отдых
7237

«Людям просто негде отдохнуть»

Насколько в Бурятии развит водный туризм и связаны ли смерти на воде с нехваткой пляжей?

Фото: Евгений Коноплёв

В Бурятии нередки несчастные случаи на воде. Жертвами стихии становятся взрослые и, к несчастью, дети. Доверия не вызывают и туристические сплавы, экскурсии. Профилактика же показывает только то, что причина всех бед кроется в нехватке безопасных мест отдыха. Так, за шесть лет в республике число официальных пляжей уменьшилось с 21 до пяти. 

О том, как связано количество смертей с нехваткой пляжей, насколько у нас развит водный туризм и можно ли возродить речные трамвайчики на Селенге, - в материале «Информ Полиса». 

Вместо 21 пляжа – пять

Каждую неделю в Улан-Удэ проводятся профилактические рейды, чтобы предотвратить несчастные случаи с детьми на водоёмах. С начала лета в городе было выявлено 143 ребенка в возрасте от 7 до 14 лет, купавшихся без присмотра. С ними проводят профилактические беседы, а потом отправляют всех по домам. Взрослым тоже объясняют, почему детей опасно оставлять одних около водоёмов. 

Главный государственный инспектор по маломерным судам РБ, руководитель отдела безопасности людей на водных объектах ГУ МЧС России по Бурятии Николай Зайцев говорит, что в 100% случаев дети тонут из-за отсутствия контроля со стороны взрослых. 

— Это основная проблема. Родители работают, если дети не в лагере, и даже в деревне, где есть водоемы, то они тоже не в безопасности. Ребята одни выходят к воде купаться, и существует большая вероятность трагического случая. В жаркое время мы проводим внеплановое патрулирование с сотрудниками полиции, органами местного самоуправления, волонтерами. Особенно весь Левый берег Селенги. Там очень много детей, взрослые, часто в состоянии алкогольного опьянения, прыгают со старого моста. Взрослое население в 95% случаев тонет именно в состоянии алкогольного опьянения в незнакомых, опасных местах. Купаются даже там, где установлены знаки «Купаться запрещено», но люди игнорируют их. В прошлом году на реке Баргузин в 50–100 метрах от такого знака утонули двое мужчин, — говорит инспектор. 

По словам Зайцева, за купание в запрещенных местах, либо подплывание к маломерным судам, либо прыжки с неприспособленных для этого мест в воду предусмотрен штраф от 500 до 1000 рублей. 

- Само собой, такого бы не было, если бы были организованные пляжи. В 2017 году в Бурятии был 21 пляж, а в этом году пять. Притом на озере Байкал один-единственный, который соответствует всем требованиям, – в поселке Горячинск. Буквально 1 июля начал действовать. Он бесплатный, вся инфраструктура уже работает: три зоны купания, отдельно детская, два причальных сооружения, дорожки, мангальные зоны, кафе и биотуалеты. Чисто, пляж убирается, дежурят спасатели. Машины там не ездят, маломерным судам запрещено заходить в зону купания. Этот замечательный пляж был организован силами сотрудников Бурятского отделения Всероссийского общества спасания на водах (ВОСВОД), - отмечает наш собеседник. 

Николай Зайцев добавляет, что в Улан-Удэ есть небольшой пляж на Комсомольском острове, у Степной протоки, который из года в год организуется городскими властями. 

- Конечно, для города этого мало. Людям просто негде отдохнуть, поэтому многие уезжают на Байкал, - объясняет главный инспектор ГИМС. – Из года в год мы работаем с администрацией города и районов, чтобы ответственные лица организовывали пляжи, но все упирается в нехватку и отсутствие денежных средств. Выделяют участки под коммерческую застройку у воды, как, например, на реке Уде. Предприниматель установил на берегу бутики. На вопрос, а будет ли он организовывать пляж, отвечает категорически «нет», потому что это ответственность и иные затраты. Поэтому проблема с пляжами у нас острая. Но надежда есть, так как есть желание людей работать в этом направлении. 

Судну встать негде

Недавно в социальных сетях интернет-пользователь поделился фото, на котором запечатлен грузовик, спустивший судно на Щучье озеро. 

- Отдыхали компанией, а тут подъехали нелюди, разогнали народ, разгрузились и свалили. А после них пятно масляное на озере образовалось, и заходить купаться как-то уже не хотелось! Люди, берегите природу, пожалуйста! Уважайте других, - попросил очевидец. 

Главный инспектор ГИМС по РБ Николай Зайцев рассказывает, что спускать суда можно только в приспособленных для этого местах, так называемых базах-стоянках, где есть специализированный спуск. 

- У машины должно быть прицепное устройство, на которое ставится катер, лодка. Именно оно опускается на воду, а не машина, на которой грязь, отработка, масла. За загрязнение воды владельцев машин может привлечь к ответственности природоохранная прокуратура. Если судовладелец заехал на место, где люди купаются, то это тоже нарушение, за которое, к сожалению, больших штрафных санкций не предусмотрено. Обустройство зоны отдыха у воды, организация пляжей находится в зоне ответственности администрации района, за которой закреплен водоем. В зону купания на пляжах категорически запрещено заходить любым судам, за это грозит административный штраф 1–2 тысячи рублей. Если очевидцы сфотографировали номер судоводителя, то его можно передать в природоохранную прокуратуру или линейный отдел полиции. Аналогичные нарушения уже были, - делится он. 

При этом в Бурятии открыта всего одна база-стоянка для маломерных судов, да и то на севере, говорит Зайцев. Они открываются с трудом, несмотря на упрощенный порядок подачи документов. 

- На сайт Главного управления в ГИМС подается декларация, в течение 10 дней приходит инспектор, делает замечания, мелкие нарушения устраняются за 1-2 дня, и стоянка начинает работу. В Улан-Удэ, конечно, есть места, где можно безопасно спустить судно на воду. Излюбленное место судоводителей - под Селенгинским мостом на Левом берегу, где относительно пологий берег. Затем на Уде при слиянии с Селенгой есть небольшое причальное сооружение, еще с советских времен. Там сбрасывают мелкие катера и лодки. 

Зайцев отмечает, что на улице Смолина есть «Речной порт Улан-Удэ», но это коммерческое предприятие, посторонние суда туда не пускают. Да и невооруженным глазом видно, что порт почти не работает: суда, баржи стоят ржавые, особой активности нет. 

- Хотя объект замечательный, места достаточно, удобно и для спуска, и для подъема, и для стоянки судов. Можно было бы сделать базу-стоянку для всего города, организовывать экскурсии по воде. Конечно, есть регионы, такие как Иркутская область, где реки сплошь забиты базами-стоянками. Нам далеко до Иркутска, но будем надеяться на развитие в этом направлении, - резюмирует Николай Зайцев. 

Туризм с родственниками

Николай Зайцев вспоминает, что в советское время по Селенге ходили теплоходы почти до Кабанска. Это был полноценный транспорт, речной трамвайчик. 

- Перспектива для водного отдыха есть и остается. Почему бы не сделать небольшие круизные такси, которые бы разгрузили дорожную систему? – спрашивает инспектор ГИМС. – Так, чтобы заняться коммерческой деятельностью на маломерном судне, человек должен получить так называемый патент, перейти из реестра маломерных судов в речной регистр, то есть в более серьезный разряд. В прошлом году порядка 10 случаев выявлено незаконных перевозок. К счастью, не было установлено фактов опасности для пассажиров. Такие экскурсии делают в основном на Байкале, в Энхалуке, Сухой, Максимихе, Монахово. Главное – это безопасность людей на воде, лишь поэтому мы пресекаем такие нарушения. В первый раз, как правило, выносится предупреждение, а затем уже штрафные санкции с передачей материала в транспортную прокуратуру или линейный отдел полиции. 

Что же касается иных лодок, к которым относятся каяки, катамараны, то это тоже маломерные судна, отмечает инспектор. Но они по своим некоторым критериям не подлежат регистрации - либо движение выполняется с использованием весел, либо с двигателем малой мощности. 

- Судно подлежит регистрации, если весит 200 килограммов в совокупности с мотором от 10 лошадиных сил и со всем снаряжением. Двигатель до 9,9 лошадиной силы не регистрируют, можно не иметь прав судоводителя, - поделился Зайцев. – На Селенге в сезон бывает около 10 организованных сплавов на надувных лодках. В девяти случаях организаторы уведомляются об этом МЧС, в частности ГИМС. Проблема с такими группами в основном на севере Байкала. В прошлом году при патрулировании встретили четыре такие группы из средней полосы России, которые в Нижнеангарске собрали самодельные плоты и просто начали пересекать Байкал по верхнему изголовью в сторону бухты Аяя. 30 взрослых, 10 детей плывут прямо посреди озера! 

Естественно, причалили их к берегу, указали на нарушения: нельзя на таких судах удаляться от берега дальше 200 метров, на всех должен быть надет спасательный жилет, у самодельных плотов должны быть веревочные ограждения и двигатель на случай ветра и невозможности грести веслами. Как обычно в таких случаях говорят: «Мы не знали». Но после беседы с инспекторами ГИМС люди стараются не нарушать правила. 

Главный инспектор ГИМС РБ добавляет, что в основном судовладельцы Бурятии законопослушны, а это 85%. Они стараются не мешать людям, не вредить экологии, перевозят пассажиров на экскурсии, имея лицензию. 

- Заострю внимание на том, что в Бурятии есть большая востребованность в организации пляжей, мест отдыха у воды в городской черте, а также баз-стоянок для маломерных судов. Где организована работа по безопасности, там нет смертей. Я уверен, было бы в Улан-Удэ два-три хороших пляжа, дети туда бы ходили, взрослые приезжали бы туда в первую очередь. Место для хорошего отдыха там, где организована инфраструктура, чисто, нет быстрого течения и больших глубин, безопасное купание определено буйками, - резюмирует Николай Зайцев. 

Очевидно, что Бурятия по всем фронтам отстает от других регионов по качеству водного отдыха. Однако нельзя отрицать потребностей населения и туристов в таком виде отдыха, особенно с точки зрения безопасности. А пока республика не может найти средства на эти цели, другие регионы, в том числе Иркутская область, закрепляются в этой прибыльной нише.

Автор: Номина Соктуева

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях