нужна помощь
7380

В Улан-Удэ медсестра рассказала, как борется с инвалидностью и зарабатывает, чтобы встать на ноги

34-летняя Ирина Амагаева нуждается в длительной реабилитации

Фото: В. Бальжиева

Медицинская сестра стоматологической клиники, мама двоих детей Ирина Амагаева попала в ДТП в январе прошлого года. Момент аварии она не помнит, поскольку уснула на заднем пассажирском сидении. И оказалась единственной пострадавшей. Вердикт врачей был неутешителен – из-за перелома шейных позвонков Ирина не сможет ходить. 

- Четвёртого января я очнулась в реанимации с трубкой в трахее, - вспоминает Ирина. – Через 12 дней меня перевели в палату. Я почему-то сразу была уверена, что встану на ноги, так как всё чувствовала: ноги ощущала, позывы в туалет. К марту планировала встать – ведь у дочи выпускной! (улыбается) 

Лежала с закрытыми глазами и молчала

Близкие приходили к Ирине в палату и плакали, жалея её – такая молодая и красивая... Тем временем сама она бодрилась, успокаивая родных, и не проронила ни слезинки. После почти месячной реабилитации в Ильнике Прибайкальского района Ирина вернулась домой. 

- В какой-то момент у меня поднялась температура, но я очень не хотела в больницу и просто лежала с температурой. Дней десять ничего не ела, только пила, - говорит Ирина. – Начались рвотные рефлексы, и голова сильно болела. Когда мои близкие заметили, что у меня уже живот твёрдый стал, вызвали «скорую», и меня увезли. Сначала думали, что перитонит. Оказалось, менингит, уже в больнице сепсис присоединился. В мае дней десять я пролежала в реанимации БСМП, а потом меня перевели в неврологию РКБ. Там очень хорошие врачи, они вылечили меня. Потом на шестом позвонке «съехала» пластина, которую мне установили в январе в БСМП. Как я поняла, она оказалась не того размера. Если бы была чуть побольше, всё бы было нормально, как мне объяснили. Перед операцией у меня обнаружили жидкость в лёгких и свищ в пищеводе – надо было устранять. В июле прошла операция на этом свище, но неудачно. В августе снова прооперировали. В общей сложности я пролежала в больнице где-то четыре месяца. 

В какой-то момент из-за осложнений, возникающих одно за другим, вера молодой женщины пошатнулась. Дни проходили в молчании – Ирина лежала с закрытыми глазами и ни с кем не хотела общаться. 

- В августе 2020-го выписалась домой и так и пролежала молча три месяца, - описывает она своё тогдашнее состояние. – Никому сама не звонила, только отвечала на звонки. У меня две подружки есть, с которыми мы с шести лет дружим, вот с ними и общалась. А так, очень много друзей у меня. Наверное, все тридцать три года я друзей копила, чтобы было кому меня поддержать теперь (плачет). 

Неожиданно заработали руки

Совершенно неожиданно для себя Ирина поняла, что надежда всё-таки есть. В один из дней, похожих один на другой, у неё заработали руки. 

- Мой телефон лежал рядом со мной и вдруг зазвонил. Я автоматически к нему потянулась, - рассказывает Ирина. – Обычно мне его приносили и включали громкую связь. Подумала, как так у меня получилось! Когда мой муж Эдик приехал, я попросила его повернуть меня на бок и поставить рядом телефон. В ноябре в соцсети ко мне добавился в друзья Саян Батомункуев, он оказался колясочником. Написал мне приветственное сообщение, и мы начали общаться. Хотя раньше, когда я видела колясочников, меня почему-то тошнило – это было не отвращение, а такая странная психологическая реакция – я не хотела признавать этого своего положения... Саян начал рассказывать мне, что и как можно получить и сделать, сказал, что работает. А потом вдруг спросил, одеваюсь ли я. Сначала мне стало смешно – какой смысл одеваться, я ведь под одеялом постоянно, поэтому лежала в чём мать родила. Он ответил: «Как это? Всё равно надо одеваться!» Сказал, что я забила на себя, что у меня всё-таки муж есть. Он придал мне сил, и, когда Эдик вернулся с работы, я сказала ему одеть меня. Хотя позже пожалела, потому что всё чесалось с непривычки (смеётся). 

Могла работать целыми днями

Весной 2021 года одна из подруг Ирины предложила ей работу администратором в телеграм-канале по оптовой торговле. Девушка воодушевилась, прошла недельную стажировку и стала зарабатывать – сначала пять тысяч, потом больше. Теперь заработок Ирины составляет тринадцать тысяч. 

- Параллельно работаю в сетевом, принимаю заказы. Когда мне не хватало общения, я могла целыми днями работать, собирать каталоги, - говорит она. – Нас (людей с приобретённой инвалидностью) домой отправляют просто так – иди и живи как хочешь. Никакой психологической поддержки. Я всё время после аварии не могла даже поплакать почему-то, в зеркало смотреть боялась. А потом познакомилась с коучем, мы так разговорились по душам, что я ревела просто без остановки… Гораздо легче стало после этого. Я начала принимать себя, когда она сказала, что испытания не даются слабым. 

Врачи говорили молодой пациентке, что ей не стоит пытаться садиться. Утверждали, что Ирина сможет двигать только головой. Настойчивость девушки помогла ей добиться результата. 

- Я сама доставала местных врачей, узнавала их телефоны, звонила, чтобы узнать, какие у меня шансы. Но однажды из Тюмени в Улан-Удэ приехал нейрохирург Шапкин. Мы сделали МРТ и КТ, и моя сестра пошла с результатами к нему на консультацию. Он посмотрел снимки и сказал – можно садиться, - рассказывает Ирина. 

Поездка на машине как путешествие

Раньше при попытке сидеть у молодой матери не хватало сил держать баланс, к тому же резко падало давление и темнело в глазах. Интернет-друг Саян посоветовал ей своего инструктора по ЛФК. 

- С конца мая по сентябрь я с ним занималась, а потом неожиданно начала садиться, - рассказывает Ирина. – Сейчас могу сидеть в течение получаса. Я ежедневно качаю руки, муж разминает мне ноги, инструктор занимается со мной по полтора часа с понедельника по пятницу. Чем больше занимаешься, тем лучше. Если Эдик свободен весь день, то он всё это время уделяет мне. Маме тяжело за мной ухаживать одной, поднимать, мыть меня, одевать. 

Недавно Ирина ездила на машине. Это мероприятие, такое обыденное для здоровых людей, она вспоминает с улыбкой, как целое путешествие. 

- Мы с Эдиком и мамой ездили до Таёжного, быстро правда, буквально за полчаса, но было классно. Меня пристегнули, а сзади мама держала за плечи. Красивый был вечерний город, - говорит девушка. 

«Дети всё понимают и радуются моим успехам»

Ирина удивляется, как сильно за прошедший год повзрослели её дети. Старший сын – первокурсник учится на машиниста. Сейчас он живёт у тёти своей мамы – из Зверосовхоза ему далеко ездить на учёбу. Дочка недавно пошла в пятый класс и пять дней в неделю живёт в интернате. 

- Всё внимание сейчас на меня уходит. Сын приезжает почти каждый день, а дочь с пятницы все выходные с нами, - говорит Ирина. – Я заметила, как за год повзрослели мои дети, особенно дочь. До ДТП они были такие… «мамины» – чуть что, сразу «мама, мама!» (улыбается) Сейчас я не узнаю их – заботливые, серьёзные и осознанные, всё понимают и радуются моим успехам. Сын больше всех восхищается мной и постоянно говорит, какая я молодец. Дочка по утрам не будит меня, просто поцелует и идёт в школу. 

Став лежачей, Ирина поняла, каково быть беспомощным пациентом. И столкнулась с грубостью в больнице, из-за чего теперь боится туда попасть снова. 

- До аварии с 2014 года я работала медсестрой в стоматологической клинике. Теперь я со стороны пациента понимаю – если хочешь чего-то добиться, не жди, что к тебе придут и дадут, надо постоянно себе это напоминать, - говорит Ирина. – Испытала на себе отношение медперсонала в больнице. Когда лежала в БСМП, например, поняла, что врачи там лучше некоторых медсестёр в плане человечности. Столкнулась с грубым отношением, когда лежала там с трахеостомой и не могла говорить. У меня был единственный способ позвать на помощь или попросить воды – пощёлкать языком. По-видимому, я их так довела этим звуком, что мне сказали: «Будешь так себя вести, вообще воды не получишь!» Однажды медсестра и санитарка меня всю ночь игнорировали, и я провела её вообще без воды. 

Открывать сбор средств на реабилитацию Ирина поначалу стеснялась – думала, заработает сама. Но друзья настояли. 

- Подружки сказали, что это очень долго, а Саян – что время очень ценно в вопросе реабилитации. Также я подала заявку на реабилитацию в качестве «испытуемого» - туда берут «шейников» с инвалидностью до трёх лет, свежих, так сказать, - рассказывает девушка. 

Бестактные вопросы о муже

Ирина признаётся, что ей часто задают один и тот же вопрос. 

- Не бросил ли меня муж. Раздражает это, если честно. Люди, оказывается, бывают очень бестактными… Однажды санитарка в Ильинке сказала мне: «Ирина, ты надейся только на себя. Потому что от таких, как ты, уходят обычно». В нейрохирургии лежала, тоже первый вопрос, что мне задали – «А муж с тобой?» Эдик со мной и делает всё, чтобы помочь мне, заботится обо мне, наверное, лучше мамы или сестёр. Думаю, за этот год я полюбила его ещё больше. Я не люблю, когда мужчина много говорит. Лучше, когда делает, - смеётся девушка. 

По словам Ирины, во сне она никогда не видит себя лежачей – всё время или ходит, или вовсе бегает. Девушка сохраняет позитивный настрой и работает над своими внутренними переживаниями. 

- Раньше могла обижаться, если кто-то перестал со мной общаться, например. Сейчас не злюсь ни на кого. Научилась просыпаться и засыпать с благодарностью, - говорит Ирина. – Когда я встану на ноги, буду помогать лежачим, колясочникам. В медицину не вернусь. Хочу сделать доступнее среду для них, чтобы люди, попавшие в такую ситуацию, получали психологическую помощь и любую, положенную поддержку. 

Как помочь Ирине в реабилитации?

Необходимая сумма (реабилитация в г. Саки в течение 7 месяцев): 700 тысяч рублей

Осталось собрать: 418 306 рублей

Сбербанк: 2202 2007 9024 9864 (Елизавета Бабужаповна Г. (мама))
Мобильный банк Сбербанк: 8 (951) 620-33-65
Мобильный банк Тинькофф: 8 (951) 620-33-65
PayPal: Irinaamagaeva@yandex.ru

Автор: Валерия Бальжиева

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях