что в 2014 году президент России поручил выделить 70 млн рублей, на которые были закуплены первые 10 тысяч овец бурятской грубошерстной породы буубэй.

— Была разработана схема, когда по договору получившие овец участники проекта через определённое время передают часть молодняка новым участникам, а те дальше. Таким образом, сегодня в проекте насчитывается свыше 110 отар с общим поголовьем 118 тысяч голов (800 млн рублей). Такого прироста поголовья не было даже в Монголии. Это социальный бизнес не только для того, чтобы зарабатывать деньги, но и для того, чтобы изменить жизнь человека на селе, который не требует государственных субсидий. Работает проект на благосостояние простых людей, позволяет жить на земле. Конечно, попутно он улучшает предпринимательство, жизнь на селе, — говорит он.

Мардваев отмечает, что проект положительно влияет на морально-психологическое состояние общества, ведь героями становятся люди, которые помогают другим. Есть 15 человек, передавшие тысячу и более голов овец, — их награждают почетным знаком сангхи «Мянгатан» (тысячник), и три человека, передавшие свыше двух тысяч голов, — они получают знак «Хоёр Мянгатан» (двухтысячник).

— Для рыночных условий это явление более чем необычное. Показателен в этом плане пример села Ноехон Селенгинского района. Раньше тут был известнейший колхоз, работали специалисты-профессионалы, комбайнеры, чабаны, но десять лет назад село представляло собой жалкое зрелище. Теперь благодаря сангхе здесь 14 социальных отар, люди стали больше держать скота, вырос достаток жителей, село преобразилось. Проект ещё раз доказывает, что пастбищное мясное животноводство как малозатратное должно быть основой, — уверен наш собеседник.

«Благотворительность и социализм в чистом виде»

По словам Намжила Бадмаевича, подобного проекта с оригинальной идеей в Бурятии не было. Благодаря «Социальной отаре» житель Ташира смог выделить 100 баранов в помощь бойцам СВО, что без проекта было бы невозможно.

— Не зря есть огромный интерес к проекту в других регионах, особенно в республиках Северного Кавказа. В той же Тыве сделали подобный — «Кыштаг». Сейчас проект развивается, идут работы по бурятскому крупнорогатому скоту. Начаты работы по якам, так что впереди большие перспективы. Хотелось бы, чтобы высшее руководство республики нашло пути помощи этому проекту, ведь расширение возможно. Это действительно лучший проект, к нашему стыду. Мы, сельхозники — «остепененные, озваненные» — такой проект не придумали и не внедрили. А вот те же кандидаты, доктора буддийской философии сумели, — признается он.

Экономист Александр Доржиев знает о проекте «Социальная отара» практически с самого момента его возникновения. Ничего похожего он не встречал: когда проект полностью социальный и к нему неприменимы критерии финансовой эффективности.

— Это благотворительность и социализм в чистом виде. Скот для разведения предоставляется абсолютно бесплатно, никаких процентов за пользование нет. Фермеры не возвращают больше, чем взяли. Остается лишь рассчитывать на порядочность и добросовестность участников проекта, и этот расчет, насколько мне известно, в целом оправдывается. Для страны победившего капитализма он выглядит странно, нестандартно, но как человеку, имеющему некоторое представление о буддийской философии и истории СССР, мне этот проект хотелось бы привести в пример для всей нашей огромной страны. Считаю «Социальную отару» близкой к идеальной и заслуживающей поддержки как на государственном уровне, так и среди простых людей. Это не только возрождение традиций животноводства кочевых народов, это возрождение сельского хозяйства с вовлечением молодежи, вклад в продовольственную безопасность страны и, в конце концов, забота о наших детях, которым предстоит жить в будущей России, — говорит он.

Справка infpol.ru:
Проект «Социальная отара» инициирован Буддийской традиционной сангхой России в 2014 году и охватывает всю Бурятию, частично Забайкальский край и Иркутскую область. Семьи получают овец разных пород, в том числе бурятской буубэй. Часть приплода остается у владельцев отар, а на основе остальной части создаются новые отары. Держатели отар ежегодно отчитываются перед Хамбо ламой Дамбой Аюшеевым о количестве овец, приплодах и планах. Проект направлен на возрождение бурятских национальных традиций кочевого животноводства, на поддержку сельских жителей, обеспечение здорового питания в детсадах, школах и больницах Бурятии. По данным БТСР, на начальном этапе проекта «Социальная отара» было около семи тысяч овец. Спустя девять лет их стало 118 тысяч. В рамках проекта в 2023 году новые участники получили 6 200 овец, в 2022 году — 5 800, в 2021-м — 4 900.

Автор: Номина Соктуева

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях