суд
3758

Врачи обвинили друг друга в смерти 30-летнего жителя Бурятии

Александр Хиндун скончался в хирургическом отделении Еравнинской ЦРБ

Фото: russianstock.ru

Судебное заседание по делу о неоказании медицинской помощи 30-летнему Александру Хиндун из села Сосново-Озёрское Еравнинского района прошло 27 августа. Оно длилось весь день. 

Как ранее сообщал infpol.ru, 30-летний житель села Сосново-Озёрское Александр Хиндун скончался в хирургическом отделении Еравнинской центральной районной больницы 9 июля 2019 года. Он по неосторожности получил глубокое ранение ноги под коленом и потерял много крови (Александр порезал ногу о металлический забор – Прим. автора). 

Хирург на вызов к пациенту не приехал. Как утверждали в больнице, мужчина был мертвецки пьян и задохнулся рвотными массами. Его рана, по словам врача, была поверхностной. Такое же заключение дал и эксперт, исследовавший тело.

Взаимные обвинения врачей

Вдова мужчины Татьяна Хиндун рассказала корреспонденту infpol.ru, как прошли слушания. Сначала было предъявлено обвинение хирургу Еравнинской ЦРБ Александру Цыбикову. Врач сказал, что виновным себя не считает. 

- Затем опросили меня, я рассказала, как мы провели день, что днём мы с Сашей накрыли для детей стол – у них был день рождения. Саша ремонтировал свою технику, а вечером ушёл, и больше я его не видела, - рассказывает Татьяна. – Главного врача спросили, с какого года и на каких должностях работал обвиняемый. Сказала, что работал на трёх ставках, не помню точно, кажется, с 2015 года. Сказали, что вызовут её, попросили поднять документы, так как по датам она многое не помнила. 

После руководителя медучреждения опросили анестезиолога, дежурившего в ночь смерти Александра 9 июля. Специалиста спросили, поступал ли ей вызов, на что анестезиолог ответила, что её вызывали, но без хирурга она ничего не смогла бы сделать. 

- Дальше в суде началась перепалка между хирургом и анестезиологом. Цыбиков сказал ей, что она должна была ехать на помощь к Саше, что там была её работа – поставить капельницу. Анестезиолог ответила, что она без хирурга ничего не смогла бы сделать, что нужна была их совместная работа – он бы мог остановить кровотечение, обработать рану, а она вывести моего мужа из шока, - рассказывает вдова. 

Далее в зале суда выступила фельдшер скорой помощи Лилия Митькина. Женщина рассказала, как обработала рану на месте обнаружения Александра, как он себя вёл, где она взяла фотографии лежащего на полу больницы мужчины и почему сохранила их. 

- Фельдшер рассказала, что осмотрела рану, наложила жгут и попросила Сашиного друга сопроводить их до хирургии. Саша был в шоковом состоянии, но на голос друга реагировал. Также она сказала, что давление у Саши было низкое. Его завезли в хирургическое отделение, откуда позвонили, чтобы к хирургу домой отправили карету «скорой». Машина тут же выехала. Хирургу звонили, но он не брал трубку. Потом перезвонил, диспетчер «скорой» объяснила ему всё, но он отказался ехать. Затем трубку взяла фельдшер и сказала хирургу, что поступил мужчина в крайне тяжёлом состоянии, описала рану. Цыбиков спросил, пьян ли раненый, фельдшер сказала, что запах перегара присутствует, тогда хирург ответил, что не приедет. 

По словам фельдшера, рано утром к ним на «скорую» поступил вызов – вывезти труп Хиндуна в морг. Митькина спросила у дежурного терапевта, как так вышло, что Александр умер. Врач ответила, что к нему никто не приехал. Суду фельдшер пояснила, что свою работу выполнила, но хирург Александру был просто необходим. 

Сигналили и включали сирену у дома хирурга

Лилия также указала, что в какой-то момент поняла, что «дело не чистое» и забрала документ домой, чтобы записи о пациенте не исчезли. 

- И действительно через два дня Лилия пришла на работу со слезами – Цыбиков угрожал ей, требовал убрать из записей в сопроводительном листе «геморрагический шок». Но она ему отказала. А фото Сашины у неё оказались от терапевта, которая сфотографировала его, чтобы убедить хирурга приехать, - рассказывает вдова Татьяна. 

Хирург в суде отрицал разговор с фельдшером, говорит женщина. Однако слова Лилии подтвердил следующий свидетель – диспетчер скорой помощи. Он также ответил на вопросы о времени поступления вызова и выезда кареты, а также подтвердил, что водитель действительно выезжал к хирургу домой. 

Водитель «скорой» Белобородов рассказал суду, как выезжал сначала на помощь к Александру, затем домой к врачу, а утром – уже за трупом пациента. Он отметил, что сигналил у дома хирурга, включал сирену, но в течение 15 минут никто так и не вышел.

- В окне кто-то отодвинул шторку и всё, - со слезами пересказывает слова водителя Татьяна. 

По словам женщины, некоторых свидетелей опросить 27 августа не успели. Следующее судебное заседание назначено на 24 сентября. 

- Спустя столько времени, человек ни капли не считает себя виноватым! – делится впечатлением от суда вдова. – Судя по тому, как он задавал всем вопросы, я поняла, что он винит в случившемся всех, кроме себя. Хотя все они пытались и делали свою работу. А этот псевдоврач даже зад не поднял.

Автор: Валерия Бальжиева

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях