3130

Геннадий Доржиев: «На Родине можно развиваться»

Директор крупных ритейловой, строительной компаний «СМИТ» и депутат Народного Хурала Бурятии рассказал своё мнение об оттоке молодежи, дефиците кадров и о том, как эти проблемы можно решить

О дефиците кадров в Бурятии, оттоке молодежи из республики, специфике рынка труда региона, рассказал в большом интервью  владелец торговой сети «СМИТ» и строительной компании «СмитИнвест» Геннадий Доржиев.

- Вы руководите крупными ритейловой и строительной компаниями в Бурятии, поэтому отчетливо представляете себе рынок труда и все его нюансы. Скажите, почему на ваш взгляд сейчас такая острая нехватка рабочих рук в регионе?

- Одна из причин кадрового голода, как бы странно это не звучало – стремительное развитие малого и среднего бизнеса в Бурятии. Молодежь после окончания школ и ВУЗов пытается попробовать создать свое дело. Тем самым получается интересная картина – рынок труда лишается потенциальных наемных работников, а новые предприятия спрос на кадры повышают еще больше.

 Почему так происходит? Молодежь в нашем регионе активная, они видят потенциал в себе, в республике, видят, как поддерживают бизнес, как предлагаются федеральные и республиканские гранты.

Но помимо тех, кто уходит в бизнес, есть и те, кто уезжает в другие города. В основном, это происходит после окончания школы. У нас в обществе считается престижным, если школьник поступил в Москву или Питер. И в других городах у них начинается новая жизнь – они проходят практики в местных фирмах, завязывают знакомства, некоторые даже создают семьи. И им уже нет смысла возвращаться, там у них налаженная жизнь.

Но, все-таки, достаточно много примеров и того, когда молодежь возвращается. Почему? Многие из уехавших видят позитивные изменения в республике и хотят помочь в развитии родного региона. Они видят активность Главы республики на федеральном уровне, видят, как строятся школы, детские сады, как меняется Улан-Удэ и районы. Это, конечно, не отменяет того, что вопросов еще много, но, по крайней мере, застоя жизни в Бурятии нет точно.

Да и на родине многим молодым развиваться проще. Стартовые условия в Улан-Удэ, и в других городах не так уж сильно отличаются. Например, если на сегодня взять заработную плату на старте карьеры маркетолога в Улан-Удэ и в Москве. Стартовые условия и там, и здесь хорошие. В Улан-Удэ средний уровень зарплаты маркетолога 60 тысяч. В Москве по этой специальности бывший студент начнет с той же суммы. Если ему повезло, и он попал в крупную федеральную компанию, то будет уровень зарплаты выше, конечно. Но это редкость.

И получается, что высокий спрос на квалифицированные кадры повышает стоимость рабочей единицы, бизнес готов платить за труд больше. И если рассматривать эту проблему с такой точки зрения, то дефицит кадров – это даже плюс.

- Из этого предлагаю перейти к другому вопросу. Вы большое внимание уделяете молодёжи, были даже признаны меценатом года в Бурятии. Как вы считаете, наши местные вузы и ссузы на должном уровне подготавливают специалистов?

 - Я считаю, что у ССУЗов уровень подготовки неплохой. Те же программы WorldSkills, тот же авиационный техникум, который сразу отдаёт студентов на Авиазавод. Да и по рабочим специальностям знаю точно, что выпускники всегда находят работу в Бурятии. 

Мы и сами подписывали соглашение с Кяхтинским техникумом строительства, чтобы их выпускники потом шли работать к нам. И не только наша компания так делает, а многие в сфере строительства и производств. И по многим специальностям мы именно благодаря сотрудничеству с ССУЗами закрываем потребности в кадрах. Это еще говорит о том, что в Бурятии рынок строительный оживился в принципе.

Что касается ВУЗов, то тут необходима некоторая концентрация. Например, БГУ - это изначально ведь педагогический университет. У них хорошо получается готовить кадры для школ и больниц. Я бы на месте ВУЗов наших выбрал более узкие ниши, и в них подготавливал хороших профессионалов. 

- В 2020 году на одном из заседаний правительства Бурятии Вы обратили внимание Алексея Цыденова на нехватку квалифицированных кадров в строительстве. Имела ли продолжение ваша реплика?

- Это я озвучивал в прошлом-позапрошлом году. На сегодня, если говорить про нашу компанию, то именно в рабочей сфере как такового дефицита кадров нет.

Мы брали людей, обучали, приобретали строительный инвентарь. А это то, что помогает нашим рабочим ускориться и облегчить физический труд.  Другими словами, мы механизировали труд строителя, и вход на этот рынок стал доступнее. И если раньше в наших бригадах были преимущественно выходцы из Китая и Средней Азии, то сегодня у нас только процентов 15-20% приезжих среди отделочников. У меня есть субподрядчик, который комплектует бригаду полностью из местных ребят.

Если брать торговую сферу, то там, казалось бы,работают «просто продавцы», но у них всегда есть шанс на карьерный рост. И при дефиците кадров он происходит стремительнее.

- А продавцы, грузчики, кладовщики. Им ведь не нужна какая-то профессиональная подготовка, да и уровень зарплат в Бурятии на эти должности на неплохом уровне. Вы можете сказать, что среди этих профессий есть текучка? 

- Ошибочно считать, что труд одного работника сложнее, чем другого. В каждой специальности есть свои нюансы и сложности. Например, в “СМИТе” на обучение одного продавца уходит 1,5-2 месяца. Все-таки рынок стройматериалов сложнее, чем продуктовый магазин. И опытные продавцы и кладовщики везде хорошо получают. Потому что для нас текучка болезненна и мы, естественно, поддерживаем зарплату на приемлемом уровне. Но не всегда высокий уровень зарплаты – гарант того, что человек захочет работать продавцом долгое время. Кто-то спустя время понимает, что это «не его», кто-то еще ищет себя, кто-то идет работать менеджером по продажам. 

Но если говорить системно, то отрасль сферы услуг достаточно текучая сама по себе.

- Что касаемо жителей сельских районов Бурятии. Очень многие из них уезжают на вахты и за границу на заработки. Насколько мне известно, не сильно отличается зарплата, а риски во много раз выше. Например, штрафы, далеко от родных и дома...

- Если брать нашу компанию, то я в первую очередь в поисках потенциальных кадров, вытаскивал людей с вахты. Мы целенаправленно их и искали. Это люди, которые понимают, что если ты работаешь, то точно получишь деньги. У нас сдельная оплата труда - как отработал, так и получил. И они находятся рядом с домом. Вот это преимущество нашего местного рынка труда.

Федеральные субсидии, субвенции, дотации развивают многие направления в регионе. Решают не только инфраструктурные, но и экономические проблемы региона. Например, деньги выделили на строительство дороги. А её обслуживание притянет за собой кучу других сфер - это и повара, которые готовят обеды, и магазины спецодежды, и много чего ещё.

Помимо этого, один строитель или дорожник везёт за собой, например, из района свою семью. Тут же возрастает потребность в учителях, врачах, водителях школьных автобусов. Эти люди получают достойную зарплату и идут тратить деньги в сферу услуг. 

Но и решения в экономике, меры, предпринимаемые главой Бурятии Алексеем Цыденовым и правительством, сыграли свою роль. Экономика идёт вперёд, а хороший и благоприятный климат помогает преображаться и внешнему виду города, и районы. Да, есть куда развиваться, вопросов ещё достаточно много, но процесс идёт. 

И если ту планку, которую установили на вахтовых предприятиях поддерживать в Улан-Удэ и Бурятии, то работа на вахтах вообще никому нужна не будет. 

- Я читала, что ваша компания готова предоставлять не только обучение, но другие социальные преимущества. Насколько, буквально “социалистические” методы привлечения кадров у предпринимателей Улан-Удэ распространены? 

- Для каждого работника главное  - это оплата и условия труда. Каждый работник в итоге смотрит в свой кошелёк. И если поработал хорошо, а заплатили мало, то он идёт искать другую компанию. Поэтому работодатели в постоянном поиске оптимальных предложений для своих сотрудников. При соблюдении экономического благоразумия.  Я не плачу зарплату выше рынка, только потому что так хочу. У всех ведь рамки экономические, включая себестоимость и рентабельность.

Например, в СМИТ люди идут работать, потому что за счёт механизации труда у нас происходит повышение производительности труда. Баланс количества сотрудников и уровень заработной платы можно поддерживать с помощью автоматизации и оптимизации работы. В конченом счете, высокая производительность труда - это хорошая зарплата работникам.

- Вы депутат Народного Хурала. Обсуждается ли внутри республиканского парламента, в комитетах, комиссиях тема дефицита кадров в Бурятии, и миграции населения? И какие бы на ваш взгляд законодательные инициативы помогли бы промышленникам и предпринимателям Бурятии в кадровом обеспечении своих компаний и производств?

 - В первую очередь мы постоянно ставим вопрос о повышении заработной платы, особенно молодым специалистам. К сожалению, действующий бюджет недостаточен для того, чтобы легко решить все миграционные и кадровые проблемы республики. Вопрос - откуда брать деньги? Эта работа ведётся.

Естественное решение - это создание новых производств для роста собственных доходов республики. И те усилия, которые предпринимаются правительством и главой Бурятии показывают, что мы можем обеспечить условия для развития. Во-первых, вы же и сами видите, что, например, активно инвесторы привлекаются и на новые проекты в Бурятии, и на расширение действующих производств. А это значит будут рабочие места и стабильные зарплаты. Во-вторых, ежегодно у нас выделяются средства и на поддержку малого и среднего бизнеса, и грантовые поддержки, и субсидии для стартапов. Кто-то может сам определиться и найти направления, в которых может развиваться. А к кому-то нужно искать подходы, направлять. Для этого у сейчас есть программы переобучения, которыми занимается республиканский центр занятости. Возможностей в  Бурятии много. Их нужно только увидеть.

 

 

Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях