смерть
14962
1

«Хочу, чтобы виновных привлекли к уголовной ответственности!»

В Улан-Удэ отец новорожденной двойни обвиняет врачей в смерти жены

Фото:pixabay.com

39-летняя Екатерина Тимошкина родила своих первенцев – мальчика и девочку – 15 февраля. Однако во время операции кесарево сечение что-то пошло не так. Женщина впала в кому, а через некоторое время скончалась в республиканской больнице. Безутешный муж Екатерины обратился в прокуратуру и следственный комитет. 

Александру Чумакову 35 лет. С Екатериной они познакомились чуть больше года назад и через несколько месяцев решили жить вместе. Планы на свадьбу пришлось отложить, когда пара узнала о беременности. Александр и Екатерина начали готовиться к родительству. 

– Когда мы встретились, оба были одинокими и без детей. Врачи говорили нам, что, скорее всего, потребуется донор семени или процедура ЭКО, – рассказывает мужчина. – Но Катя не поскупилась и приобрела дорогущий курс препарата, который увеличивает вероятность забеременеть. Мы так радовались, узнав положительный результат теста. А потом Катя прибежала, вся запыхавшаяся, и сказала: «У меня для тебя новость! Будет двойня!» Такой подарок нам сделала судьба. 

«Редко, но такое случается»

До тридцати недель беременность протекала благополучно. Екатерина соблюдала режим, а Александр делал всё, чтобы будущей маме было комфортно. 

– Я берёг её от любого негативного воздействия, от коронавируса, от нагрузок. За время пандемии она ни разу не заболела, – говорит Александр. – Единственное, что убивало, это цинизм и бездушие некоторых врачей. Они постоянно говорили Кате, что в её возрасте велика вероятность рождения детей с синдромом Дауна, так как она «старородящая первородка». Доводили её до истерик. Один только анализ на синдром Дауна обошёлся нам примерно в 20 тысяч рублей, и это ещё самый дешёвый. Медицина у нас настолько бесплатная, что лучше лишний раз заплатить, иначе будет просто скотское отношение. 

Незадолго до родов у Екатерины начало «скакать» давление. В перинатальном центре приняли решение назначить женщине роды на 15 февраля. В день икс Екатерина написала Александру, что её подготовили и через десять минут поведут рожать. Тогда он ещё не знал – это её последнее сообщение. В 14:19 на свет появилась дочка, ещё через минуту – сын. Счастливый отец отпросился с работы и поехал в перинатальный центр. 

– Мне сказали, что «состояние детей и роженицы удовлетворительное». Хотя по факту оказалось не всё так благополучно. Когда я был уже дома, мне позвонили из центра и сказали, что Катя в сознание не приходила и что «редко, но такое случается, вы не переживайте». Что её передадут в республиканскую больницу, где проведут диагностику. Наших малышей поместили в реанимацию. Далее в бессознательном состоянии Катю передали в РКБ имени Семашко. Знакомый, который там работает, объяснил: в перинатальном центре упустили время, когда её можно было реанимировать, и сказал, что к ним её передали практически мёртвую. Единственное, что они смогли сделать, это подключить Катю к аппарату искусственной вентиляции лёгких. А потом из больницы сообщили, что она умерла, – рассказывает мужчина. 

«Вы же понимаете, что она умерла не у нас?»

После страшного известия главный врач перинатального центра позвонила сестре Екатерины Ирине, поскольку Александр не является её законным представителем. Ирине выразили соболезнования и пригласили на беседу. 

– Главный врач сказала ей: «Вы же понимаете, что она умерла не у нас, а в Семашко?» Я это услышал, чуть с ума не сошёл. Либо она не в полной мере владеет информацией, что было в операционной, либо прикрывает кого-то, – предполагает мужчина. – Потом я узнал историю Туяны, которая точно так же впала в кому в том перинатальном центре и до сих пор находится в ней. За две недели две похожие ситуации. Это уже не случайность, а тенденция какая-то. Моя сестра тоже рожала через кесарево, но к ней применили местный наркоз, она была в сознании. Непонятно, почему у Кати был общий наркоз? Что пошло не так? И самое главное, когда через положенное время она не пришла в сознание, почему никто на это не обратил внимания? 

«Сам по ночам волком вою»

Беременность Екатерины для неё и Александра была последним шансом стать мамой и папой, говорит он. Особенно ждали внуков его пожилые родители. Сейчас Александр живёт у них, так как не может находиться в квартире, где они с Екатериной вили семейное гнёздышко. 

– Катины мама и папа умерли за шесть лет до рождения наших детей, – рассказывает мужчина. – Ушли друг за другом с интервалом в четыре месяца. Не представляю, что она пережила. Её единственная сестра Ира говорит: «Теперь я совсем одна». Но я успокаиваю её, напоминаю, что есть ещё племянники. А сам по ночам волком вою. 

24 марта Александр обратился с заявлениями в прокуратуру и следственный комитет. По словам мужчины, он настроен серьёзно и хочет, чтобы хронологию операции, проведённой его жене, поминутно восстановили, определили врачебные ошибки, если таковые имели место, и выяснили истинную причину смерти Екатерины. 

– Хочу, чтобы виновных в соответствии с законодательством привлекли к уголовной ответственности с реальным лишением свободы без права заниматься практической деятельностью в здравоохранении, – говорит он. – Также я попросил прокуратуру, чтобы наше дело объединили с делом Туяны, которая сейчас находится в коме после такой же операции. Нужно, чтобы разбирательство не превратилось в волокиту и чтобы было меньше административных барьеров. Я не понаслышке знаю, насколько государственная машина может затянуть любое дело. 

«Извинений не приму»

Также в планах Александра сдать ДНК-тест и через суд оформить отцовство на своих малышей – Полину и Максима. К слову, дети, по его словам, родились абсолютно здоровыми. 

– Никакие они не «дауны», как нас цинично, без какой-либо врачебной этики пугали медики, – отмечает мужчина. – Возможно, так говорили, чтобы заранее обезопасить себя и в случае чего снять ответственность. Когда Катя носила под сердцем наших детей, я делал всё, чтобы ей было комфортно. Встречал с работы, бегал в магазин, выводил на прогулку. Не дай бог поскользнётся, упадёт, простынет. Я так берёг её и потерял, отдав неумехам. Убийцами я никого не хочу называть, но они поломали жизнь мне и моим детям. У меня не будет никакой жалости, и извинений я не приму. Я не могу прийти в себя и принять, что Кати больше нет. Почему так должно быть? Некоторые родители бросают семьи, сдают детей в детдома. А у нас всё было хорошо. Можно сказать, судьба свела два одиночества. Помню, как Катя сказала: «Я так долго тебя ждала». И я её ждал.

Комментарий Минздрава Бурятии: 

– Беременная поступила в отделение реанимации родильного дома в Улан-Удэ в экстренном порядке. Медицинская помощь оказана своевременно, в полном объёме в соответствии с клиническими рекомендациями Минздрава России. В связи с остро возникшим осложнением проведен расширенный консилиум с участием главных внештатных специалистов Минздрава Бурятии. Принято решение о необходимости дообследования, лечения и перевода в многопрофильный стационар. К сожалению, несмотря на все предпринятые усилия, пациентка скончалась  ввиду критического осложнения.

Автор: Валерия Бальжиева

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях