Село
12038
3

«Кто-то жил скотом и теперь его уже не восстановит»

Корреспондент «Информ Полиса» отправился в одно из пострадавших от ЗУДа сёл

Фото: Евгений Коноплёв

Жители села Билютай Бичурского района Бурятии, как и многие другие сельчане республики, встретили новый год с потерями. Их личные подворья поразил внезапно пришедший в регион нодулярный дерматит. Зараза лишила скота больше половины здешних дворов. Как билютайцы живут сегодня и смогут ли восполнить утраченное хозяйство? 

134 рубля за килограмм живого веса - такую сумму компенсации выплатили всем владельцам личных подсобных хозяйств, чей крупный рогатый скот и свиньи были уничтожены из-за болезни. Одни сельчане, получив выплаты, смирились с потерей и ждут подходящего момента для покупки новых телят. Другие, для кого скот был единственным источником дохода, подавлены и не хотят общаться с журналистами. Здоровья и сил начинать всё с нуля уже нет, объясняют они. 

«Не осмотрели, не взяли анализы»

Николай Ефимов держал в своём дворе 12 голов КРС: шесть коров и шесть телят, плюс две свиноматки, которые должны были опороситься со дня на день. Компенсацию за уничтоженных животных семья получила, но, по словам мужчины, необходимости в их уничтожении не было. Полученных денег ему не хватит для восстановления потерянных животных. 

- У меня вопросы к тому, как с нами поступили врачи и администрация. Всё уничтожили за один день, не взяв анализов и даже не осмотрев! - возмущается Николай. - До этого я говорил нашему старшему ветврачу, что весь скот у меня вылечен от ящура. Но когда приехали специалисты уничтожать, даже предварительно не посмотрели его, не взяли анализы. «Наше какое дело? У нас адрес есть, мы приехали» - так сказали. За отказ пригрозили докладной запиской, якобы со мной будет разбираться глава района либо полиция. Они сейчас везде ставят диагноз «узелковый дерматит», но у моего скота был ящур - я сравнивал те симптомы, которые бывают при дерматите и при ящуре. Слюна бежала, но никаких узелков не было. После того как я дважды проставил прививку животным, они все выздоровели, ели, пили и прекрасно себя чувствовали. 

 

Для семьи Ефимовых скотина была хоть и не единственным источником заработка, но значительной его частью. Николай работает кочегаром и получает 18 тысяч рублей, его супруга Светлана - повар с зарплатой восемь тысяч. 

- Я примерно подсчитал: они установили цену 134 рубля за килограмм живого веса, а я его продавал на ярмарке по 320. У меня двое старших детей студенты: дочь в Иркутске учится, сын - в Улан-Удэ. А младшая - в пятом классе. Их обучение в основном на средства от скотины. На свиньях каждый год я минимум по 100 тысяч получал. Старшая дочь учится платно, и я должен по 100 тысяч платить. А теперь откуда я возьму эти деньги? - разводит руками Николай. 

По словам мужчины, для его семьи уничтожение скота было сродни потере близкого человека. 

- Это же сколько работы было, сколько лет… При этом ты же ведёшь селекцию. Например, чушек у меня было две породы: одну привозил из Кижинги, другую - из Читинской области. Специально ездил, брал маленьких поросят, скрещивал. Теперь надо заводить по новой. Сегодня полазил в интернете, посмотрел разные породы скота. У нас, допустим, самая оптимальная - это симменталы. Самая маленькая продажная цена – 150 - 200. То есть из того, что мне выплатили, я половину только смогу восстановить. А ещё скот же надо откуда-то доставить, и то не сейчас. Нам сказали, что ещё полгода нельзя заводить, - говорит Николай. 

«Привыкли к трудностям, и эту переживём»

Пётр и Валентина Ефимовы живут на краю Билютая и до последнего надеялись, что болезнь обойдёт их двор стороной. Но под Новый год супруги заметили симптомы ЗУДа у своих бурёнок. 

- У нас было три коровы и пять телят. Перед Новым годом мы услышали, что у одних корова заболела, потом у других: обильное слюноотделение, температура, коровы не могли есть, - рассказывает Пётр Иванович. - Ветеринарные службы и глава района сказали, что это такая опасная болезнь. Потом мы начали замечать такие симптомы у соседской скотины. Наш скот в основном стоял во дворе и нигде не гулял, сена было достаточно припасено. К тому же мы на краю села, думали, пронесёт. Но, как нам сказали специалисты, домой этот дерматит можно принести на подошве обуви. Объяснили, что уничтожить скот необходимо. Ветслужба и глава района отработали хорошо и быстро, местные жители сплотились, подготовили яму по всем требованиям где-то 20*60 метров, сделали закладку дровами и углём. Захоронение находится за пределами села, выбирали место, чтобы реки не было рядом, ближе к лесу. Два-три дня всё это горело, мы охраняли. 

В течение трёх-четырёх дней семья получила компенсацию. В местном чате в «Вайбере» Пётр и Валентина уже присматривают новых телят, которых пострадавшим предлагают жители других районов. Продают по той же цене - 134 рубля за килограмм. 

- Люди откликнулись и готовы помочь тем, кто лишился скота, восстановить поголовье. Но мы пока ждём. Идут обработки дворов, вторую вакцинацию провели оставшемуся скоту, посмотрим, что скажут ветслужбы. Потому что сейчас заводить животных ещё страшно, вдруг заболеют. Ладно у меня ИП, работа есть, а ведь кто-то жил скотом и теперь его уже не восстановит. Например, у одного нашего односельчанина уничтожено 93 головы, они с женой этим жили, - говорит Пётр Иванович. 

Валентина во время усыпления коров в стайку не заходила – за долгие годы животные стали для неё как родные. 

- Нам было морально тяжело, столько лет и труда вложено, - вздыхает женщина. - Если бы у нас был скот, который так или иначе готовился на убой, было бы легче. А у нас молочное направление. Одной корове было аж десять лет, она совсем как родная… Заходишь во двор, а она так смотрит беспомощно, мол, «почему не лечите нас?». Слава богу, им хоть укол поставили, и они уснули без мучений. 

Большая беда маленького села

Глава поселения «Билютайское» Галина Тимофеева тоже потеряла скот – 11 голов КРС и шесть свиней пришлось усыпить. В разговорах с односельчанами женщина часто слышит, что восстанавливать утраченных животных многие семьи не собираются из страха снова всё потерять. 

- Пока у всех страх и неизвестность. Как и при любой болезни, никаких гарантий нет, ведь бывают рецидивы, - говорит Галина Исаевна. - В Билютае сегодня живут 294 человека. Накануне Нового года к нам пришла такая беда. Большая часть пострадавших живут своим подворным хозяйством. Всё случилось неожиданно, и мы даже не предполагали, что придётся утилизировать скот. 16 дворов из 30, которые содержат личные подсобные хозяйства, были поражены этой заразой, в том числе и моё. Благодарю своих односельчан, которые меня, как главу поселения, поняли и помогли, хотя дни были праздничные. Все как один встали и подготовили яму и дрова. Это наша общая беда, и все сплотились, когда она пришла. Спасибо ветврачам, которые работали у нас, правительству и администрации - всё было сделано так, как нам и обещали. 12 января мы подали документы, а 13-го получили компенсации. Все пострадавшие в основном возрастные люди. Многие говорили мне, что уже не будут восстанавливать хозяйство, - из чувства страха перед будущим, да и силы уже не те. 

Напомним, что в случае уничтожения скота государство выплачивает владельцам: 

  • 134 рубля за кг живого веса КРС,
  • 152 рубля за кг живого веса по свиньям,
  • 4 000 рублей за голову по овцам. 

* Учитывается вес животного с копытами, рогами, внутренними органами, кровью и шкурой.

Автор: Валерия Бальжиева

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях