театр
4360

«Какой-то процент в конце концов влюбляется в это чудо»

Известный актёр о том, как искусство спасает жизнь и почему люди никогда не перестанут ходить в театр

Фото: Ольга Тютрина

Как говорят в народе, понедельник – день тяжёлый. Но только не для тех, кто любит театр, ведь вечером 20 ноября в Русском драматическом театре собрался полный зал, чтобы посмотреть комедию «Завещание Дон Жуана» (16+) в исполнении  артистов театра Российской армии. Два часа юмора, интриг и интересных хитросплетений держали внимание зрителей, которые, затаив дыхание, смотрели спектакль...

А после журналист «Информ Полиса» встретился с исполнителем главной роли народным артистом России Артёмом Каминским, который рассказал, чем настоящий театр должен привлекать зрителя, какие чудеса происходят с влюблёнными в искусство людьми и есть ли у театра будущее.

Смех, восторг и нотка грусти

Дон Жуан – герой множества литературных произведений, но в пьесе украинского писателя Анатолия Крыма «Завещание целомудренного бабника», созданной в 2008 году, этот герой предстаёт перед зрителем совершенно по-новому. Именно по ней театр Российской армии уже много лет играет спектакль «Завещание Дон Жуана».

По сюжету известный любитель женщин узнал, что вот-вот умрёт, и решил исповедаться. К нему приходит молодой священник, который знает о Дон Жуане всё из слухов и разных книг. В ходе беседы выясняется, что главный герой с самого детства болен и «лишён возможности доставлять женщинам плотское удовольствие». Также становится известно, что молодой монах давно тайно влюблён в девушку, посещающую церковь. Она как раз в разгар исповеди приходит в этот дом, чтобы отомстить Дон Жуану за то, что он сгубил её мать... Главный герой не только честно объясняется перед девушкой, но и помогает нерешительному монаху завоевать сердце девушки.

Спектакль «Завещание Дон Жуана» поставлен заслуженным артистом России Андреем Бадулиным то в жанре детектива, то в жанре плутовского романа, переходящего в тонкую любовную лирику, а то и в искрометный фарс, который артисты разыграли смешно и азартно.

Спектакль с одним антрактом длился чуть более двух часов. Смех, восторг и нотка грусти после финальной сцены – это те эмоции, которые можно было наблюдать в этот вечер на лицах улан-удэнских зрителей. Если быть кратким, то спектакль удался и оставил яркие впечатления.

В постановке были заняты актёры театра Российской армии: народный артист России Артём Каминский, заслуженный артист России Константин Денискин, Анфиса Ломакина и Роман Богданов.

«Театр не умрёт никогда!»

После занавеса и небольшого перерыва в зал спустился исполнитель роли Дон Жуана Артём Каминский, работающий в театре уже 35 лет, и состоялась наша интереснейшая беседа об искусстве. 

Артём Маркисович, для начала расскажите о постановке. О чём она и насколько актуальна сегодня история Дон Жуана?

– Это пьеса современного автора Анатолия Крыма. Он, слава богу, до сих пор жив. Мы с ним знакомы по телефону, он живёт в Киеве. Он человек в возрасте, очень опытный и хороший драматург, ученик Виктора Сергеевича Розова (советский драматург и сценарист. – Прим. авт.), окончил когда-то наш московский литинститут. Эта пьеса, которая удивительным образом написана, включает в себя достаточно много юмора, жизненных ситуаций, исторических отсылок к персонажу мирового уровня и в то же время имеет аллюзии на сегодняшний день. Это не какая-то пустая комедия, где делаются шутки и так называемые гэги, чтоб зритель только смеялся и смеялся. Но, наверное, это тоже имеет место быть. Существуют целые направления таких комедий, есть авторы, которые работают в этом жанре. Я не против: это интересно и зритель должен отдыхать. Но как раз наша пьеса нам, артистам, интересна тем, что она не пуста, заставляет о многом задуматься, и мы с удовольствием, играя на сцене, несём свою мысль.

Самая главная мысль – это любовь, вокруг которой вращается вся наша жизнь. Если ты понимаешь, что это такое, если ты её чувствуешь, если ты открыт этому чувству, то и твоя жизнь становится богаче. В любовь можно вкладывать разные смыслы – любовь к ближнему, к родине, к семье, к детям, к женщине и в конце концов любовь к жизни – то философское понимание, которое каждый человек выбирает для себя. Это и есть счастье, когда ты об этом размышляешь. До конца здесь додуматься невозможно, но само право размышлять об этом – это кайф.

Народный артист РФ Артём Каминский

Есть ли какие-то проблемы с постановками московского театра в региональных театрах? Как воспринимают спектакль зрители в других городах?

– Последние десятилетия театральный процесс и возникшая тема антреприз у нас в стране пусть не повсеместно, но в огромной своей части, к сожалению, не очень хороши. Мы играем этот спектакль не как коммерческий выезд, это гастроли нашего театра – и это ключевая мысль в наших поездках. Да, мы не можем привезти стопроцентные декорации, но мы стараемся это делать. У нас обязательно есть свой звукорежиссер, свет, костюмы – это приспосабливается под сценографию того места, где мы играем, и всё происходит почти в том же самом варианте, как идёт в репертуаре нашего театра в Москве. Это очень важно.

Антрепризные выезды бывают очень достойные, но в каких-то городах зрители приходят в театр на московских артистов и «обжигаются», идут на московский спектакль, а попадают... Да, московские, но это по качеству, к сожалению, является не тем, что должен театр нести. Это законы коммерции, и тут ничего не сделаешь. У нас любят ходить на известных артистов, медийно раскрученных. Они привлекают. Но качество чаще всего бывает не то, что нужно. Это большая проблема. 

Но мне кажется, что мы честно делаем своё дело, пьеса соответствует этому, артисты у нас профессиональные, мы все команда, которая любит своё дело. Самая большая награда – это отклик людей, некое единение, ради чего театр и существует. Можно просто жить усреднённо, а можно стараться стремиться к свету – к искусству. Пусть ненадолго, но нам следует объединиться и понять, что жить здорово, что в мире есть любовь и другие приятные чувства, которые дай бог нам всем испытать.

Сегодня на спектакль пришли в основном люди старшего возраста и примерно лишь четверть зала занимала молодёжь. Значит ли это, что театр становится не интересен нынешнему поколению? 

– Беда в том, что люди перестают ходить в театр. Это всегда было и будет проблемой. Но я убеждён в том (мне кажется, это и научно доказано), что театр не умрёт никогда! Даже при всём развитии коммуникаций, социальных сетей, интернета. Он интересен тем, что эти секунды живого включения будут только в театре! Есть разная статистика, не все ходят и так далее. Рецепта нет, и необязательно это будет всем нравиться. Допустим, классическую музыку просто так ни с того ни с чего не начнёшь слушать, это некая работа, которая внутри тебя происходит, нужно настроиться, начать слушать, она не будет сразу нравиться и так далее. Но не случайно в консерватории в Москве не попасть. У нас и в театре сейчас такая ситуация, что собираются полные залы. Я знаю, как я и себя, и своих детей заставлял в это входить – через силу, с возрастом. Но потом, когда ты погружаешься и вдруг цепляешься за это, ты становишься счастливейшим человеком, более богатым.

Я специально сейчас «Преступление и наказание» перечитываю. Я его в институте читал. Конечно, трудно было. Но сейчас я по-другому смотрю на всё, что там написано, и это моя внутренняя работа. И мы обязаны над собой работать.  

Каждый выбирает для себя. Если посадят в зале девятиклассников из одной школы – это особый зритель. Очень тяжело с ними играть. Приведут их на Островского – в зале будет шум-гам, но в какой-то момент они утихают. И если из них какой-то процент вдруг в конце концов влюбляется в это чудо, которое называется театр, это уже хорошо! Кто-то пройдёт мимо, у кого-то позже это случится, у кого-то никогда. Это непредсказуемо. Это большая работа, не просто же развлекательное искусство. Иногда, конечно, должно быть смешно, но всё-таки мы, «человеки», такие создания, когда нам помимо развлечений нужно ещё что-то более серьёзное.   

Кто-то случайно придёт в театр, а кто-то его очень любит. Статистика говорит, что есть небольшое число постоянных посетителей театра. Ведь наверняка кто-то есть, кто сегодня случайно попал в этот зал. Кто-то скажет: «Больше я не приду». Ну а кого-то зацепило, и он придёт в следующий раз. И дальше жизнь становится богаче и интереснее. Театр – это общение.

А в чём заключается это общение и случилось ли оно у вас с улан-удэнским зрителем? Отличается ли наш зритель от московского?

– Всегда трудно даётся начало, но это в любом спектакле так. Мы и зрители начинаем в первые минуты как-то друг к другу приспосабливаться. Зритель в первую очередь условия игры должен понимать, поверит ли он. Есть у Алексея Николаевича Толстого в «Голубом плаще» (статья о театре. – Прим. авт.) отрывок о том, как обыватель Иван Иванович пришёл в зал, сел и сказал: «Ну, давайте обманывайте!». Он увидел пыльные занавески, царапины, грязь и добавил: «Щас занавес откроется, и вы мне будете «впаривать», что диван – это кушетка XIX века». И дальше можно бесконечно себя настраивать и смотреть на такие минусы. И вдруг случается чудо! Погас свет в зале, пошла музыка, загорелся яркий свет софитов, и ты погружаешься в то, что называется великим чудом, – искусство! Человек обязан в это погружаться, и потом через это ты получаешь неимоверное удовольствие.

В Улан-Удэ всё это случилось! У вас потрясающий зритель! Конечно, отличается от московского, но он гениальный! Где-то немножко другая реакция, мы ведь знаем, где на какую реплику что и как пойдёт. Но она бывает такая, что и московскому-то зрителю не видеть такой реакции, как здесь! Зритель очень разный бывает – это отдельный разговор.

А как вам наш Русский драматический театр?

– У вас потрясающий театр! Замечательный. Он настолько уютен! Мы зашли на малую сцену, в фойе, у вас очень хорошо здесь. Я надеюсь, что люди ходят сюда. В гримёрных уютно, и артисты, уверен, замечательные. Атмосфера-то ощущается!

И последний вопрос. Встречался ли вам зритель, искренне влюблённый в театр?

– Когда-то в молодости я играл Дон Жуана по произведению Алексея Толстого. Спектакль был особенный – там зритель сидел на сцене, пьеса в стихах, Бог воюет с Дьяволом за душу Дон Жуана... И одна женщина (мы до сих пор общаемся) каждый день ходила на этот спектакль. Театр спас ей жизнь, как она рассказывала. Не я, не артисты, не режиссёр, а именно театр! У меня есть письма, где она писала о том, как изменилась её жизнь. Более того, тогда были кассетные магнитофоны – она каждый спектакль на диктофон записывала – себе записи оставляла и мне отправляла (у меня стопка кассет хранится). Дома она прослушивала их и в каждом спектакле находила что-то новое для себя. Случилось чудо театра! И это только тот случай, который знаю я. Уверен, таких случаев очень много. Просто не все об этом рассказывают.  

Большое спасибо за интересную беседу. Успехов!

Автор: Антон Алексеев

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях