Наши за границей
5775
4

«Нюанс всегда будет один – ты из России»

Куда отправились наши земляки, уехавшие осенью из страны, а кто вернулся обратно

Фото: личный архив М. Агнора

В конце сентября жители республики массово устремились в Монголию. Перед пунктом пропуска в Кяхте скопилась целая вереница автомобилей. В то же время небывалый ажиотаж возник вокруг авиарейсов в Улан-Батор. В октябре мы писали о тех, кто уехал из Бурятии, о том, как им жилось на чужбине и с какими трудностями они столкнулись. Прошло четыре месяца после объявления частичной мобилизации. Мы решили узнать, куда дальше отправились те, кто всё это время жил в соседней стране, и почему вернулись другие. 

Всё изменилось, но люди и быт везде одинаковые

29-летний Арсений около двух месяцев после отъезда из Бурятии жил в Монголии, а теперь перебрался на Бали. Он работает графическим дизайнером и режиссёром в театральных проектах. Уроженец Бурятии рассказал, каким был его путь в другую страну, с какими сложностями он столкнулся и что думают о переезде его близкие. 

– Последние три года я работаю дизайнером и режиссёром. В Индонезии, куда я переехал, ничего не изменилось - работа удалённая. После отъезда из республики около двух месяцев жил в Монголии, но мне не подошёл климат, к тому же я не знаю языка. Английский есть среди молодого поколения, но в бытовых вопросах мало используется. После Монголии я улетел на Филиппины в надежде задержаться надолго, но в столице – Маниле – столкнулся с реальностью страны третьего мира: нищета, криминал и грязь на каждом шагу, за исключением пары районов. В итоге я поспешно ретировался на Бали. Планирую тут задержаться. 

Переезд дался сложно, так как финансовый вопрос таких поспешных решений всегда держит в рамках. Зарплату я получаю в долларах, на Бали открыл местный банковский счёт. Привыкать к новым ценам, рынку недвижимости тяжело и в другом городе России, не говоря уже о другой стране. 

Нюанс всегда будет один – ты из России. И вопрос не в местных жителях, они хорошо к нам относятся, даже если узнают, откуда мы. Но в азиатских странах ты «белый кошелёк», так что отношение к тебе лояльное. В Монголии была пара недовольных взглядов после того, как некоторые из наших сограждан устраивали буйства в алкогольном опьянении. Но в целом тоже доброжелательно. И в каждой стране обязательно есть люди, готовые тебе помочь, иногда даже отдавая последнее. Я бы сказал, таких людей больше.         

Тоска есть скорее по родным и друзьям. Не хватает своего круга общения. Если говорить об отличиях жизни, то они одновременно и кардинальные, и нет. С одной стороны, всё изменилось – от законов и левостороннего движения до названий лекарств и продуктов; с другой – люди и быт, они везде одинаковые, быстро привыкаешь.         

Моё близкое окружение меня поддержало. Есть, конечно, знакомые, которые говорят о трусости и бегстве, но на то они и знакомые, которые так и не перешли в круг друзей. С родителями я ежедневно на связи, они переживают за меня, а я – за них. Моя цель – забрать их к себе. 

Каждый штат как отдельная страна

Известный в Бурятии фотограф Марк Агнор вместе с семьёй отправился в США, где у него давно живут родные. Он рассказал, чем сейчас занимается, как адаптируется и почему его английский оказался не так хорош, как он предполагал. 

– Мы уехали в небольшой городок в штате Вашингтон. К сожалению, все, кого мы знаем, в основном уезжают в крупные города: Сан-Франциско, Лос-Анджелес, Нью-Йорк, Чикаго. Мы, наоборот, избегаем крупных городов, потому что мы люди семейные. Моя семья ещё семь лет назад уехала в США. Я пытался попасть сюда легально, но не получалось. Пытался получить визу, запустить миграционный процесс воссоединения с семьёй, ничего не выходило. В этом году мы решили уехать нелегально. Пересекли границу с Мексикой и сейчас находимся в США.      

Я при встречах с людьми стараюсь рассказывать, кем я работал в России. Люди не знают, что такое промышленный фотограф. Это очень узкая специализация. Если нас в России начали замечать, то в Америке я ещё не пересекался с такой деятельностью фотографа. Я показываю людям свои работы, все говорят: «У тебя крутой уровень. Тебя ждёт успех». Но пока у меня нет разрешения на работу, я ни с кем не могу работать легально. Поэтому сейчас подрабатываю так же, как мигранты в России: где развезти, где помочь кому-то переехать. Когда я получу разрешение на работу, открою свою компанию и начну потихоньку продвигать своё имя. Думаю, что здесь у меня работы будет очень много, поскольку в США много крупных производств, компаний с мировым именем. Пока плохо себе представляю, как здесь устроены бизнес и взаимоотношения между контрагентами и так далее, буду всё это изучать. Начал потихоньку снимать, недвижимость недавно снимал, есть в голове проекты – в следующем месяце планирую получить разрешение на управление дроном – удостоверение пилота беспилотного аппарата.      

Если в России я работал по знакомству или заказчики иногда закрывали глаза, то здесь законы работают, нужно их соблюдать. Чтобы мне взлететь, нужно провести различные процедуры, поэтому тут и оплачивается это хорошо. На дронах люди зарабатывают больше 100 тысяч долларов в год. 

Конечно, скучаем по России, но, наверное, больше по людям и по нашей привычной еде. Здесь всё равно всё немного по-другому, молоко, мясо, овощи на вкус другие, блюда в кафе... Не плохие, но непривычные, всё вкусно, но нужно, чтобы желудок привык. 

Были нюансы в адаптации. Я изучал английский в университете, был в США четыре раза, но был перерыв 15–17 лет между этим и предыдущим переездами. Я думал, что знаю английский. Прекрасно понимаю, когда говорят американцы, но, когда мне нужно выразить мысль, у меня возникают трудности. Вроде слова знаю, но как их соединить, как их так красиво вежливо произнести – это уже сложности. Но это можно прокачать. Люди за год начинают свободно говорить. 

Культура, конечно же, другая. В местности, где мы живём, мне кажется, что люди очень инертные, всё очень медленно, люди мало что знают и понимают. Мы второй месяц в США, но кажется, что давно тут. Заводим друзей. Особенность этого переезда ещё в том, что очень много друзей переехали в США - кто-то раньше, кто-то позже, кто-то сейчас на границе с Мексикой. Мы не одиноки. В России ты знаешь, как получить права, какие-то справки, если ты едешь в другой регион, – примерно всё одинаково. В США всё иначе. Друзья наши разъехались по разным штатам, кто-то может получить права, кто-то – нет. Каждый штат как отдельная страна. 

Вернулся по семейным обстоятельствам

26-летний Бато уехал в Монголию в сентябре и пробыл там несколько месяцев. Молодой человек рассказал, как он жил в соседней стране, испытывал ли трудности в общении с местными жителями и почему вернулся обратно. 

– В Улан-Баторе отношение к приезжим максимально доброжелательное, нам старались помогать. Одна женщина дала нам свой номер, услышав, что мы говорим по-русски в очереди на ксерокопию документов. Сказала, чтобы мы звонили, если что-то будет нужно. Некоторые бизнесмены давали бесплатное жильё, а фонды оказывали помощь. Так, моим знакомым фонд на полгода снял квартиру, так как они уехали почти без денег. Государство также пошло навстречу и разрешило пребывание в Монголии вместо двух месяцев на более длительный срок – до нового года. 

Были сложности при общении с местными, но не критичные. В магазинах, как правило, ты просто набираешь продукты и расплачиваешься, в такси показываешь место на карте или говоришь район, и тебя везут. Я заметил, что в Монголии начинает преобладать корейская культура среди молодёжи – они одеваются стильно, по-корейски, слушают K-Pop, много караоке, корейских ресторанов и кафе. Очень доброжелательный и вежливый народ. 

С деньгами проблем не было, так как у меня была отложена сумма, которая давала мне возможность не беспокоиться о деньгах в ближайшие месяцы. Плюс я продолжал работать на удалёнке. Никакого конкретного плана у меня не было, но я был готов к тому, что, возможно, не вернусь. Следующим пунктом рассматривал Таиланд, Бали, Казахстан, США и Корею. Но я вернулся, у меня было несколько причин это сделать. Одна из них – семейные обстоятельства: нужно ухаживать за бабушкой, которая раньше жила у тёти, а теперь у нас. Родители на вахте, сестра учится в другом городе. Также у близких друзей были две свадьбы, я не мог их пропустить. И, конечно, соскучился по дому, родным и друзьям. Планирую вкладывать в себя и развиваться. Такие инвестиции всегда окупаются. 

Многие мои знакомые уехали навсегда, другие – на время. Возможно, кто-то вернётся через год, два или 10 лет. Решение о переезде в другую страну на ПМЖ – это всегда сложный выбор, и каждый решает сам для себя. 

«Удивлялись, когда мы рассказывали, что происходит»

34-летний Баир, как и Бато, вернулся домой, потому что здесь у него родные. К тому же молодой человек планирует продолжить работать на родине. 

– Я уезжал в Таиланд на некоторое время. Раньше там отдыхал. Для себя всегда отмечал, что там очень тепло, а люди все счастливые и неспешные. Никакого негатива к приезжим нет. Это самый приветливый народ, что я встречал, наверное, потому что у них лето круглый год, всё растёт и цветёт. Даже самые угрюмые люди, приезжающие туда, через неделю начинают улыбаться. 

Цены остались на том же уровне, что и были. Единственное – подорожало жильё. Так как Таиланд два года был практически закрыт из-за ковида, сейчас его полноценно открыли и народу туда поехало очень много. Вот цены и подскочили. К примеру, чтобы на месяц снять апартаменты, тебе нужно внести двойной депозит, и так в процентах 80 случаев. 

Пообщавшись с тайцами, я понял, что они не в курсе мировых новостей. Практически все удивлялись, когда мы рассказывали, что происходит сейчас. Многие даже не знают, где Украина, у кого с кем конфликт. Никто в тебя пальцем не тычет, не обсуждает. Это касается не только тайцев, но и других иностранцев, с которыми я общался. 

Домой я вернулся, потому что у меня здесь родные и работа.

Автор: Валерия Бальжиева

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях