Новая проза
1438
2

Новая проза. Свинья

– Пойдём, пожалуй! – Баирка поднялся и сладко, до хруста, потянулся. – А то до темноты не успеем, бабуля ругаться будет

Иллюстрация VaDashi

– Ой, и правда, темнеет уже! – Аюна подскочила, отряхнула цветастое платьице и поглядела в темнеющее небо. – Только что же закат был!

Брат и сестра пошли вдоль реки. До деревни всего ничего – километра полтора. Сначала по берегу Баргузина, потом налево по кочкам, поросшим травой и фиолетовыми цветами. А там и первые заборы – от них до знакомого дома с зелёными ставнями и густой черёмухой в палисаднике за пять минут можно успеть.

– А знаешь, почему бабуля не велит по темноте ходить за деревней? – зловещим голосом произнёс Баирка – уж очень смешно сестрёнка пугалась, даром что старше на целый год.

– Не знаю и знать не хочу! – замахала руками сестра.

– Это потому, что где-то рядом с деревней...

– Ай! – Аюна зажала уши руками и подумала: ну почему Баирка бывает такой несносный? Ведь чудесный мальчик был, а теперь то страшилки рассказывает, то лягушку ей подбросил, то бабуле мышь в сумку сунул.

Брат сначала скакал вокруг, пытаясь рассказать какую-то жуткую выдумку, потом убежал вперёд разглядывать страшенную корягу с чёрными ветками-лапами. Аюна отняла руки от ушей, поправила браслетик на правом запястье и поёжилась – от воды тянуло стылой сыростью, а ведь днём так хорошо было! Вдруг за спиной послышались шаги и тяжёлое дыхание. Девочка взвизгнула, в два прыжка догнала брата, вцепилась в его плечо и развернулась навстречу ужасному ужасу.

– Ты чего? – Баирка удивлённо уставился сначала на сестру, потом на здоровенную свинью, которая встала в паре метров от них и хитро глядела маленькими глазками в окружении белёсых ресниц. – Хрюшку испугалась?

Аюна отдышалась, разглядывая свинью. Большая, но с виду мирная.

– Какая огромная! – продолжал Баирка. – Интересно, чья? Вроде ни у кого из соседей такого кабанищи нету.

Свинья хрюкнула и шагнула к Баирке.

– Чего это она? – напряжённо спросила Аюна, стараясь заслонить брата.

– Да у меня в кармане пирожок! – воскликнул Баирка. – Вот! Ну, не пирожок, а половинка... и такая раздавленная... ой, заругается бабуля, что я шорты замазал! На, свинка!

Пирожок полетел на землю, и свинья с весёлым чавканьем умяла его в один миг. Посмотрела на Баирку, словно спрашивая: а ещё есть?

– Не, больше нет! – покачал головой мальчик и повернулся к сестре. – Пошли уже, холодает!

Аюна всё оглядывалась на свинью, которая бодро семенила за ними в сторону деревни. Стремительно наползли сумерки. Аюне сумерки никогда не нравились: ночью бывает и страшно, если ветер сильный воет, и красиво, если на звёзды смотреть, и волшебно, на Новый год, например. А в сумерках и деревья, и дома, и люди кажутся незнакомыми и зловещими. Девочка оглянулась: вот и свинья теперь выглядела больше, чем при встрече. Дети и их похрюкивающая спутница свернули на поле. Идти по кочкам в полутьме боязно: а ну как оступишься, подвернёшь ногу или вообще сломаешь.

– А раньше тут болото было, – сказал Баирка. – И в нём часто люди тонули. Ну, в трясине.

Под ногой у Аюны чавкнула грязь – и на секунду померещилась глубокая, затягивающая топь.

– Да ну тебя! – разозлилась сестренка. – Ерунду под руку говоришь – я чуть не подскользнулась!

– Под ногу тогда, а не под руку! – хихикнул Баирка и тут же вскрикнул: – Ай!

– Ты чего?

– Меня хрюшка толкнула!

Аюна обернулась: свинья стояла у неё за спиной. До брата далековато. Она было успокоилась, но поняла, что та смотрит на неё слишком пристально. Маленьких поросячьих глаз было не различить в сумраке, но Аюна чувствовала, что свинья внимательно глядит на неё.

– Ничего себе, как быстро она к тебе убежала! Аюнка, чего стоишь? Пошли! Темно уже совсем!

Девочка встряхнулась и поспешила за братом. Свинья удивительно плавно скакала по кочкам. И не под ноги смотрела, а по-прежнему на Аюну.

– Она страшная... – не сдержалась сестренка.

– Ну, немного... – голос у брата предательски дрогнул, и Аюна поняла, что ей не кажется: свинья и правда странная. Жуткая.

– Пошли быстрее! – она схватила брата за руку.

Кочки закончились. Тут метров двадцать по полю, и – деревня. Домов впереди, правда, видно не было. Но это потому, что рано стемнело. Аюна убеждала себя, что всё в порядке, они сейчас, вот прямо сейчас, уже дойдут. Но они всё шли и шли.

– Аюнка, а почему домов не видно? И собак не слышно. И коров.

Голос брата звучал совсем тоненько, и сестра как-то остро ощутила, что ему всего одиннадцать, а ей целых двенадцать.

– Просто стемнело рано. Скоро всё увидим и услышим, – она старалась говорить спокойно и ласково, как мама.

Что-то ударило её под коленки, и она едва не грохнулась на траву.

– Ай! – вскрикнул Баирка.

Это свинья толкнула их обоих.

Аюне вспомнилось, как дедушка, когда ещё был жив, говорил им: «Пальцы к свиньям не суйте – откусят!».

Та хрюкнула, но не весело, а как-то одышливо и зло. Почти ухватила край Аюниного платья.

Девочка шарахнулась в сторону, крепче сжимая руку брата. Свинья прыгнула к ним. Теперь она казалась огромной, почти с корову.

– Бежим!

Она помчалась, волоча за собой ревущего брата. Свинья не отставала. Молча неслась следом и постепенно догоняла. Домов всё не было. Не было ничего, кроме бескрайнего поля и чудовища позади. Аюна волокла братика из последних сил и только потому не плакала сама. Свинья вдруг страшно взвизгнула, бросилась на детей и опрокинула наземь. Девочка больно ударилась о камень локтем, но жалеть себя было некогда. Прикрыла брата, прижала его к земле, закрывая собой, зажмурилась и почему-то подумала, что бабуля замучается платье стирать. Неужели она больше никогда не увидит маму и папу? Бабулю? Лучшую подружку? И тут что-то пронеслось над её головой, врезалось в тушу жуткой свиньи – и та откатилась в сторону.

Аюна повернула голову. Между ними и монстром стоял, вздыбив шерсть на загривке, крупный пёс. Чёрный, с подпалинами. Он глухо рыкнул, и Аюна узнала Эрхэ – бабулиного хотошо. Да, это точно он!

– Смотри, это наш пёс! – она потрясла брата, и тот медленно приподнял голову. – Это Эрхэ!

Хотошо зарычал и двинулся на свинью. Та на глазах становилась меньше и меньше. Пока не стала обычной хрюшкой. Но Эрхэ не поверил. Кинулся на свинью, та попыталась отскочить, но пёс вцепился ей в заднюю левую ногу.

– Так её, Эрхэ! – ликовала Аюна.

Баирка пришёл в себя и теперь обнимал сестру крепко-крепко, во все глаза таращась на невиданный бой. Свинья почти по-человечески вскрикнула, вырвалась и помчалась в темноту. Эрхэ порычал ей вслед, но догонять не стал. Вернулся к детям, обнюхал, посмотрел с укоризной.

– Спасибо! – тут Аюна не выдержала, заплакала, целуя чёрный нос, усатую морду и мягкие вислые уши хотошо.

Баирка не отставал: обнимал и сестру, и пса и тоже ревел во весь голос, но теперь в его плаче слышалось облегчение. Пёс какое-то время сидел смирно, позволяя хозяйским щенкам мусолить шерсть, но, когда девочка умудрилась поцеловать его в глаз, заворчал и поднялся. Легонько толкнул лбом сначала девочку, потом мальчика: мол, идите.

Во дворе ребят ждала встревоженная бабуля.

– Баба! – Баирка повис на ней. – Там такая свинья страшная была! Баба! А Эрхэ нас спас!

Бабуля погладила внука по плечам и сказала:

– Соседская сбежала, видно. Ох, где ж вы так одежку измарали!

– Нет, баба, – сказала Аюна. – Это непростая свинья была... страшная!

– Идите-ка умываться, а там чай пить будем. И вы мне и про свинью расскажете, и про то, почему поздно вечером где попало бегаете.

Бабуля подтолкнула внуков к дому.

– Это, наверное, ведьма была, – прошептал Баирка сестре.

Аюна глянула на брата: нет, он не пытался её напугать. Скорее, своими страхами делился. Она сжала ладошку брата. Бабуля им не поверила. Взрослые часто не верят детям, даже самые замечательные. И что теперь делать? Дети умылись, переоделись в чистое, съели по четыре пирожка с молоком. Бабуля смотрела на них, и под её строгим и одновременно добрым взглядом всё пережитое начинало казаться далёким и нереальным.

– Мы правда её видели, баба! – Баирка уже клевал носом, но не сдавался.

– Ну, какую-то свинью вы и правда видели, – кивнула бабуля. – Всё, зубы чистить и спать пора!

Ребята сбегали до туалета, потом почистили зубы у умывальника на заборе под присмотром Эрхэ. Вернулись в дом, к свежим постелям. Баирка тут же забрался под одеяло и задремал. Аюна только легла, как вдруг вспомнила, что оставила у умывальника браслетик. Всегда снимала его, умываясь, а потом надевала, а тут – забыла. Пришлось выбираться из-под тёплого одеяла и красться к порогу. 
На веранде привычно пахло пылью, старыми вещами и немного яблоками. Аюна постояла, успокаивая себя знакомыми запахами, и пошла к двери. Там Эрхэ, он присмотрит. На улице послышались голоса, и Аюна испуганно замерла. Но тут же узнала бабушкин голос: та сердито отчитывала кого-то на бурятском.

Аюна пробралась к окну веранды, тихонько отдёрнула занавеску и увидела, как бабуля закрывает калитку и зовёт Эрхэ. А от их калитки вдоль по улице уходила соседка из дома с чахлыми кустами и крапивой во дворе. Соседка хромала на левую ногу и вид имела несчастный.

«Ведьма! – мысленно ахнула Аюна. – А бабуля-то её прогнала! Значит, бабуля сильнее!»

– Браслетик забыла? – вот бабушка уже и на веранде. – Вот, держи. Иди спать, солнышко.

Аюна надела браслетик и вернулась в кровать. Зевнула, свернулась под одеялом и уснула.

Автор рассказа «Свинья» – Андрей Волковский. Это литературный псевдоним двух авторов, которые после победы в номинации «Детектив» в «Новой прозе» активно участвуют в разных конкурсах. 
«Мы выходили в финалы крупнейших сетевых конкурсов фэнтези и фантастики – «Креатив», «Колфан», «Пролёт Фантазии», «Квазар», – рассказали они. – Один из рассказов вошёл в число победителей большого конкурса «ВКонтакте» «Вольные порождения города» (партнёрами его были известные фантасты М. и С. Дяченко, а один из членов жюри – А. Сапковский)».  
Излюбленные жанры творческого дуэта – фэнтези и фантастика. Несколько рассказов Андрея Волковского опубликованы в сборниках по результатам конкурсов («Кубок Брэдбери – 2020», «Мой необычный друг») и в журналах («Рассказы. Крафтовый журнал», «Без цензуры» – русскоязычное немецкое издание). Их можно почитать в группе «ВК» «Книжный Волк».
«Сюжет «Свиньи» родился под впечатлением от рассказа нашей подруги: в деревне, откуда родом её бабушка, ходили слухи о ведьмах, превращающихся в свиней. Звучит очень жутко, но мы решили сделать историю не мрачной, а по-своему доброй», – поделились авторы.

Автор: Андрей Волковский

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях